Судебный эксперт вправе

СУДЕБНАЯ
ЭКСПЕРТИЗА РЕБЕНКА

-Сообщаются ли родителям результаты психологического обследования при судебной экспертизе ребенка?

-Что делать, если один из родителей не согласен с результатами судебной экспертизы ребенка?

-А может ли один из родителей в несудебном порядке в отсутствии другого родителя провести несудебную экспертизу для последующего предоставления ее результатов в суд?

-Если кто-нибудь из сторон (мать или отец) желают предоставить комиссии экспертов какие-либо дополнительные доказательства, отсутствующие в предоставленных судом материалах гражданского дела, как это сделать?

-В каких случаях при судебной экспертизе ребенка обследуются родители?

Как провести судебную экспертизу ребенка?

В тех случаях, когда родители живут раздельно и не приняли единое решение относительно места жительства ребенка возникает необходимость в определении места жительства ребенка и порядка встреч с отдельно проживающим родителем в судебном порядке.

При проведении судебного разбирательства может возникнуть необходимость проведения экспертизы ребенка. Данные экспертизы могут быть психологическими или психолого-педагогическими.

В ходе указанной судебной экспертизы ребенка суд поручает психологу или комиссии психологов, чаще всего, выяснить вопросы привязанности ребенка к родителям, мнение детей относительно проживания с кем-либо из родителей, психологические показания или противопоказания к изменению текущего места жительства ребенка.

Для проведения психологической судебной экспертизы детей необходимо подать ходатайство в суд. Примерный образец ходатайства можно посмотреть здесь. В указанном ходатайстве необходимо указать экспертное учреждение в котором Вы бы хотели провести экспертизу и вопросы, которые Вы бы хотели выяснить в ходе судебной экспертизы.

Если суд удовлетворит Ваше ходатайство, то вынесет Определении о назначении психологической судебной экспертизы ребенка.

В определении суд перечислит все необходимые для выяснению вопросы и вместе с необходимыми материалами гражданского дела отправит в экспертное учреждение, в котором будет проведена судебная экспертиза ребенка.

Далее Определение суда будет направлено для исполнения в экспертное учреждение для исполнения.

Как должна проводиться судебная экспертиза ребенка в экспертном учреждении?

После поступления в экспертное учреждение Определения суда о назначении судебной психологической экспертизы ребенка руководитель учреждения судебной экспертизы, если иное не указано в Определении суда, назначает эксперта или комиссию экспертов которой поручает производство судебной экспертизы ребенка. При этом руководитель экспертного учреждения знакомит экспертов с их правами и обязанностями, предупреждает экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Далее члены комиссии экспертов изучают материалы гражданского дела, относящиеся к предмету экспертизы, определяются с датой непосредственного психологического обследования ребенка, оповещают о дате проведения экспертизы заинтересованных лиц. Если в определении суда поставлены вопросы, требующие психологического обследования родителей, то назначается и их дата обследования.

В назначенное время несовершеннолетний ребенок в сопровождении родителей, или в сопровождении одного из родителей, прибывает в экспертное учреждение, где члены экспертной комиссии проводят психологическое обследование, включающее в себя предъявление ребенку тестов и опросников, проективных методов психодигностики (рисование, игровая деятельность), проводят направленную психодиагностическую беседу.

Экспертное исследование дошкольников проводится как правило в игровой форме. При проведении судебной психологической экспертизы ребенка может осуществляться аудио-видео-фиксация процесса судебного психологического исследования ребенка.

После проведения обследования всех лиц, указанных в определении суда, составляется Заключение эксперта, которое впоследствии направляется в суд.

Эксперт не вправе

Судебный эксперт не вправе без ведома следователя и суда вступать в личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования. Чтобы не возникло сомнений в беспристрастности и объективности судебного эксперта, его личные контакты с потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, сторонами и другими участниками процесса должны ограничиваться строгими процессуальными рамками. Так, согласно УПК РФ (п. 3 ч. 3 ст. 57) эксперт может принимать участие в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы. Более того, законодатель прямо указывает, что без ведома следователя и суда эксперт не вправе вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы (п. 1 ч. 4 ст. 57 УПК РФ). В гражданском и арбитражном процессе эксперт контактирует со сторонами и их представителями, только участвуя в заседаниях суда, задавая вопросы, относящиеся к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 55 АПК РФ).

Аналогичная норма (п. 2 ч. 5 ст. 25.9) имеется и в КоАП РФ: с разрешения судьи, должностного лица, лица, председательствующего в заседании коллегиального органа, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, эксперт может задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям.

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств.

Самостоятельным сбором материалов для экспертизы является и анализ экспертом всех материалов дела. Эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы. Но эти материалы должны быть отобраны следователем, судом, органом, рассматривающим дело об административном правонарушении. В случае, когда представленных материалов недостаточно, эксперт имеет право запросить недостающие. Но право эксперта знакомиться с материалами дела ограничено предметом экспертизы. Эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать, например анализировать свидетельские показания, подбирать образцы для сравнения, иначе могут возникнуть сомнения в объективности и обоснованности заключения.

В то же время эксперт может собирать вещественные доказательства в ходе экспертного исследования. Типичной, например, является ситуация с исследованием микроколичеств веществ и материалов, называемых в криминалистике микрообъектами. По существующей практике субъект, назначающий экспертизу, например, для установления факта контактного взаимодействия, обоснованно предполагая, что на тех или иных предметах имеются микрообъекты, прежде всего задает вопрос: имеются ли на представленных для исследования предметах волокна, микрочастицы лакокрасочного покрытия, металла и проч. Аналогичные вопросы задаются иногда при необходимости обнаружения невидимых следов рук на изъятых предметах. Эксперт в ходе экспертного осмотра представленных предметов и при обнаружении микрообъектов (следов) фиксирует этот факт в своем заключении. Обнаруженные микрообъекты, приобретающие значение вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному исследованию для решения других вопросов экспертного задания.

Не предоставляя эксперту права собирать доказательства, действующий уголовно-процессуальный закон в то же время содержит отступления от этого правила при производстве судебно-медицинского освидетельствования как разновидности судебно-медицинской экспертизы, осуществляемого единолично экспертом. Поэтому эксперт вправе собирать доказательства при исследовании предметов — возможных носителей микрообъектов — и при производстве некоторых видов экспертиз.

Кроме того, согласно ч. 4 ст. 202 УПК РФ, если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.

Законодатель запрещает эксперту без разрешения субъекта назначения экспертизы проводить исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств. Обязанность судебного эксперта обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела корреспондируется с требованиями законодателя уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства только с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

Эксперт должен сделать все возможное, чтобы сохранить неизменным либо сам объект, либо, если это невозможно, те его свойства и признаки, которые позволят в дальнейшем получить представление об объекте и вновь подвергнуть его исследованию при производстве повторной или дополнительной судебной экспертизы.

Ответственность судебного эксперта

Согласно действующему процессуальному законодательству судебный эксперт уже не несет ответственности за отказ от дачи заключения. В то же время, если экспертиза назначается судебному эксперту — сотруднику экспертного учреждения, в должностные обязанности которого согласно подписанному им трудовому договору (контракту) входит производство судебных экспертиз, то ответственность данного лица наступает за неисполнение требований контракта. В этом случае в соответствии с трудовым законодательством (ст. 57 Трудового кодекса РФ) сотрудник судебно-экспертного учреждения подлежит дисциплинарной ответственности. Перечень дисциплинарных взысканий для судебного эксперта, как и для любого гражданина РФ, указан в ст. 192 ТК РФ.

Частные эксперты, т.е. лица, производящие экспертные исследования вне экспертных учреждений, не обязаны производить экспертизу и давать заключение. Принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания противоречит ст. 37 Конституции РФ, согласно которой принудительный труд в Российской Федерации запрещен, а также ст. 4 «Запрещение принудительного труда» ТК РФ.

Эксперт не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден (п. 5 ч. 4 ст. 57, ст. 161 УПК РФ). За разглашение этих сведений он может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ.

К числу сведений, огласка которых может привести к нарушению конституционных прав граждан, относятся прежде всего данные, полученные в ходе судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз. Разглашение информации о выявленных при производстве экспертиз этих родов болезнях или беременности может привести к нарушению прав граждан на охрану достоинства личности, неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, защиты чести и доброго имени, гарантированных Конституцией РФ (ст. 23). Недопустимо предавать огласке сведения, полученные при судебной технико-криминалистической экспертизе документов, почерковедческой и автороведческой экспертизе и касающиеся содержания личных документов (писем, завещаний, дневников, ценных бумаг и проч.). Не подлежат разглашению и сведения, почерпнутые из фонограмм или видеофонограмм, исследуемых в ходе судебной фоноскопической экспертизы; электронные документы и иная компьютерная информация (например, содержание баз данных, коды доступа, пароли и проч.), полученная в результате осуществления судебной компьютерно-технической экспертизы.

Эксперт не вправе нарушать конфиденциальность персональных данных — обязательное для соблюдения оператором или иным получившим доступ к персональным данным лицом требование не допускать их распространения без согласия субъекта персональных данных или наличия иного законного основания. В силу ст. 24 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» лица, виновные в нарушении указанных требований, несут гражданскую, уголовную, административную, дисциплинарную и иную предусмотренную законодательством Российской Федерации ответственность.

Информация содержит коммерческую или иную тайну в случае, если имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам (ст. 139 ГК РФ). Подобная информация защищается способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ и другими правовыми актами, в частности Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информационных технологиях и о защите информации».

За незаконное получение, разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, судебный эксперт может быть привлечен к уголовной ответственности согласно ст. 183 УК РФ.

При производстве судебных экспертиз самых различных родов и видов могут возникнуть проблемы охраны государственной тайны. Это могут быть судебно-баллистическая или взрывотехническая экспертизы, назначаемые, например, следователями прокуратуры или ФСБ при расследовании террористических актов, судебные инженерно-технологические и экономические экспертизы, минералогические экспертизы, связанные с добычей, передачей и потреблением платины, металлов платиновой группы, природных алмазов, а также других стратегических видов полезных ископаемых, и многие иные судебные экспертизы в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну*(60). Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью, а также в соответствии с законом*(61).

За дачу заведомо ложного экспертного заключения эксперт несет уголовную ответственность, предусмотренную ст. 307 УК РФ или административную ответственность (ч. 3 ст. 25.9 КоАП РФ), предусмотренную ст. 17.9 КоАП РФ.

Судебный эксперт в гражданском и арбитражном процессе

Судебный эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном гражданским или арбитражным процессуальным законодательством (ст. 79 ГПК, ст. 55 АПК), для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Закон не требует, чтобы судебная экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудниками государственных экспертных учреждений. В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми для дачи заключения знаниями. Судебные экспертизы производятся экспертами государственных и негосударственных экспертных учреждений, сотрудниками неэкспертных учреждений, частными экспертами либо иными специалистами.

Государственным судебным экспертом, производящим судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей, может быть только аттестованный сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения, создаваемого федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов РФ (ст. 11,12 Закона о судебно-экспертной деятельности). Помимо государственных судебных экспертов судебные экспертизы могут производить и иные лица, обладающие специальными знаниями и вызванные для дачи заключения1.

Действующее законодательство предъявляет к эксперту, осуществляющему судебно-экспертную деятельность в гражданском и арбитражном процессе, серьезные требования. Согласно ст. 85 ГПК судебный эксперт обязан принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться но вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением. В случае, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта либо материалы и документы непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, эксперт обязан направить в суд, назначивший экспертизу, мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение.

Та же позиция законодателя отражена в ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности. Но помимо перечисленных выше условий невозможности для эксперта дать заключение здесь присутствуют еще два: эксперту отказано в получении дополнительных материалов; современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

Как нам представляется, нормы законов должны быть откорректированы в плане отмены этого перечня, поскольку принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания противоречит российскому законодательству и принципам правового государства1. В самом деле, если экспертиза назначается судебному эксперту — сотруднику экспертного учреждения, в должностные обязанности которого согласно подписанному им трудовому договору (контракту) входит производство судебных экспертиз, то к чему законодательная регламентация обязанности явиться и дать заключение. Ведь в соответствии с трудовым законодательством (ст. 57 ТК) сотрудник судебно-экспертного учреждения подлежит дисциплинарной ответственности. Что касается частных экспертов, т.е. лиц, производящих экспертные исследования вне экспертных учреждений, а в настоящее время большое количество экспертиз в гражданском и арбитражном процессе выполняется именно частными экспертами, то они вообще не обязаны производить экспертизу и давать заключение. Принуждение лиц, обладающих специальными знаниями, к производству экспертизы против их желания противоречит ст. 37 Конституции РФ, согласно которой принудительный труд в Российской Федерации запрещен, а также ст. 4 ТК.

В ч. 4 ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности отмечается, что эксперт или государственное судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от производства порученной им судебной экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы, осуществить оплату назначенной экспертизы до ее проведения. Эта норма подкреплена указанием на порядок оплаты, содержащимся в ч. 2 ст. 85 ГПК, где отмечается, что в случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной. Если речь идет о государственном экспертном учреждении, то такой порядок вполне обоснован, поскольку затраты на производство экспертизы возмещаются из средств государственного бюджета (в том числе расходы на оборудование, необходимые материалы, заработную плату государственным судебным экспертам). Если же речь идет о частных экспертах или негосударственных экспертных учреждениях, то они могут не обладать достаточными денежными или материальными ресурсами, необходимыми для производства судебной экспертизы. Поэтому, как нам представляется, в при отсутствии предоплаты данные субъекты, фактически имея возможность выполнить экспертизу, откажутся от ее производства, мотивируя это недостаточностью материалов или некомпетентностью.

В ст. 85 ГПК и ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности указывается на недопустимость разглашения сведений, которые стали известны эксперту в связи с производством судебной экспертизы. АПК не содержит такой нормы.

Законодатель устанавливает (ст. 79 ГПК, ст. 55 АПК) уголовную ответственность эксперта за дачу заведомо ложного экспертного заключения, предусмотренную ст. 307 УК. Если судебная экспертиза производится в экспертном учреждении, законодатель обязывает руководителя этого учреждения предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и отобрать у него об этом подписку. Если же экспертиза назначается конкретному эксперту, то его об ответственности предупреждает субъект, назначивший экспертизу (ч. 2 ст. 80 ГПК, ч. 4 ст. 82 АПК, ст. 14 Закона о судебно-экспертной деятельности). В гражданском судопроизводстве данная норма часто нарушается как самими судьями, так и экспертами, что приводит к негативным последствиям, вплоть до признания заключения эксперта ничтожным.

Так, например, по делу о дорожно-транспортном происшествии арбитражным судом была назначена судебная автотехническая и автотовароведческая экспертиза, производство которой было поручено сотрудникам оценочной фирмы ООО «Коне». Судья в своем определении не указала, кто из сотрудников фирмы будет производить экспертизу, и не предупредила этих лиц об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, хотя ООО «Коне» не являлось судебно-экспертным учреждением. Выбор экспертов, а также получение от них подписки о предупреждении об уголовной ответственности осуществил генеральный директор фирмы В., сославшись на ст. 14, 15 Закона о судебно-экспертной деятельности, где определены обязанности и права руководителя государственного экспертного учреждения. Однако согласно ст. 42 Закона о судебно-экспертной деятельности вышеуказанные статьи касаются только руководителей государственных экспертных учреждений и не распространяются на прочих. С учетом того, что генеральный директор предупредил экспертов об уголовной ответственности в последний день производства экспертизы, впоследствии заключение экспертов было признано ничтожным.

Лицо, выступающее в роли эксперта, обязано сообщить субъекту, назначившему экспертизу, об обстоятельствах, исключающих возможность его участия в данном деле, при наличии таких обстоятельств. Согласно нормам процессуального законодательства судебный эксперт подлежит отводу, если он хотя бы косвенно заинтересован в исходе дела; является родственником сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; находится или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК, ст. 23 АПК). Заметим, что предыдущее участие эксперта в деле в качестве специалиста не является основанием его отвода.

Основанием для отвода эксперта в арбитражном процессе является проведение им ревизии или проверки, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (ч. 1 ст. 23 АПК). То есть законодатель фактически перенес в АПК норму ч. За ст. 67 УПК РСФСР1, которая многие годы вызывала возражения процессуалистов и криминалистов2 и, наконец, была отменена в действующем УПК. Вряд ли такой механический перенос является прогрессивным. В настоящее время можно считать доказанным и обоснованным на практике, что если специалист участвует в собирании объектов, могущих стать впоследствии вещественными доказательствами, зная, что производство экспертизы может быть поручено ему, он работает гораздо ответственнее и скрупулезнее. Поэтому представляется, что эта норма АПК нуждается в изменении. Участие эксперта при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве эксперта не является основанием для его отвода.

Судебный эксперт не вправе вступать в личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования. Эксперт контактирует со сторонами и их представителями, только участвуя в заседаниях суда (ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК).

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств. Так, например, судом рассматривалось гражданское дело о возмещении ущерба в результате пожара в загородном доме. В ходе судебного разбирательства была назначена электротехническая экспертиза для установления, находились ли аппараты электрозащиты в исправном состоянии. Однако, поскольку при производстве осмотра электрощит не был изъят и приобщен к материалам дела, эксперт обратился непосредственно к ответчику, в помещении которого был установлен электрощит. Ответчик предоставил в распоряжение эксперта электрощит, который и был исследован. Эксперт сделал вывод, что аппаратура находится в исправном состоянии, но истец заявил ходатайство о признании недопустимым и исключении заключения эксперта из числа доказательств. Суд удовлетворил ходатайство.

Самостоятельным сбором материалов для экспертизы является и анализ экспертом всех материалов дела. Эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы. Но эти материалы должны быть отобраны судом (возможно, с участием специалиста). В случае, когда представленных материалов недостаточно, эксперт имеет право запросить недостающие. Но право эксперта знакомиться с материалами дела ограничено предметом экспертизы. Эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать, например анализировать свидетельские показания, иначе могут возникнуть сомнения в объективности и обоснованности заключения. К сожалению, на практике это происходит часто.

В ст. 7 Закона о судебно-экспертной деятельности законодатель подчеркивает, что при производстве судебной экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела, т.е. фактически важнейшей стороной независимости эксперта является его процессуальная самостоятельность, которая гарантируется порядком назначения и производства судебной экспертизы. Независимость судебного эксперта обеспечивается также возможностью его отвода. Независимо от того, является ли судебный эксперт государственным экспертом, сотрудником негосударственного экспертного учреждения или частным экспертом, он дает заключение от своего имени и несет за данное им заключение личную ответственность (ст. 85 ГПК, ст. 55 АПК).

Однако на самостоятельность суждений эксперта, на независимость судебной экспертизы влияют многие факторы и одних процессуальных требований явно недостаточно. Государственные судебно-экспертные учреждения зачастую подчиняются тем же органам исполнительной власти, что и следственные аппараты, органы дознания, например в МВД или ФСБ России. Такая ситуация, безусловно, отрицательно влияет на независимость как судебного эксперта, так и экспертного учреждения в целом. В реальной жизни существует множество способов оказания давления па эксперта или руководителя судебно-экспертного учреждения. Руководитель экспертного учреждения может, например, по указанию кого-то из вышестоящих начальников передать производство экспертизы другому эксперту, если вывод, сделанный первоначально назначенным экспертом, кого-то не устраивает. По закону первый эксперт может выступить со своим особым мнением, но, будучи сотрудником военизированного подразделения, где его судьба существенным образом зависит от старших начальников, сделает ли он это?

С другой стороны, реальная независимость негосударственных судебно-экспертных учреждений, частных экспертов, несмотря на то что многие из них именуют себя независимыми, далеко не всегда имеет место. В некоторых случаях экспертный вывод может находиться в прямой зависимости от суммы гонорара за проведенное исследование. Представляется, что некорректно называть судебные экспертизы, производимые в негосударственных экспертных учреждениях, независимыми, а частных экспертов — независимыми экспертами, поскольку отсюда следует, что в государственных экспертных учреждениях выполняют «зависимые» экспертизы.

Как нам представляется, выход не в обеспечении полной независимости эксперта, которая, как и любая абстракция, в условиях реального социума недостижима, хотя к ней, конечно, надо стремиться, а в возможности проведения альтернативных судебных экспертиз, в конкуренции государственных и негосударственных экспертных учреждений.

Независимость судебного эксперта обусловливается, кроме того, одинаковым уровнем требований к профессиональной подготовке государственных и негосударственных экспертов. В ст. 13 Закона о судебно-экспертной деятельности устанавливается порядок определения уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы. С этой целью в ряде федеральных органов исполнительной власти созданы и функционируют экспертно-квалификационные комиссии. Причем через каждые пять дет эксперт должен подтверждать уровень своего профессионализма в указанных комиссиях. Пока эти комиссии производят аттестацию и выдают квалификационные свидетельства только государственным судебным экспертам данного ведомства.

Негосударственные экспертные учреждения и неэкспертные организации, выполняющие экспертизы и заинтересованные в повышении своего статуса, все чаще сами осуществляют аттестацию экспертов и предпринимают попытки по подтверждению надежности используемых методик, внедряют новые формы и методы подготовки экспертов, выдают собственные квалификационные свидетельства.

В целях повышения качества экспертных исследований и вместе с тем реализации принципа равноправия сторон в современном уголовном и гражданском судопроизводстве Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте России (РФЦСЭ) ведет постоянный поиск новых процедур, упорядочивающих организацию и производство судебных экспертиз. Применение сертифицированных методик экспертных исследований, единых квалификационных требований к экспертам соответствующих экспертных специальностей в государственных судебно-экспертных учреждениях независимо от их ведомственной принадлежности, а также в негосударственных учреждениях, занимающихся судебно-экспертной деятельностью, даст реальную возможность получения при экспертном исследовании одних и тех же объектов сопоставимых результатов, характеризующихся необходимой точностью, надежностью и воспроизводимостью.

Для реализации этой цели в РФЦСЭ при Минюсте России создана система добровольной сертификации, в рамках которой уже осуществляется:

— испытание и выдача рекомендаций к использованию в судебно-экспертной практике методов, средств и методических рекомендаций по производству судебных экспертиз;

— оценка и подтверждение компетентности судебных экспертов по различным экспертным специальностям.

Заявителем на сертификацию могут быть юридические или физические лица. Для регистрации участников системы, а также выданных, приостановленных и отмененных сертификатов и соответственно организационно-методических документов системы создан единый реестр. Безусловно, система добровольной сертификации, функционирующая в РФЦСЭ, важна для практикующих негосударственных экспертов, которые тем самым могут легитимизировать свой статус как судебных экспертов. Но она имеет еще большее значение при первоначальной экспертной подготовке.

Помимо уже указанных выше прав, судебный эксперт согласно ст. 17 Закона о судебно-экспертной деятельности вправе:

— ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

— делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний;

— обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.

Важность экспертной инициативы в вопросе о привлечении к выполнению судебной экспертизы других экспертов подтверждается ч. 3 ст. 85 ГПК, но в АПК такая норма отсутствует. Однако следует подчеркнуть, что в тех случаях, когда эксперт не считает себя компетентным разрешать вопросы экспертизы, он должен не ходатайствовать о привлечении дополнительно других экспертов, но вообще отказаться от ее производства.

Поскольку суд, истец, ответчик, представители сторон и иные участники процесса могут неправильно истолковать заключение эксперта или его показания при допросе, законодатель в Законе о судебно-экспертной деятельности предоставляет судебному эксперту право делать заявления. Эта норма, как нам кажется, вполне логична, однако ни в одном из процессуальных кодексов РФ судебный эксперт не наделен таким правом. Конечно, свои возражения эксперт может изложить в процессе его допроса. Однако формально, коль скоро процессуальным законом эксперту не предоставлено право делать заявления, эти возражения заявлением не являются и могут быть оставлены без рассмотрения. К тому же инициатива в производстве допроса эксперта принадлежит суду. С другой стороны, эксперт не вправе изложить свои возражения по поводу неправильного истолкования его заключения или показаний при допросе в виде ходатайства, поскольку- согласно процессуальному законодательству, он может заявлять ходатайства только о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов. Обжаловать неправильное истолкование заключения эксперт также не может, поскольку его права как эксперта ограничены.

Рассмотрим далее иные права, предоставляемые эксперту процессуальным законодательством (ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК). Во всех этих нормах, как уже упоминалось выше, содержится указание на право эксперта знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету судебной экспертизы, и при определенных условиях отказаться от производства экспертизы. Помимо этого судебный эксперт имеет право:

— ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;

— участвовать с разрешения суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

— давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

— приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, ограничивающие его права.

Судебный эксперт вправе

Судебный эксперт, его процессуальный статус и компетенция

Судебный эксперт — это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное судом в порядке, установленном процессуальным законодательством (ст. 79 ГПК) для производства судебной экспертизы и дачи заключения. В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми для дачи заключения знаниями. Судебные экспертизы производятся экспертами государственных и негосударственных экспертных учреждений, сотрудниками неэкспертных учреждений, частными экспертами либо иными специалистами.

Государственным судебным экспертом, производящим судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей, может быть только аттестованный сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения ст. 12 ФЗ ГСЭД, а именно: судебно-экспертных учреждений Минюста России; экспертно-криминалистических подразделений МВД России; судебно-медицинских и судебно-психиатрических учреждений Минздрава; судебно-медицинских лабораторий Минобороны России; экспертных подразделений ФСБ России и других государственных судебно-экспертных учреждений, создаваемых в порядке, определенном ФЗ ГСЭД, федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов РФ.

Помимо государственных судебных экспертов судебные экспертизы, согласно ст. 41 ФЗ ГСЭД, ГПК РФ, могут производить и иные лица, обладающие специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющиеся государственными судебными экспертами, вызванные для дачи заключения. Такими судебными экспертами могут являться:

а) пенсионеры, в прошлом сотрудники государственных экспертных учреждений;

б) частные эксперты-профессионалы, у которых эта деятельность является основной;

в) эксперты — сотрудники негосударственных судебно-экспертных учреждений;

г) сотрудники неэкспертных организаций, являющиеся специалистами в необходимой области знания, согласно ст. 17 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»

на осуществление юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем судебно-экспертной деятельности лицензии не требуется.

Действующее законодательство предъявляет к эксперту серьезные требования. Рассмотрим эти требования подробнее.

Обязанности и ответственность судебного эксперта

1. Согласно ч. 1 ст. 85 ГПК, судебный эксперт обязан принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением. В случае если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта либо материалы и документы непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, эксперт обязан направить в суд, назначивший экспертизу, мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение.

2. Об обязанности эксперта направить в суд мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение говорится только в абз. 2 ч. 1 ст. 85 ГПК и абз. 4 ч. 1 ст. 16 ФЗ ГСЭД. Безусловно, если экспертиза производится вне экспертного учреждения, эксперт должен сам сообщить о невозможности ее проведения.

3. Обязанностью судебного эксперта, согласно абз. 5 ч. 1 ст. 16 ФЗ ГСЭД, является неразглашение сведений, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведений, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну. Аналогичный запрет имеется в ч. 2 ст. 85 ГПК.

4. Законодатель устанавливает (ч. 2 ст. 80 ГПК) уголовную ответственность, предусмотренную ст. 307 УК, или административную ответственность (ч. 3 ст. 25.9 КоАП), предусмотренную ст. 17.9 КоАП, за дачу заведомо ложного экспертного заключения.

5. Лицо, выступающее в роли эксперта, обязано сообщить субъекту, назначившему экспертизу, об обстоятельствах, исключающих возможность его участия в данном деле, при наличии таких обстоятельств. Согласно нормам процессуального законодательства судебный эксперт подлежит отводу, если он хотя бы косвенно заинтересован в исходе дела; является родственником сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; находится или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК). Согласно новому гражданскому процессуальному законодательству, предыдущее участие эксперта в деле в качестве специалиста не является основанием его отвода.

6. Судебный эксперт не вправе без ведома суда вступать в личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования.

Чтобы не возникло сомнений в беспристрастности и объективности судебного эксперта, его личные контакты с потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, сторонами и другими участниками процесса должны ограничиваться строгими процессуальными рамками. В гражданском процессе эксперт контактирует со сторонами и их представителями, только участвуя в заседаниях суда, задавая вопросы, относящиеся к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК).

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств.

Независимость судебного эксперта

В ст. 7 ФЗ ГСЭД законодатель подчеркивает, что при производстве судебной экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела, т.е. фактически важнейшей стороной независимости эксперта является его процессуальная самостоятельность, которая гарантируется порядком назначения и производства судебной экспертизы, а также обеспечивается возможностью его отвода. Является ли судебный эксперт государственным экспертом, сотрудником негосударственного экспертного учреждения или частным экспертом, он дает заключение от своего имени и несет за данное им заключение личную ответственность.

Судебный эксперт независим в выборе методов, средств и методик экспертного исследования, необходимых, с его точки зрения, для изучения данных конкретных объектов экспертизы. Воздействие на эксперта со стороны лиц, участвующих в деле, и иных лиц не допускается. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат уголовной ответственности (ст. 302 УК).

С другой стороны, реальная независимость негосударственных судебно-экспертных учреждений, частных экспертов, несмотря на то, что многие из них именуют себя независимыми, далеко не всегда имеет место. В некоторых случаях экспертный вывод может находиться в прямой зависимости от суммы гонорара за проведенное исследование. Представляется, что некорректно называть судебные экспертизы, производимые в негосударственных экспертных учреждениях, независимыми, а частных экспертов — независимыми экспертами, поскольку отсюда следует, что в государственных экспертных учреждениях выполняют «зависимые» экспертизы.

Как представляется, выход не в обеспечении абсолютной независимости эксперта, которая, как и любая абстракция, в условиях реального социума недостижима, хотя к ней, конечно, надо стремиться, а в возможности проведения альтернативных судебных экспертиз, в конкуренции государственных и негосударственных экспертных учреждений.

Независимость судебного эксперта обусловливается, кроме того, одинаковым уровнем требований к профессиональной подготовке государственных и негосударственных экспертов. В ст. 13 ФЗ ГСЭД устанавливается порядок определения уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестации их на право самостоятельного производства судебной экспертизы. С этой целью в ряде федеральных органов исполнительной власти созданы и функционируют экспертно-квалификационные комиссии. Причем через каждые пять лет эксперт должен подтверждать уровень своего профессионализма в указанных комиссиях. К сожалению, пока эти комиссии производят аттестацию и выдают квалификационные свидетельства только государственным судебным экспертам данного ведомства. Реальная независимость эксперта возможна только при условии единых квалификационных требований к государственным судебным экспертам всех ведомств, судебным экспертам негосударственных экспертных учреждений и частным экспертам. Это возможно при законодательном закреплении условий осуществления негосударственной судебно-экспертной деятельности, предусматривающем создание независимых вневедомственных экспертно-квалификационных комиссий, единых для государственных и негосударственных судебных экспертов.

Права судебного эксперта

Согласно ст. 17 ФЗ ГСЭД эксперт вправе:

1) ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

2) делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний;

3) обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.

Необходимость в предоставлении эксперту права ходатайствовать перед руководителем экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов обусловлена целым рядом факторов:

а) при производстве многообъектной экспертизы число однородных объектов исследования может быть столь велико, что экспертное исследование невозможно выполнить в установленный срок;

б) еще до начала экспертизы или уже в ходе ее производства выясняется, что необходимо применить методы, которыми сам эксперт не владеет, или использовать приборы и оборудование, отсутствующие в данном экспертном учреждении, т.е. речь идет о комплексном исследовании;

в) в ходе исследования или до его начала эксперт понимает, что часть вопросов может быть решена только при производстве комплексной экспертизы;

г) эксперт решает воспользоваться правом расширить перечень вопросов, имеющих значение для доказывания.

Важность экспертной инициативы в вопросе о привлечении к выполнению судебной экспертизы других экспертов подтверждается ч. 3 ст. 85 ГПК и указывающей, что эксперт имеет право ходатайствовать о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов. Однако следует подчеркнуть, что в тех случаях, когда эксперт не считает себя компетентным разрешать вопросы экспертизы, он должен не ходатайствовать о привлечении дополнительно других экспертов, а вообще отказаться от ее производства.

Поскольку суд, истец, ответчик, представители сторон и иные участники процесса могут неправильно истолковать заключение эксперта или его показания при допросе, законодатель в ФЗ ГСЭД предоставляет судебному эксперту право делать заявления. Эта норма представляется вполне логичной, однако в ГПК РФ судебный эксперт не наделен таким правом.

Как известно, заявление — это официальное обращение гражданина или нескольких лиц в государственный орган или орган местного самоуправления, администрацию учреждения, организации или к должностному лицу, не связанное, в отличие от жалобы, с нарушением его прав и законных интересов и не содержащее просьбы устранить такое нарушение, а направленное на реализацию прав и интересов заявителя или на устранение тех или иных недостатков в деятельности предприятий, учреждений, организаций. Заявление может быть подано в письменной и устной форме.

Смотрите еще:

  • Почему хочется третьего ребенка Почему я не хочу третьего ребенка Каждый раз, когда я узнаю, что какая-то знакомая или отдаленно знакомая мне семья в ожидании третьего, четвертого и даже пятого ребенка, во мне играет стадное чувство, мол, и я тоже хочу. Раз у всех получается воспитывать троих и […]
  • То автомобиля для страховки архангельск Осаго и техосмотр ВАЖНО! При оформлении полиса обязательного страховая автогражданской ответственности владельцев транспортных средств, Вы получаете бонус в сиде скидки на оформление страховки в следующем году. Сохраните полис ОСАГО и талон техосмотра, оформленный у […]
  • Как получить выписку из егрип бесплатно онлайн Получение выписки из ЕГРИП онлайн бесплатно При совершении сделок или составлении договоров с физическими или юридическими лицами приходится сталкиваться с необходимостью выписок из ЕГРИП или ЕГРЮЛ. Так почему выписка из ЕГРИП имеет столь важную особенность, для […]
  • Машина куплена в браке оформлена на мужа Делится ли квартира, купленная в браке, если собственник один Делить недвижимость, приобретённую в браке, всегда сложно и долго. В этом деле существует множество нюансов, часть которых закреплена законодательством, а другую необходимо доказывать во время рассмотрения […]
  • Статья 12 пункт 5 НК РФ Статья 12.5 - полная отмена налогов? Здравствуйте! Можно ли трактовать пункт 5 статьи 12 НК РФ, а именно "Федеральные, региональные и местные налоги и сборы отменяются настоящим Кодексом. " как полную отмену налогов? НК РФ Статья 12.1 устанавливает виды […]
  • Госпошлина за государственную регистрацию договора дарения Что такое госпошлина при дарении квартиры и как ее можно оплатить в 2018 году? Последним этапом сделки дарения недвижимого имущества является ее регистрация в подразделении Росреестра. Для совершения этих действий получатель жилья обязан предварительно заплатить […]
  • Бланк заявление в налоговую на возврат за обучение Как оформить заявление в налоговую на возврат НДФЛ за обучение — пошаговая инструкция и образец Налоговый вычет представляет собой возвращение части уплаченных налогов. Такие вычеты предоставляются по различным причинам, в том числе и при оплате средств за […]
  • Как получить имущественный налоговый вычет с покупки квартиры Как и когда можно получить налоговый вычет при покупке квартиры в ипотеку и когда подавать на возврат 13 процентов? О своем праве на имущественный вычет при покупке квартиры в ипотеку знает каждый налогоплательщик (ст.220 НК РФ). Кто-то планирует покрыть суммой […]