Статья 2014 гк рф

Статья 5. Обычаи

1. Обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

2. Обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются.

Комментарий к статье 5 Гражданского Кодекса РФ

1. Кроме нормативных актов — писаных форм права (ст. ст. 3, 4 ГК) существует другая форма права — правовые обычаи, причем из всех правил, признаваемых в силу многократного повторения и социального признания за образец обычаев и наиболее распространенных именно в гражданском (частном) праве, только обычаи правовые — форма права. Правовыми обычаи делает государственное санкционирование, обеспечиваемое отсылкой к ним нормативного акта, которая и превращает всякое устойчивое обычное правило в норму права. С его утратой обычаи утрачивают нормативность и перестают быть формой права.

Государственное санкционирование может быть единичным и рамочным. В первом случае законодатель санкционирует применение конкретного обычая в рамках конкретного отношения (п. 1 ст. 19, ст. 221 ГК), во втором — группы обычаев, рассчитанных на разнообразные ситуации. Так, п. 2 ст. 285 КТМ санкционирует применение международных морских обычаев по вопросам общей аварии (определения рода аварии, общеаварийных убытков и их распределения), кроме того, обеспечивает заинтересованным лицам возможность выбора применимого права (т.е. выбора между морскими обычаями и диспозитивными нормами КТМ), а ст. 5 — применение обычаев делового оборота или торговых обычаев (далее — ТО) (п. 3 ст. 28 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (Ведомости РФ. 1993. N 32. Ст. 1240)). В силу такого рамочного санкционирования полноценной формой права становится каждый ТО, возможность применения которого поэтому не требует дополнительной отсылки к нему ни закона, ни договора. Статья 5 устанавливает признаки ТО (п. 1) и его взаимодействие с другими регуляторами гражданских отношений (п. 2). Регулятивная функция ТО ограничена деловой (предпринимательской) сферой и сферой оборота (т.е. отношениями договорными). Они не могут применяться для регулирования отношений между некоммерсантами, между коммерсантами в общегражданской сфере (при причинении вреда и т.п.), использоваться для регулирования общегражданских отношений по аналогии из-за отсутствия аналогии обычая, а их предпринимательский (специально-гражданский) характер препятствует их использованию для раскрытия общих начал и смысла гражданского законодательства и целей аналогии права (п. 2 ст. 6 ГК). Не охватываются ст. 5 и рамочным санкционированием деловые обычаи, не относящиеся к обороту (например, корпоративные обычаи). При наличии всех признаков, названных в п. 1 ст. 5, ТО признаются традиции исполнения тех или иных обязательств (п. 4 Постановления ВС и ВАС N 6/8). Помимо регулятивной ТО выполняют информационную функцию — используются в условиях дефицита информации для определения содержания договора (ч. 2 ст. 431 ГК).

ТО отличаются от обыкновений и заведенного порядка, которые не являются формой права и охватываются собирательным понятием «иных обычно предъявляемых требований» (ст. 309 ГК), а последний — еще и «практикой, установившейся во взаимных отношениях сторон» и «прежними деловыми отношениями сторон» (ч. 2 ст. 431, ст. 438 ГК). Обыкновение — обычай, применение которого не санкционировано государством и который из-за отсутствия нормативности может использоваться только как индивидуальный регулятор. Правило обыкновения опирается на обычную практику взаимоотношения «средних и абстрактных контрагентов». Поскольку такая практика неофициальна, обыкновения используются только как способ установления отсутствующих в договоре сведений, как индикатор типичных взаимоотношений большинства контрагентов, а применимость обыкновения зависит от его восприятия участниками конкретного договора (а от этого и правоприменителем), поэтому оно должно быть известно контрагентам.

Обыкновение приобретает индивидуальное правовое значение и обязательность только при условии его прямого или косвенного восприятия (т.е. если договор отсылает к нему, по существу, делая его условием договора, либо подразумевает или по крайней мере не исключает возможности его использования). В Венской конвенции 1980 г. и Принципах УНИДРУА за упоминаниями об обычаях нередко скрываются именно обыкновения, к тому же одно и то же правило в одном государстве может быть обычаем, в другом — обыкновением, а иногда выбор между ними и вовсе лишен смысла. Так, Инкотермс можно считать сборником обыкновений, так как его ст. 22 гласит: «Коммерсанты, желающие использовать настоящие правила, должны предусматривать, что их договоры будут регулироваться положениями Инкотермс 1990 г.». Согласно п. 11 Обзора практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г., это было подтверждено и в отношении судов (информационное письмо Президиума ВАС от 25 декабря 1996 г. // Вестник ВАС. 1997. N 3. С. 97 — 98). И все же зависимость применения Инкотермс от отсылки к нему договора часто игнорируется, а в отдельных случаях он и вовсе возведен в ранг закона; кроме того, если договор отсылает к этим правилам, они становятся условиями договора и уже нет смысла выяснять вопрос о их соответствии обычаям и обыкновениям. Заведенный порядок — особенности взаимоотношения конкретных контрагентов в рамках сложившихся между ними договорных связей, способ установления отсутствующих в договоре сведений, когда за основу берется не средний, а конкретный стандарт. Поскольку установление заведенного (у конкретных контрагентов) порядка не означает необходимости автоматического его применения (это возможно, только если стороны имели соответствующее намерение), он также тесно связан с их соглашением (договором). Заведенный порядок может соответствовать или не соответствовать существующему обыкновению. Если вдруг предположить одинаковое восприятие договором обыкновения и заведенного порядка и гипотетическую коллизию между ними, приоритет должен иметь заведенный порядок, так как он ориентирован не на обычный, а на конкретный стандарт, а правовая коллизия между общим и специальным должна решаться в пользу последнего. Заимствование заведенного порядка другими участниками гражданского оборота может повлиять на формирование обыкновения, последнее может трансформироваться в норму обычного права (при условии государственного санкционирования его применения) или нормативного акта.

В законе известны также ссылки на обычную цену (п. 3 ст. 424, п. 5 ст. 468 ГК), обычные цели использования товара (п. 2 ст. 469 ГК), обычные применяемые условия проверки товара (п. 2 ст. 474 ГК), обычные условия хранения и транспортировки товара (п. 2 ст. 481 ГК), обычную практику эксплуатации транспортного средства (п. 2 ст. 635 ГК), обычное место ожидания судна и обычный маршрут судна, обычный способ приема груза (п. 1 ст. 129, ст. 152, п. 2 ст. 162 КТМ) и др. В этих и в других случаях не факт, что на категорию «обычное» закон ссылается в условиях существования и в связи с существованием полноценного правила и даже правила вообще. Так, правилом можно считать способ установления обычной цены, но не саму по себе обычную цену, и уж точно нельзя считать правилом обычную цель использования товара. Поэтому в подобных случаях имеет место не государственное санкционирование (законодателем) обычая, а использование (им) категории «обычное» в качестве оценочной. Она используется в контексте запасного приема для установления отсутствующей информации и в основном касается не самого правила, а некоторых его технических деталей. И это понятно: в условиях, когда некоторые вопросы законодатель не может урегулировать всесторонне и до конца, он исходит из того, что лучше уж самому дать заинтересованным лицам «рецепт» (пусть примерный), чем допустить крайнюю ситуацию — пробел и последующую аналогию как средство его преодоления (см. комментарий к ст. 6 ГК).

2. Правило ТО должно сложиться (сформироваться, устояться в результате многократного повторения) и за счет приобретенной известности и популярности широко применяться в той или иной сфере предпринимательства (п. 1 ст. 5). Торговые обычаи могут быть межотраслевыми, отраслевыми и подотраслевыми, интернациональными и внутренними (национальными и местными). Многие национальные обычаи позднее стали интернациональными, а те повлияли на формирование международно-правовых институтов, закрепленных в Конвенциях.

Непредусмотренность ТО законодательством означает, что нормативные акты государства, принимаемые его компетентными органами в связи с реализацией нормотворческой функции (т.е. законодательство в его широком смысле — все акты, названные в ст. 3 ГК), не должны формулировать сущность ТО, иначе обычное правило станет правилом нормативного акта. Подобный переход в другую форму права не исключен в отношении наиболее прогрессивных и стабильных торговых обычаев; не исключено и обратное, когда правило отмененного нормативного акта продолжает использоваться как обычай. При условии государственного санкционирования последний станет правовым, иначе может использоваться как обыкновение. Так, солидный стаж широко известных Положений о поставках, утв. Постановлением Совмина СССР от 25 июля 1988 г. (СП СССР. Отд. 1. 1988. N 24 — 25. Ст. 70), регулировавших одноименные планово-договорные отношения и отмененных с 1 марта 1996 г., многолетний опыт работы с ними и сформировавшаяся практика благоприятствуют использованию в рамках конкретных договоров отдельных правил данных актов как обыкновений, по крайней мере если это не противоречит условиям рынка и действующему законодательству РФ и соответствует действительным намерениям сторон. Согласно п. 4 Постановления Пленума ВАС от 22 октября 1997 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки» (Вестник ВАС. 1998. N 3) использование правил этих актов возможно, если они не противоречат императивным нормам ГК и в договоре есть ссылка на пункт Положений либо из текста договора очевидно намерение сторон его применять, при этом соответствующие правила признаются согласованными условиями обязательства. Однако если прямая ссылка в договоре на правила Положений и в самом деле позволяет считать их согласованными условиями договора, то применение правил на основании одного лишь намерения сторон в условиях отсутствия прямой отсылки к ним договора — это уже не согласованное условие обязательства, а обыкновение. Отсюда в первом случае применяется правило отмененного акта, ставшее условием договора, во втором — обыкновение.

Согласно п. 4 Постановления ВС и ВАС N 6/8 ТО не должен быть предусмотрен не только законодательством, но и договором, что естественно: восприятие ТО договором превращает его в условие договора, занимающего в иерархии регуляторов гражданских отношений более высокое положение, чем ТО (п. 5 ст. 421 ГК), к тому же применимость ТО, являющегося формой права, не обусловлена отсылкой к нему договора и не зависит от этого (договор может только исключить или изменить правило ТО (п. 2 ст. 5)).

Для признания правила ТО не имеет значения его формализованность. Простая (неофициальная) формализация (документирование) ТО не делает их правилами нормативных актов. Так, согласно п. 2 ст. 427 ГК примерные условия договора, специально разрабатываемые для некоторых договоров и публикуемые в печати в виде примерного, типового договора или иного документа, могут регулировать конкретные договорные отношения в качестве ТО при двух условиях — если они отвечают требованиям ст. 5 и п. 5 ст. 421 ГК и договор не содержит отсылки к ним. Первое условие связано с тем, что существование примерных условий само по себе не делает их ТО. Такие условия могут не обладать всеми необходимыми для этого признаками (например, не завоевать широкой популярности из-за новизны), из этого же исходит и судебная практика, признающая, что ссылка на положение типового контракта не доказывает бесспорно существования обычая, — напротив, данный аргумент требует анализа с учетом всей совокупности обстоятельств дела.

Второе условие, учитывая назначение п. 2 ст. 427 ГК, отдает предпочтение условиям договора, приобретающим для сторон обязательное значение (п. 2 ст. 5), что снимает вопрос о принадлежности примерных условий к ТО. В то же время неформализованность ТО порождает неопределенность его содержания и даже самого существования, проблемы разрозненности и несогласованности ТО, трудности их установления и доказывания. Это влияет на процессуальный статус данной формы права, когда само наличие правила и (или) его содержание должна доказать заинтересованная сторона (и вправе оспорить незаинтересованная), а окончательное решение принимает суд. Для преодоления этой проблемы и используют различные процедуры формализации (унификации) ТО — неофициальную унификацию, официальную легализацию государственным нормотворческим органом, международную конвенционализацию. В двух последних случаях норма ТО становится правилом нормативного акта или условием международного договора соответственно. Формализацию ТО осуществляют разные организации — международные межправительственные (УНИДРУА, ЮНСИТРАЛ), региональные (ЕЭК), неправительственные (МТП). Так, принятые в Российской Федерации ТО и портовые обычаи свидетельствует ТПП (абз. 3 п. 3 ст. 15 Закона РФ от 7 июля 1993 г. «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» (Ведомости РФ. 1993. N 33. Ст. 1309)).

3. Пункт 2 ст. 5 посвящен взаимодействию ТО с другими регуляторами гражданских отношений — нормативным (законодательством опять-таки в широком его смысле, т.е. всеми актами, указанными в ст. 3 ГК) и индивидуальным (договором). Он формулирует два коллизионных правила: а) нормативная коллизия между ТО и законодательством решается в пользу обязательных положений законодательства; б) коллизия между ТО и договором решается в пользу договора (т.е. индивидуального регулятора). Обязательность положений законодательства зависит от вида законодательной нормы (императивная является более сильной, диспозитивная — более слабой) и вида ТО (ТО «в дополнение к закону и договору» является более слабым, ТО «против (диспозитивного) закона» — более сильным). Для участников гражданских отношений безусловно обязательны императивные нормы законодательства и условия договора, которые должны соответствовать им (п. 1 ст. 422 ГК). Договор, противоречащий императивным нормам законодательства, недействителен полностью или в части (ст. ст. 168, 180 ГК), а противоречащий императивным нормам законодательства или договору ТО не применяется (п. 2 ст. 5). В то же время, поскольку п. 2 ст. 5 определяет соотношение ТО с законодательством и договором, а п. 1 ст. 422 ГК — взаимоотношение между договором и императивными нормами законодательства, данные правила разнофункциональны и имеют в виду различную обязательность. С учетом этого обязательные положения законодательства в п. 2 ст. 5 не связаны с одними лишь его императивными нормами. Для участников гражданских отношений обязательны и диспозитивные нормы, однако их обязательность условна: если при наличии такой нормы стороны своим соглашением исключили ее применение или установили условие, отличное от предусмотренного в ней, приоритет имеет договор; напротив, при отсутствии такого соглашения условие договора определяет диспозитивная норма, которая и будет для сторон обязательной (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК). И договор, и обязательная диспозитивная норма блокируют применение противоречащего им ТО (п. 2 ст. 5, п. 5 ст. 421 ГК).

Отсюда обязательные положения законодательства в п. 2 ст. 5 — любые законодательные нормы — императивные (во всяком случае) и диспозитивные (не исключенные и не измененные договором), если же последние исключены или изменены договором, налицо уже не законодательное регулирование, а договорное, которое и будет блокировать применение противоречащего ему ТО. Если договор воспроизводит (повторяет) норму законодательства, обязательным для сторон является совпадающее по сути нормативное и индивидуальное регулирование, блокирующее применение противоречащего ему ТО. Совпадение нормативного регулирования с индивидуальным (по сути) есть и тогда, когда договор воспроизводит (повторяет) правило ТО, в результате чего последнее становится условием договора, который в иерархии регуляторов гражданских отношений занимает более высокое положение, чем ТО (п. 5 ст. 421 ГК).

В то же время тот факт, что ТО не применяется при его противоречии обязательным положениям законодательства или договору (п. 2 ст. 5), сам по себе не означает, что всегда, когда ТО им не противоречит, он применяется: обязательные положения законодательства и условия договора, регулирующие конкретное отношение, оставляют мало шансов на применение ТО, поэтому правильнее сказать, что его применение возможно в части, не охваченной законодательным и (или) договорным регулированием. Только при отсутствии этих регуляторов, их дефиците или неспособности урегулировать отношение (например, если при отсутствии нормы законодательства договор не содержит условия, необходимого для регулирования отношения, или договор полностью исключил диспозитивную норму законодательства, причем сам ничего не предложил взамен) применяется ТО, а так как последний применяется по остаточному принципу, имеет место ТО «в дополнение к закону и договору».

Между тем по тексту ГК то и дело можно встретить особые упоминания о ТО: одни придают правовому регулированию стройность и ясность, подчеркивают специфику регулируемой сферы (ст. 309, п. 2 ст. 474, п. 2 ст. 478, п. 2 ст. 513, ст. 848, п. 3 ст. 863, п. 3 ст. 867, п. 2 ст. 874 ГК), другие изменяют диспозитивные нормы законодательства (ст. ст. 311, 312, п. 2 ст. 314, ст. ст. 315, 316, п. 2 ст. 438, п. 1 ст. 452, абз. 2 п. 2 ст. 459, п. 1 ст. 508, абз. 2 п. 1 ст. 510, п. 2 ст. 724, п. 1 ст. 863 ГК). Поскольку судьба диспозитивных норм законодательства зависит не только от договора (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК), но и от ТО, законодатель не ограничивается ст. 5 и о данной разновидности ТО — «против (диспозитивного) закона» — говорит особо.

В свою очередь, поскольку договор способен повлиять на правило любого ТО, последний во всяком случае уступает по силе договору (в том числе отменяющему или изменяющему диспозитивную норму законодательства), а значит, всякий ТО формулирует диспозитивную норму. В связи с п. 2 ст. 5 ТО «в дополнение к закону и договору» не применяется при его противоречии императивным нормам законодательства, договору и диспозитивным нормам законодательства (не исключенным и не измененным соглашением сторон), а ТО «против (диспозитивного) закона» — при его противоречии императивным нормам законодательства и договору. С учетом всего вышесказанного иерархия нормативных и ненормативных (индивидуальных) регуляторов гражданских отношений по степени убывания их силы и значимости следующая: а) нормы международных договоров РФ (подробнее о них см. комментарий к ст. 7); б) императивные нормы гражданского законодательства РФ; в) условия гражданского договора (включая заведенный порядок и обыкновения, способствующие их выяснению); г) нормы ТО «против (диспозитивного) закона»; д) диспозитивные нормы гражданского законодательства РФ; е) нормы ТО «в дополнение к закону и договору»; ж) аналогия закона; з) аналогия права (подробнее о двух последних см. комментарий к ст. 6).

Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Комментарий к статье 10 Гражданского Кодекса РФ

1. Название комментируемой статьи не вполне адекватно ее содержанию, так как, по сути дела, ею вводится лишь понятие «злоупотребление правом», которое только отчасти покрывает проблему пределов осуществления гражданских прав. Ввиду отсутствия в ст. 10 общих указаний на пределы осуществления гражданских прав последние приходится выводить из общих начал и смысла гражданского законодательства.

В частности, при осуществлении гражданских прав не должны нарушаться права и охраняемые законом интересы других лиц; обладатели гражданских прав должны действовать разумно и добросовестно; гражданские права должны осуществляться в соответствии с их назначением и т.д.

2. Пунктом 1 ст. 10 введен запрет на так называемое злоупотребление правом, т.е. действия субъектов гражданских правоотношений, которые опираются на имеющиеся у них права, но выходят за их пределы. Злоупотребление правом рассматривается большинством ученых в качестве особого гражданского правонарушения, специфика которого состоит в том, что действия нарушителя формально опираются на принадлежащее ему право, однако при его конкретной реализации они приобретают такие форму и характер, что это приводит к нарушению прав и охраняемых законом интересов других лиц.

Как справедливо отмечается в литературе (см., напр.: Гражданское право / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М., 1998. Т. 1. С. 391), квалификация злоупотребления правом в качестве гражданского правонарушения основывается на посылке, что критерием оценки правомерности (неправомерности) поведения субъектов при отсутствии конкретных запретов в законодательстве могут служить нормы, закрепляющие общие принципы гражданского права.

3. В п. 1 ст. 10 прямо указывается лишь на три возможные формы злоупотребления правом, а именно: а) осуществление права исключительно с намерением причинить вред другому лицу; б) осуществление права с целью ограничения конкуренции; в) злоупотребление доминирующим положением на рынке. Данные формы злоупотребления правом не являются исчерпывающими, поскольку в п. 1 ст. 10 подчеркивается, что не допускается «злоупотребление правом в иных формах».

4. Осуществление права исключительно с намерением причинить вред другому лицу — особое гражданское правонарушение, известное еще римскому праву под названием шиканы. Его специфика состоит в том, что обладатель субъективного гражданского права реализует заложенную в данном праве возможность не для удовлетворения каких-либо своих потребностей, а со специальной целью причинить вред другому лицу. Иными словами, сам правообладатель не нуждается в том правовом или ином результате, который достигается при осуществлении права, но тем не менее стремится к его наступлению, чтобы причинить неприятности другому лицу. При этом под вредом в данном случае понимаются не только убытки (ст. 15 ГК), которые могут возникнуть у этого лица, но и любые неблагоприятные для него последствия реализации права управомоченным субъектом.

Бремя доказывания таких неблагоприятных последствий, а также наличия умысла управомоченного лица на их наступление при отсутствии его личной заинтересованности в реализации права возлагается на лицо, которое полагает, что право употреблено во зло ему.

5. Осуществление права с целью ограничения конкуренции — не только одна из форм злоупотребления гражданским правом, но и нарушение антимонопольного законодательства. В частности, согласно ст. 11 Закона о защите конкуренции запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести:
— к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок;
— к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;
— к разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);
— к установлению условий членства (участия) в профессиональных и иных объединениях, если такие условия приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, а также к установлению необоснованных критериев членства, являющихся препятствиями для участия в платежных или иных системах, без участия в которых конкурирующие между собой финансовые организации не смогут оказать необходимые финансовые услуги.

6. Злоупотребление доминирующим положением на рынке как особая форма злоупотребления правом может иметь целью не только ограничение конкуренции, но и ущемление интересов других хозяйствующих субъектов. К подобным действиям (бездействию), в частности, относятся:
— установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара;
— изъятие товара из обращения, если результатом такого изъятия явилось повышение цены товара;
— навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора;
— экономически или технологически необоснованные сокращение или прекращение производства товара, если на этот товар имеется спрос или размещены заказы на его поставки при наличии возможности его рентабельного производства;
— экономически или технологически необоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара;
— экономически, технологически и иным образом не обоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар, если иное не установлено федеральным законом;
— установление финансовой организацией необоснованно высокой или необоснованно низкой цены финансовой услуги;
— создание дискриминационных условий;
— создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам;
— нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования (п. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции).

Доминирующее положение хозяйствующих субъектов на рынке тех или иных товаров или услуг устанавливается антимонопольными органами на основании критериев, закрепленных Законом о защите конкуренции.

7. К «злоупотреблению правом в иных формах» следует отнести прежде всего недобросовестную конкуренцию, в том числе: а) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации; б) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей; в) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами; г) продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг; д) незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

Достаточно распространенной формой злоупотребления правом является реализация предоставленных им возможностей недозволенными средствами. Например, закон закрепляет за автором право на имя, одной из допустимых форм реализации которого является опубликование произведения под псевдонимом. Если, однако, в качестве псевдонима автором будет сознательно избрано имя, способное ввести публику в заблуждение, такое использование права следует квалифицировать как злоупотребление им.

Злоупотреблением правом может быть признано использование субъектом недозволенных средств его охраны. Так, если собственник имущества в целях предохранения его от кражи применяет такие средства, которые представляют смертельную опасность для окружающих, он выходит за рамки предоставленных ему законом возможностей и, следовательно, злоупотребляет правом.

В качестве злоупотребления правом следует расценивать действия тех субъектов, которые намеренно закладывают какие-либо дефекты в заключаемые ими договоры и иные исходящие от них документы с целью последующей ссылки на них в случае необходимости. Так же следует квалифицировать действия тех лиц, которые сознательно вводили своих контрагентов в заблуждение относительно тех или иных обстоятельств, например длительное время признавали определенные факты, а затем вдруг заявили обратное.

8. Злоупотребление правом, как и всякое гражданское правонарушение, влечет применение к нарушителям предусмотренных законом санкций. В целом ряде случаев такие санкции прямо установлены законом, например в отношении злоупотребления хозяйствующими субъектами доминирующим положением на рынке. При отсутствии в законодательстве конкретных санкций за тот или иной вид злоупотребления правом в качестве общей санкции выступает отказ в защите этого права, что и подчеркивает п. 2 ст. 10.

Отказ в защите права как общая санкция за злоупотребление им может приобретать разные формы в зависимости от характера самого права и конкретной формы злоупотребления им. В примере со злоупотреблением правом на авторское имя псевдоним автора может быть раскрыт без его согласия; средства охраны имущества, представляющие опасность для окружающих, могут быть нейтрализованы без предоставления собственнику какой-либо компенсации; дефекту в документе, сознательно заложенному в него составителем и раскрытому им в «нужный» момент, может не придаваться то юридическое значение, которое оно обычно имеет; и т.д.

9. В некоторых случаях закон ставит защиту гражданских прав в прямую зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. Так, при заявлении получателем ренты претензий относительно объема предоставляемого ему содержания суд должен оценить их с позиций добросовестности и разумности (п. 3 ст. 602 ГК); с аналогичных позиций должны быть оценены требования арендатора предприятия по компенсации его издержек на улучшение арендованного имущества (ст. 662 ГК); при определении размера компенсации морального вреда в соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК должны учитываться требования разумности и справедливости и т.д.

Оценка поведения обладателя субъективного права с позиций добросовестности и разумности предполагает высокую степень судебного усмотрения, без которого, впрочем, вообще невозможно применение правил комментируемой статьи. При этом п. 3 ст. 10 подчеркивает, что разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Последнее положение, т.е. презумпция разумности и добросовестности поведения участников гражданского оборота, имеет принципиальное значение для всего гражданско-правового регулирования и применения гражданско-правовых норм. Иными словами, разумность и добросовестность поведения участников гражданского оборота предполагаются во всех случаях, а не только тогда, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. Правило, содержащееся в п. 3 ст. 10, представляет собой лишь частный случай применения данной общей презумпции к ситуации, связанной с отказом в защите права, которое осуществлялось с нарушением принципов разумности и добросовестности.

Статья 1064 ГК РФ. Общие основания ответственности за причинение вреда

Текущая редакция ст. 1064 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 июля 2013 года Федеральным законом от 28 ноября 2011 года N 337-ФЗ.Положения пунктов 1 и 2 настоящей статьи и пункта «а» части второй статьи 166 УК Российской Федерации признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 35 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 52 и 55 (часть 3), в той мере, в какой эти положения в их нормативном единстве — по смыслу, придаваемому им судебным толкованием, — не позволяют обеспечить возмещение виновным в угоне автомобиля лицом имущественного вреда, причиненного собственнику этого автомобиля в связи с его угоном и последующей кражей, совершенной неустановленным лицом, — постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 апреля 2015 года N 7-П.____________________________________________________________________
2. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Положения пунктов 1 и 2 настоящей статьи и пункта «а» части второй статьи 166 УК Российской Федерации признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 35 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 52 и 55 (часть 3), в той мере, в какой эти положения в их нормативном единстве — по смыслу, придаваемому им судебным толкованием, — не позволяют обеспечить возмещение виновным в угоне автомобиля лицом имущественного вреда, причиненного собственнику этого автомобиля в связи с его угоном и последующей кражей, совершенной неустановленным лицом, — постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 апреля 2015 года N 7-П.____________________________________________________________________
3. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Комментарий к статье 1064 ГК РФ

1. В полном объеме подлежит возмещению вред, причиненный:
— личности;
— имуществу гражданина;
— имуществу юридического лица.

Указанный вред подлежит возмещению:
— причинителем вреда;
— иным субъектом, который не является причинителем вреда.

Причинитель вреда или иное лицо, на которого возложена обязанность возмещения, обязано произвести потерпевшему следующие выплаты:
— возмещение причиненного вреда;
— компенсацию сверх возмещения вреда.

Возмещение вреда может быть произведено:
— при совершении виновных действий (бездействия) причинителя вреда, вследствие которых возник вред;
— при отсутствии вины причинителя вреда — только в случаях, предусмотренных действующим законодательством;
— при совершении правомерных действий в случаях, установленных законом.

Основанием отказа в возмещении причиненного вреда является факт его причинения:
— по просьбе потерпевшего;
— с согласия потерпевшего;
— если действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

2. Применимое законодательство:
— ВзК РФ;
— ГрК РФ;
— УПК РФ;
— ФЗ от 05.06.2012 N 50-ФЗ «О регулировании деятельности российских граждан и российских юридических лиц в Антарктике»;
— ФЗ от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму»;
— ФЗ от 21.11.95 N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»;
— Закон РФ от 20.08.93 N 5663-1 «О космической деятельности».

— приказ Минрегиона РФ от 09.12.2009 N 565.

3. Судебная практика:
— определение Конституционного Суда РФ от 03.04.2014 N 686-О;
— определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 N 1059-О;
— определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 N 1057-О;
— определение Конституционного Суда РФ от 04.10.2012 N 1833-О;
— определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2011 N 1177-О-О;
— определение Конституционного Суда РФ от 28.05.2009 N 581-О-О;
— постановление Пленума ВС РФ от 18.10.2012 N 21;
— постановление Пленума ВС РФ от 05.06.2002 N 14;
— постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1;
— определение Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 20.08.2014 по делу N 33-1327/2014;
— постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2014 по делу N А27-2016/2014;
— решение Шатковского районного суда Нижегородской области от 27.08.2014 по делу N 2-298/2014;
— решение Большеуковского районного суда Омской области от 25.08.2014 по делу N 2-322/2014;
— решение Миасского городского суда Челябинской области от 25.08.2014 по делу N 2-3269/2014;
— определение Костромского районного суда от 25.08.2014 по делу N 2-673/2014.

Консультации и комментарии юристов по ст 1064 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1064 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 454 ГК РФ. Договор купли-продажи (действующая редакция)

1. По договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

2. К купле-продаже ценных бумаг и валютных ценностей положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если законом не установлены специальные правила их купли-продажи.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иным законом, особенности купли и продажи товаров отдельных видов определяются законами и иными правовыми актами.

4. Положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

5. К отдельным видам договора купли-продажи (розничная купля-продажа, поставка товаров, поставка товаров для государственных нужд, контрактация, энергоснабжение, продажа недвижимости, продажа предприятия) положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса об этих видах договоров.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 454 ГК РФ

1. Субъектами договора купли-продажи являются:

— продавец — лицо, которое изначально является собственником предмета договора купли-продажи и обязуется передать предмет договора в собственность другой стороне;

— покупатель — лицо, которое приобретает предмет договора в собственность, обязуется принять предмет договора и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Предметом договора купли-продажи могут быть любые объекты, то есть это могут быть как движимые, так и недвижимые вещи, потребляемые и непотребляемые, главная вещь и принадлежность и т.д.

Таким образом, договор купли продажи по своей юридической природе является:

— консенсуальным, так как продавец только обязуется передать предмет договора, а покупатель принять и оплатить;

— возмездным, так как предполагает плату за передачу предмета договора в собственность;

— двусторонним (стороны — продавец и покупатель).

Особым предметом договора купли-продажи являются ценные бумаги и валютные ценности. Особенности правового регулирования их оборота в соответствии с договорами купли-продажи в силу их специфики могут устанавливаться отдельными законами.

У договора купли-продажи могут быть особые предметы, например, земельные участки, оружие, транспортные средства. В силу их специфики в случаях, предусмотренных ГК РФ или иным законом, законами и иными правовыми актами определяются особенности их купли и продажи.

Предметом договора купли-продажи могут быть имущественные права. Характер и содержание этих прав могут иметь особенности, то есть эти права могут распространяться на особые виды имущества, быть временными или постоянными и т.д. В этой связи на куплю-продажу может распространяться действие отдельных законов, иных правовых актов. В остальном применяются общие положения ГК РФ.

Существуют особые виды договоров купли-продажи, например розничная купля-продажа, поставка товаров, к которым применяются как общие положения ГК РФ, так и отдельные его положения, касающиеся регулирования конкретных видов договора купли-продажи.

2. Применимое законодательство:

— Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей»;

— ФЗ от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»;

— ФЗ от 11.11.2003 N 152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах»;

— ФЗ от 10.07.2002 N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»;

— ФЗ от 21.12.2001 N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества»;

— ФЗ от 29.11.2001 N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах»;

— ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»;

— ФЗ от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»;

— ФЗ от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

3. Судебная практика:

— Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 N 1018-О;

— Определение Конституционного Суда РФ от 04.02.2014 N 222-О;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 N 54;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 N 69;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.02.1998 N 30;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 22.10.1997 N 18;

— Обзор судебной практики ВС РФ за III квартал 2012 г. (утв. Президиумом ВС РФ 26.12.2012);

— Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.10.2014 N Ф02-4357/14 по делу N А33-8042/2013;

— Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17.10.2014 N Ф06-15457/13 по делу N А55-22902/2013;

— Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.10.2014 N Ф08-7431/14 по делу N А32-38591/2013;

— Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 17.10.2014 N Ф09-6793/14 по делу N А07-2327/2013;

— Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.10.2014 N Ф08-7770/14 по делу N А01-2371/2013;

— Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 N 07АП-8897/14;

— Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 N 04АП-3820/14;

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.10.2014 N Ф04-10286/14 по делу N А03-22138/2013;

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.10.2014 N Ф04-10525/14 по делу N А70-9417/2013;

— Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 16.10.2014 N Ф06-15277/13 по делу N А65-4255/2013.

Смотрите еще:

  • Приговоры по уголовным делам ст 159 Приговор по ч. 4 ст. 159 УК РФ отменить, уголовное дело прекратить . Материал подготовил адвокат Водопьянов В.А. Приговор по ч. 4 ст. 159 УК РФ отменить, уголовное дело прекратить . Материал подготовил адвокат по уголовному делу Водопьянов В.А. (оправдательный […]
  • Жк рф ст 153 2018 год Статья 153 ЖК РФ. Обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги Текущая редакция ст. 153 ЖК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год 1. Граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и […]
  • Изменения в закон о рекламе в 2014 году Изменения в закон о рекламе в 2014 году Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии […]
  • 3 ст 193 Коап рф фабула ст 19.3 коап рф Похожие новости: Информация Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Случайный фрагмент - Конкретнее мне нужен пример\описание\фабула как пишут в 20.21 -находился в состоянии алк опьянения имел […]
  • Материальная помощь работнику находящемуся в отпуске по уходу за ребенком Ежегодный отпуск во время отпуска по уходу за ребенком (Ершов Ю.) Дата размещения статьи: 23.06.2015 Трудовым законодательством предусмотрено, что лица, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком, могут работать неполный рабочий день или на дому. В связи с этим […]
  • Декларация 3 ндфл за 2014 срок сдачи 3-НДФЛ: срок сдачи Актуально на: 21 марта 2016 г. предприниматели, применяющие общий режим налогообложения; нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и другие лица, занимающиеся частной практикой; обычные физлица, декларирующие облагаемые НДФЛ […]
  • В ст 3481 тк рф Федеральный закон «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 13.07.2015 N 224-ФЗ ст 39 (ред. от 29.07.2018) Статья 39. О внесении […]
  • Военный комиссариат по г симферополю ФКУ «Военный Комиссариат Республики Крым» информация актуальна на 12.09.2018 на карточке организациис учетом всех используемыхисточников данных."> разделы Анкета Реквизиты Учредители Госзакупки Арбитраж Проверки ФССП Связи ОКВЭД Выписка из ЕГРЮЛ […]