Ст 205 ук рф непосредственный объект

Комментарии к СТ 209 УК РФ

Статья 209 УК РФ. Бандитизм

Комментарий к статье 209 УК РФ:

1. Объект преступления — общественная безопасность, жизнь и здоровье людей, государственная и общественная собственность.

2. Объективная сторона бандитизма заключается в следующих действиях: 1) создание устойчивой вооруженной группы (банды); 2) руководство такой группой (бандой); 3) участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях (ч. 2 ст. 209 УК).
Признаками банды являются: а) наличие в ней двух или более вменяемых лиц, достигших возраста 16 лет; б) устойчивость; в) вооруженность; г) цель создания — совершение нападений на граждан или организации.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» разъясняется, что под бандой следует понимать устойчивую организованную вооруженную группу из двух или более лиц, предварительно объединившихся для совершения нападений на граждан либо на организации (в том числе учреждения, предприятия) (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 2. С. 4 — 6). Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения.
Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава и организованных структур, сплоченность ее членов, постоянство форм и методов преступной деятельности.
Вооруженность банды означает наличие у ее участников (хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды) огнестрельного, холодного оружия, различных взрывных устройств, а также газового оружия.
Под созданием банды понимаются любые действия, результатом которых стало возникновение устойчивой вооруженной группы, имеющей цель нападения на граждан или организации.

Руководство бандой означает определение направлений деятельности уже созданной устойчивой вооруженной группы (разработка планов нападений, дача указаний участникам банды, руководство совершением конкретных нападений и т.п.).
Под участием в вооруженной банде следует понимать не только непосредственное участие в совершаемых бандой нападениях, но и выполнение иных действий в интересах банды: финансирование, снабжение оружием, подыскание объектов нападения, обеспечение транспортом и т.д.
Под нападением следует понимать действия, совершаемые с применением любого насилия над потерпевшим, либо создание реальной угрозы его немедленного применения.

3. Состав по конструкции — формальный. Преступление считается оконченным с момента создания банды независимо от того, были ли совершены ею преступные посягательства.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что создает банду, осуществляет руководство ею, участвует в банде или совершаемых ею нападениях, и желает этого. Обязательный признак субъективной стороны бандитизма — цель, которая заключается в намерении осуществлять нападения на граждан или организации.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста, являющееся организатором, руководителем или участником банды. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности за те преступления, ответственность за которые в соответствии со ст. 20 УК предусмотрена с 14 лет.

6. Часть 3 ст. 209 УК предусматривает повышенную ответственность за бандитизм, совершенный лицом с использованием своего служебного положения, состоящим на службе как в государственных (например, сотрудник органов внутренних дел, военнослужащий), так и в негосударственных организациях или учреждениях (например, сотрудники частных охранных служб, служб безопасности различных финансовых и коммерческих структур и т.п.).

Уголовно-правовой анализ террористического акта (ст.205 УК РФ).

Основной непосредственный объект терроризма — обще­ственные отношения и интересы по охране и поддержанию обще­ственной безопасности. Вследствие того, что любой акт терроризма должен создавать «опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий»,[1] дополнительными непосредственными объек­тами терроризма являются жизнь и здоровье людей, а также отноше­ния собственности.

Объективная сторона основного состава терроризма по УК РФ (ч. 1 ст. 205) носит формальный характер, а само преступление окончено в момент совершения любого из следующих действий либо выдвиже­ния угрозы их совершения (при наличии у виновного указанных в законе цели их совершения):

1) взрыв. Как деяние представляет собой последствия мгновенной химичес­кой реакции, сопровождающейся выделением большого количества энергии. Результатом взрыва обычно является разрушение какого-нибудь объекта (строения, транспортного средства и т.п.);

2) поджог. В судебной практике под ним понимается любое действие, при­водящее какой-либо объект материального мира к повреждению (унич­тожению) в результате использования реакции горения;

3) иное действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий. В соответствии с актами международного права, действу­ющими для России, оно может выражаться в совершении затоплений, обвалов, аварий на объектах жизнеобеспечения населенных пунктов во­дой, энергией и пр. Это в свою очередь, позволяет посеять панику и недо­верие к органам власти со стороны неопределенного круга лиц, вызвать состояние безысходности и неуверенности в будущем;

4) угроза совершения указанных действий (в тех же целях)- это угроза совершения описанных действий, составляющих тер­рористический акт, является средством психического воздействия на органы го­сударственной власти и местного самоуправления с целью достиже­ния поставленных террористами целей. Однако угроза расценивает­ся как акт терроризма не сама по себе, а при наличии у преступников реальной возможности совершить то или иное действие. Все указанные действия для признания их террористическим актом дол­жны создавать реальную опасность наступления указанных в диспози­ции ч. 1 ст. 205 УК РФ последствий.

Субъективная сторона терроризма помимо прямого умысла ви­новного должна характеризоваться целью: воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями состоит в выдвижении виновным требований о совершении должностными ли­цами государственных органов и муниципальных образований какого-либо действия (бездействия) как в пользу самих террористов, так и в пользу третьих лиц.

Субъект — вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

Преступления против общественной безопасности Террористический акт (ст. 205 ук рф)

Ч. 1 ст. 205 УК РФ определяет террористический акт как совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятое решение органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Объект преступления – общественная безопасность.

Основной непосредственный объект – состояние защищенности жизненно важных интересов неопределенного круга лиц, организаций и материальных объектов от внутренних и внешних угроз.

Дополнительный непосредственный объект – жизнь, здоровье, отношения собственности, нормальное функционирование органов власти.

Объективная сторона преступления состоит:

1) в действиях – совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий;

2) в угрозе совершения указанных действий.

Взрыв, поджог и иные действия – это способы совершения преступления.

Иные действия – это такие общественно опасные действия, которые могут вызвать такие же последствия, как при взрыве или поджоге (аварии, катастрофы, затопление объектов жизнеобеспечения, повреждение линий электропередачи, обвалы, крушения на транспорте, блокирование транспортных коммуникаций, распространение отравляющих веществ, химическое, бактериологическое и иное заражение местности и т.д.).

Значительный имущественный ущерб определяется с учетом стоимости и значимости материальных ценностей, материального и финансового положения потерпевших.

Иные общественно опасные последствия охватывают опасность причинения вреда здоровью людей, возникновения паники, страха, массовых беспорядков, ухудшения экологической обстановки в регионе, поток беженцев, дезорганизация нормальной деятельности органов государственной власти и т.д.

Угроза совершения указанных действий должна вызывать у граждан и органов власти обоснованное опасение ее осуществления. Угроза совершения террористического акта есть разновидность психического воздействия на население и органы власти, объективно проявляющаяся вовне. Угроза может быть выражена устно, письменно, по телефону, с помощью иных технических средств.

Угрозы, под которыми не имелось реальных оснований, в зависимости от обстоятельств дела могут расцениваться как заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207).

Для оконченного состава террористического акта не требуется фактического наступления указанных в ч. 1 ст. 205 УК РФ последствий. Преступление считается оконченным с момента совершения действий, предусмотренных ч. 1 ст. 205 УК, либо когда возникла угроза их совершения и они создали реальную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных общественно опасных последствий.

Субъект преступления – вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной в виде прямого умысла.

Обязательным признаком террористического акта является специальная цель, заключающаяся в одном из следующих вариантов, либо в их сочетании: 1) нарушение общественной безопасности; 2) устрашение населения; 3) оказание воздействия на принятие решения органами власти.

Квалифицирующие признаки состава террористического акта, (предусмотрены ч. 2 ст. 205 УК РФ):

а) совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) повлекшие по неосторожности смерть человека;

в) повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий,

К особо квалифицирующим признакам террористического акта в соответствии с ч. 3 ст. 205 УК РФ относятся деяния, если они:

а) сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ;

б) повлекли умышленное причинение смерти человеку.

Субъективная сторона преступления, повлекшего по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, характеризуется двойной формой вины – прямым умыслом по отношению к террористическим действиям и неосторожностью (как легкомыслием, так и небрежностью) по отношению к указанным в ч. 3 ст. 205 УК РФ последствиям.

В примечании к ст. 205 УК РФ устанавливается, что лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Ст 205 ук рф непосредственный объект

Теория объекта преступления как общественных отношений (правоотношений), считавшаяся долгое время единственно верной, и сегодня имеет многочисленных сторонников 6 . Я также поддерживаю понимание объекта преступления (объекта уголовно-правовой охраны) как совокупности общественных отношений, складывающихся между людьми в процессе их жизнедеятельности и охраняемых уголовным законом. Любое преступление в конечном счете направлено на нарушение общественных отношений, и именно ради их охраны уголовно-правовая норма введена в закон. Нарушая заповедь нормы, преступник ей самой ущерб не причиняет.

Общим объектом всех преступлений выступает вся совокупность охраняемых уголовным законом от преступных посягательств наиболее важных, ценных, социально значимых общественных отношений, которым при совершении преступлений причиняется вред или создается реальная угроза причинения вреда. Это понимание объекта в обобщенном виде дано в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Из данного положения мы и будем исходить при определении родового, видового и непосредственного объектов террористического акта.

В науке уголовного права наряду с общим объектом выделяют родовой (специальный), видовой (групповой) и непосредственный объекты, которые положены в основу деления Особенной части УК РФ на разделы, главы и статьи. Каждый последующий из этих объектов уже предыдущего по объему, является его частью и характеризуется дополнительным признаком.

В названии раздела IX УК РФ обозначен родовой (специальный) объект, а главы 24 УК РФ — видовой (групповой) объект.

Статья 205 находится в разделе IX УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», что позволяет обозначить родовой объект этой группы преступлений как совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность в широком смысле слова, а также общественный порядок в широком смысле слова. В литературе мнения авторов по данному вопросу аналогичны 7 .

Родовым объектом преступлений, объединенных в разделе IX УК РФ (в том числе террористического акта), являются общественные отношения, содержание которых составляют общественная безопасность в широком смысле слова, т.е. совокупность общественных отношений по обеспечению защищенности безопасных условий функционирования общества и общественного порядка, здоровья населения и общественной нравственности, экологической безопасности, безопасности движения и компьютерной информации, а также общественный порядок в широком смысле слова, т.е. система общественных отношений, сложившихся в соответствии с социальными нормами, в том числе с нормами права и правил общежития.

По мнению некоторых авторов, родовым объектом преступлений против общественной безопасности является общественная безопасность как совокупность общественных отношений, обеспечивающих безопасное использование источников повышенной опасности, безопасное проведение разработки недр земли, строительства, безопасное и надлежащее пользование оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами 8 , по мнению других — общественная безопасность как защищаемая нормами уголовного права система общественных отношений, обеспечивающая защиту личности, общества и государства от условий и факторов, создающих угрозу их жизненно важным интересам 9 . На мой взгляд, действительно, безопасность — неотъемлемое условие существования и прогрессивного развития личности, общества и государства, однако общественная безопасность в первую очередь предполагает состояние защищенности жизненно важных интересов общества и личности как ее составляющей, и только потом государства.

Видовым объектом террористического акта являются общественные отношения, содержание которых составляет общественная безопасность в узком смысле слова, т.е. совокупность общественных отношений по обеспечению защищенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов.

Статья 205 входит в главу 24 раздела IX УК РФ, т.е. его родовой и видовой объекты совпадают, что создает некоторую сложность при их исследовании. Для более четкого определения родового и видового объектов рассмотрим существующее в науке понимание общественной безопасности.

Содержание общественной безопасности законодательно (нормативно) не раскрывается. Общественная безопасность в силу сложного характера может иметь различное по объему содержание и в литературе понимается обычно в двух смыслах (уровнях) — широком и узком. Так, по мнению В.С. Комиссарова, общественная безопасность в широком смысле слова (как составная часть родового объекта посягательств, предусмотренных разделом IX УК РФ) характеризуется состоянием защищенности, понимается как безопасные условия функционирования общества и общественного порядка, здоровья населения и общественной нравственности, экологическая безопасность, безопасность движения и компьютерной информации. Общественная безопасность в узком смысле слова (как видовой объект посягательств, предусмотренных главой 24 УК РФ) выражается в состоянии защищенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов 10 . В двух смыслах — широком и узком — понимает внутреннюю безопасность общества и А.В. Гыскэ 11 . Мы согласны с вышеуказанным мнением В.С. Комиссарова и считаем необходимым исходить из него при определении видового объекта террористического акта.

На наш взгляд, общественная безопасность — это не только состояние защищенности (отсутствие опасности) общества и его основных благ от угроз и источников опасности, но и снижение, ослабление, устранение и предупреждение опасности и угрозы жизни и здоровью людей, материальным ценностям, окружающей среде и деятельности различных институтов общества и государства от общественно опасных форм поведения человека, а также поддержание достаточного для нормального функционирования общества уровня их защищенности.

Основной непосредственный объект террористического акта — это те конкретные общественные отношения, которые поставлены под охрану уголовного закона и которым причиняется ущерб преступлением. При совершении террористического акта таковыми являются общественные отношения, содержание которых составляет общественная безопасность.

Как видим, хотя названия родового, видового и непосредственного объектов террористического акта совпадают, их содержательная сторона различается по своему объему.

Роль непосредственного объекта велика при квалификации и отграничении преступлений. Мы согласны с тем, что в действительности существует один объект — непосредственный, остальные предполагаются 12 . Общий, родовой и видовой объекты — не реальные объекты, а обобщенные (абстрактные) понятия об объектах конкретных преступных посягательств, возникающие на основе информации о признаках конкретных явлений.

Я согласна с мнением С.В. Дьякова и Ю.М. Антоняна о многообъектности терроризма, так как он посягает на жизнь и здоровье граждан, имущество, общественную безопасность и нормальное функционирование органов власти 13 . С этим согласны В.В. Луценко и И.Д. Моторный 14 . Н.П. Мелешко непосредственными объектами терроризма считает жизнь, здоровье людей, права и свободы лиц, имущество, сооружения, пути и средства сообщения и связи, объекты жизнеобеспечения населения 15 . В.П. Емельянов и А.Н. Игнатов полагают, что состав терроризма содержит признаки многообъектного деяния (по мнению А.Н. Игнатова, для наличия терроризма достаточно посягательства на один из соответствующих объектов) 16 . А.А. Картавый отмечает, что терроризм причиняет ущерб жизни и здоровью большого числа членов общества, работе органов власти, общественному порядку 17 (заметим, автор говорит о нарушении не общественной безопасности, а общественного порядка).

Систематизируя названные позиции, можно сделать вывод о том, что мнения авторов едины в том, что террористический акт — многообъектное преступление, но расходятся в том, что именно является непосредственным объектом террористического акта.

Действительно, объективно террористический акт одновременно нарушает неопределенно широкий круг общественных отношений (неприкосновенность личности, сохранность имущества, экологическую безопасность и т.п.), наносит вред основным конституционным объектам — личности, обществу и государству, то есть является многообъектным деянием. В связи с этим я согласна с теми, кто полагает, что оптимизация уголовно-правового регулирования в сфере террористических деяний должна включать и трактовку соответствующих деяний как многообъектных (с возможным выделением главных и дополнительных объектов) 18 . Поэтому следует говорить об основном (т.е. на которое непосредственно направлено посягательство и которому вред причиняется всегда) и дополнительном (т.е. производном от основного, которому причинение вреда необязательно) непосредственных объектах террористического акта.

В.С. Егоров основным непосредственным объектом терроризма считает общественную безопасность, а дополнительными — жизнь и здоровье людей, собственность, нормальную деятельность государственных органов 19 .

По моему мнению, основным непосредственным объектом террористического акта являются общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность, а дополнительным непосредственным объектом — общественные отношения, обеспечивающие альтернативно: безопасность жизни или здоровья личности; права собственности, не связанные с порядком распределения материальных благ; нормальное функционирование органов власти и международных организаций. Примерно так же понимает непосредственный объект терроризма и Ю.Н. Дерюгина 20 .

Некоторые авторы говорят только об одном (основном) непосредственном объекте террористического акта — общественной безопасности. Так, по мнению В.С. Комиссарова, общественная безопасность — это «комплексный» объект (комплекс отношений), который охватывает разнообразный, комплексный вред и не требует дополнительных объектов в виде личности, собственности и т.п., так как без причинения вреда таким благам, как жизнь, здоровье людей, собственность и т.п., не может быть посягательства на общественную безопасность 21 . Примерно такого же мнения придерживаются В.В. Мальцев, С.Д. Гринько и А.А. Курбанмагомедов 22 .

Некоторые авторы в общественной безопасности больше усматривают признаки дополнительного непосредственного объекта терроризма, а основным объектом считают те объекты, в целях посягательств на которые и осуществляются общеопасные действия (национальные и наднациональные институты и т.д.) 23 , с чем, по нашему мнению, трудно согласиться.

Заметим, что некоторые авторы непосредственным объектом терроризма признают совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества 24 , другие — общественные отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности 25 . Полагаем, что при характеристике непосредственного объекта террористического акта такая «конкретизация» является чрезмерной.

Некоторые авторы видят в террористическом акте угрозу в первую очередь не общественной безопасности, а конституционному строю и безопасности государства. Так, по мнению В.Л. Некишева, терроризм посягает на различные стороны внутренней и внешней безопасности страны и главным образом угрожает ее конституционному строю 26 . В.В. Устинов считает, что терроризм наносит ущерб не только общественной безопасности, но и вообще конституционному порядку 27 . Аналогичные мнения высказывают также А.В. Гыскэ, Л.А. Моджорян, А.В. Наумов и Д.М. Коломыц 28 .

Данная позиция не лишена рационального зерна, так как террористический акт, как особый вид организованной преступности, подрывает и ослабляет систему государственной власти и представляет угрозу для безопасности государства. Однако, как справедливо отмечает А.Ю. Шумилов, терроризм относится к умышленным преступлениям, опосредованно создающим угрозу безопасности России, т.е. посягающим, помимо безопасности РФ, на другие охраняемые УК интересы 29 . Таким образом, террористический акт — одно из основных угроз основам государственности, национальной безопасности и в первую очередь общественной безопасности как ее составляющей 30 .

Дискуссионность понимания непосредственного объекта террористического акта порождает споры и по поводу его расположения в Особенной части УК РФ. В. Мальцев более удачным считает помещение ст. 205 УК РФ среди норм о государственных преступлениях, так как данное деяние прежде всего посягает на основы общественной безопасности государства 31 . А.И. Долгова, Р.А. Адельханян и А.С. Куликов полагают, что терроризм нужно отнести к преступлениям против мира и безопасности человечества 32 (глава 34 УК РФ). Против расположения ст. 205 УК РФ в какой-либо другой главе (кроме главы 24) УК РФ высказывается В.П. Емельянов 33 .

Полагаем, что законодатель, криминализируя террористический акт, имел в виду прежде всего охрану отношений общественной безопасности, которые и составляют его непосредственный объект. Последствием вынесения ст. 205 за пределы главы 24 УК РФ будет то, что общественная безопасность приобретет черты дополнительного, а не основного непосредственного объекта, тогда как она выступает в качестве объекта во всех случаях совершения террористического акта и трех преступлений, содействующих террористической деятельности. Это тот стержневой объект, который, наряду с особенностями объективной и субъективной стороны, объединяет указанные деяния в категорию преступлений, содействующих террористической деятельности, независимо от того, как их признаки сформулированы в законе. Таким образом, если общественная безопасность является объектом большинства преступлений, содействующих террористической деятельности (ст. ст. 205, 206, 208, 211 УК РФ), а террористический акт — ядром этих преступлений, то логично предполагать, что место ст. 205 именно в главе УК РФ о преступлениях против общественной безопасности, имея в виду, однако, многообъектность данного деяния 34 .

Таким образом, непосредственным объектом (основным) террористического акта являются те конкретные общественные отношения, содержание которых составляет общественная безопасность, которые поставлены под охрану уголовного закона и которым причиняется ущерб преступлением (террористическим актом). Террористический акт является многообъектным преступлением, направленным против неопределенно широкого круга общественных отношений (в том числе обеспечивающих охрану личности, общества и государства) и объективно требует выделения основных и дополнительных непосредственных объектов.

В науке уголовного права традиционно с объектом преступления, в зависимости от формулировки посягательства в законе, рассматриваются предмет преступления, а равно потерпевший, которые, по утверждению Л.Д. Гаухмана, являются материальными субстратами, в отличие от объекта — социальной категории, не включающей в себя ничего материального 35 .

В отличие от объекта — обязательного признака любого состава преступления, предмет и потерпевший — факультативные признаки и могут отсутствовать в некоторых преступлениях. В ст. 205 УК РФ предмет преступления и потерпевший не названы, а следовательно, они не являются обязательными признаками состава террористического акта. Однако некоторые ученые (например, В.П. Малков) полагают, что предметом преступного посягательства при терроризме являются имущество и другие материальные объекты (жилые дома, вокзалы, метрополитены, дворцы культуры и спорта, другие здания и сооружения, системы водо-, энерго- и теплоснабжения и др.) 36 . Позиция В.П. Малкова, возможно, обусловлена точкой зрения о том, что предмет преступления может быть обязательным признаком состава преступления не только тогда, когда он прямо обозначен в законе, но и когда «очевидно подразумевается» 37 . По нашему мнению, такой подход расширяет понятие «предмет преступления», затрудняет квалификацию деяний 38 .

Причинение вреда материальным предметам или физическим лицам — не главная цель террористов, а своего рода способ достижения намеченной цели — воздействия на принятие выгодного террористам решения органами власти или международными организациями. Для террористов не важно, причинен ли вред, например, зданию или транспорту, чиновнику или прохожему, — главное, чтобы это получило широкий общественный резонанс, который позволит достичь террористических целей. При этом террористический акт затрагивает интересы не конкретно определенных лиц, а лишь интересы тех, кто оказывается в зоне их преступных интересов.

Кудрявцев В.Л. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма: состав и отличие от иных смежных составов преступления // Вестник Южно-Уральского профессионального института. 2014. № 1 (13). С. 168-173.

В статье раскрывается состав преступления, предусмотренный статьёй 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», через объект, объективную сторону, субъекта и субъективную сторону преступления. Кроме того, рассматривается отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма от иных смежных составов преступления.

Ключевые слова: уголовное право, преступление, заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

ЗАВЕДОМО ЛОЖНОЕ СООБЩЕНИЕ ОБ АКТЕ ТЕРРОРИЗМА:

СОСТАВ И ОТЛИЧИЕ ОТ ИНЫХ СМЕЖНЫХ

Объект преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ [1].

Общественная опасность данного преступления заключается в том, что в обществе сеется паника и страх, силы и средства правоохранительных органов отвлекаются на проверку заведомо ложного сообщения об акте терроризма, дезорганизуется деятельность органов власти, предприятий, учреждений, организаций, причиняется материальный ущерб и т.п. [6, с. 249-257].

Родовой объект – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка или иначе общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в широком смысле слова.

Видовой объект – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в узком смысле слова.

Основной непосредственный объект – это общественные отношения в сфере обеспечения общей общественной безопасности.

Дополнительный непосредственный объект – это общественные отношения в сфере обеспечения здоровья людей, отношений собственности, нормальной деятельности предприятий, учреждений, организаций.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ.

Объективная сторона, преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, выражается в действиях в виде заведомо ложного сообщения о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Содержание сообщаемых сведений идентично содержанию аналогичных понятий, используемых в ст. 205 УК РФ «Террористический акт», поэтому для их уяснения необходимо обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 года № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»[2], а также к работам, посвященным объективной стороне террористического акта[7, с. 131-148; 8, с. 193-201 ].

Заведомо ложное сообщение – это сообщение не соответствующее действительности, о чём достоверно знает лицо его сообщающее.

Подобное сообщение должно содержать сведения о готовящихся, то есть ещё не совершённых, взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Передано оно может быть устно, письменно, через средства технической связи, по электронной почте, лично, через других лиц, как подписано, так и анонимно и т.п.

Адресатами заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут быть как те, кто обязан реагировать на такое сообщение в силу закона и иных правовых актов (напр., органы государственной власти, органы местного самоуправления правоохранительные органы и их должностные лица), так и те, кто находится якобы в месте акта терроризма (напр., сотрудники фирм, организаций, жильцы дома) или иные лица (напр., пользователи интернета, увидевшие на сайте информацию о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий).

Как показывает практика, наиболее частыми адресатами заведомо ложных сообщений об акте терроризма бывают правоохранительные органы и их должностные лица.

Так, приговором Белогорского городского суда Амурской области Т. была

признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, при следующих обстоятельствах:

«. Т., находясь по месту проживания в . по площадке . г. Белогорска Амурской области, по находящемуся в квартире стационарному телефону, абонентский номер . рассчитывая на соответствующее реагирование властей на её ложные сведения, с целью нарушения общественного спокойствия и нормального функционирования МУП «Тепловые сети г. Белогорска», расположенного по . г. Белогорска Амурской области, и отвлечения сил специальных служб, умышленно, осознавая противоправный характер своих действий, достоверно зная, что дает ложные сведения, то есть, что никакого акта терроризма не готовится, из хулиганских побуждений, позвонила в ОВД по г. Белогорску и Белогорскому району на абонентский номер «02» и сообщила ложные сведения о том, что на территории МУП «Тепловые сети г. Белогорска» заложено взрывное устройство, что могло бы создать опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба и наступление иных общественно опасных последствий. . года в 17 часов к территории МУП «Тепловые сети г. Белогорска», расположенной по . г. Белогорска Амурской области, прибыли: пожарная команда ГУ «4 ПЧ ФПС по Амурской области» с заместителем начальника Ч., оперуполномоченный отдела в г. Белогорске УФСБ РФ по Амурской области Т., ведущий специалист управления по делам ГО и ЧС г. Белогорска М., следователь СО при ОВД по г. Белогорску и Белогорскому району А., бригада скорой медицинской помощи. В ходе проверки территории и зданий МУП «Тепловые сети г. Белогорска» с 17 часов 05 минут до 19 часов 10 минут комиссией в составе: начальника отдела в г. Белогорске УФСБ РФ по Амурской области М., заместителя начальника пожарной команды ГУ «4 ПЧ ФПС по Амурской области» Ч., ведущего специалиста управления по делам ГО и ЧС г. Белогорска М., исполняющего обязанности главного инженера МУП «Тепловые сети г. Белогорска» Ф., следователя ОВД по г. Белогорску и Белогорскому району А. на территории и в зданиях МУП «Тепловые сети г. Белогорска» стандартных ВВ (снарядов, мин, бомб и т.д.), а также подозрительных предметов, содержащих в себе взрывчатые вещества, обнаружено не было, в результате чего был нарушен нормальный ритм жизни, что внесло элементы дезорганизации в деятельности МУП «Тепловые сети г. Белогорска» и отвлекло силы и средства правоохранительных органов, управления по делам ГО и ЧС г. Белогорска, ГУ «4 ПЧ ФПС по Амурской области», отдела в г. Белогорске УФСБ РФ по Амурской области от выполнения их прямых обязанностей и повлекло создание экстремальной ситуации в связи с введением в действие соответствующих сил и средств по предупреждению и устранению акта терроризма. Таким образом, Т. сделала заведомо ложное сообщение об акте терроризма»[3].

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма является формальным составом преступления, который считается оконченным в момент сообщения таких сведений адресату.

В тех случаях, когда действия лица, направленные на заведомо ложное сообщение об акте терроризма, в силу их пресечения правоохранительными органами либо по другим независящим от этого лица (лиц) обстоятельствам не привели к заведомо ложному сообщению об акте терроризма, они подлежат квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и части 1 статьи 207 УК РФ как покушение на заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ.

Субъективная сторона ст. 207 УК РФ характеризуется прямым умыслом.

Прямой умысел означает, что лицо осознавало общественную опасность такого своего действия как заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, и желало осуществлять именно такое действие.

Лицо должно осознавать, что оно сообщает заведомо ложные сведения, то есть сведения не соответствующее действительности, о чём оно достоверно знает.

Если лицо добросовестно заблуждается на счёт истинности сообщаемых сведений, то его действия не подлежат квалификации по ст. 207 УК РФ.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма может быть совершенно по разным причинам, например, кто-то не захотел учиться в этот день или сдавать экзамен; кто-то на кого-то разозлился и решил таким способом досадить, дезорганизовать работу; кто-то не успевал (опаздывал) на самолёт и решил таким образом задержать рейс, чтобы улететь и т.п.

Так, по приговору Вяземского городского суда Смоленской области от «13» декабря 2010 года по ст. 207 УК РФ был осужден Синькевич В.К.

Он совершил заведомо ложное сообщение об акте терроризма при следующих обстоятельствах:

18 сентября 2010 года Синькевич В.К., находясь в состоянии алкогольного опьянения по месту своего жительства в доме ХХХ по ул. . г. . . области, на почве произошедшего с супругой С.С. конфликта, связанного с ее работой в столовой ОАО «ЗЗ» (далее «ЗЗ»), решил позвонить заведующей столовой и высказать ей претензии по поводу занятости жены на работе, что он и сделал в тот же день около 12.00 часов. В разговоре с заведующей столовой Г.С. он сообщил, что если она не отпустит его супругу домой, он придет и взорвет столовую. Не дождавшись возвращения супруги, подсудимый решил сообщить в органы внутренних дел заведомо ложную информацию об акте терроризма — о взрыве столовой ОАО «ЗЗ», расположенной по ул. . г. . С этой целью он 18 сентября 2010 года в 17 часов 05 минут, используя телефонный аппарат, абонентский номер ХХХ-ХХХ-ХХХ, произвел звонок в дежурную часть ОВД по . району и сообщил, что если его жену не перестанут вызывать на работу в выходные дни, он взорвет столовую[4].

Мотив преступления – месть, личные интересы, корыстный, хулиганский и т.п. на квалификацию не влияет, но учитывается при назначении наказания.

Субъект преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ.

Субъект преступления – это физическое вменяемое лицо, достигшее согласно ч. 2 ст. 20 УК РФ, 14 лет.

Постановлением следователя СО при Прокопьевском РОВД от 11.06.05г. на основании ч.1 ст.427 УПК РФ прекращено уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего Цернова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ – заведомо ложное сообщение об акте терроризма, перед судом возбуждено ходатайство о применении к нему принудительных мер воспитательного воздействия.

Четырнадцатилетний Цернов, находясь в своей квартире, позвонил со своего сотового телефона, зарегистрированного на имя его матери, в учительскую Котинской средней школы, и умышленно, анонимно в устной форме сообщил заведомо ложные сведения об акте терроризма, а именно, что в помещении школы заложено взрывное устройство, при этом Цернов понимал, что сообщает заведомо ложную информацию. На сообщение Цернова из здания школы были эвакуированы все учащиеся и преподавательский состав. Из материалов дела следует, что мотивом действий подростка послужило желание «подшутить».

Суд, рассмотрев ходатайство следователя, принял решение о применении принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной п.«б» ч.2 ст.90 УК РФ – передать под надзор родителя – матери Цернова сроком на 1 год [5].

Субъектом преступления может быть гражданин РФ, иностранный гражданин и лицо без гражданства.

Отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма от иных смежных составов преступления.

Отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма /ст. 207 УК РФ/ от террористического акта /ст. 205 УК РФ/ можно провести по таким основным признакам как:

1) объективная сторона: если объективная сторона ст. 207 УК РФ заключается в заведомо ложном сообщении о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, то террористический акт выражается альтернативно в двух формах, одна из которых и будет приведена в силу сходности со сравниваемой – это угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий;

2) характер угрозы: заведомо ложное сообщение об акте терроризма предполагает отсутствие у лица не только реальной возможности причинения вреда путем совершения взрыва, поджога и т.д., но и отсутствие намерения совершить указанные действия. Угроза, предусмотренная ч.1 ст. 205 УК РФ, носит реальный характер, виновный не только намеревается привести ее в исполнение, но и имеет реальную возможность её осуществить;

3) наличие специальной цели как конструктивного признака субъективной стороны преступления: если ст. 207 УК РФ не предусматривает никакой специальной цели, то ч. 1 ст. 205 УК РФ в качестве специальной цели называет «в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями».

Именно по анализу этих признаков, разграничивающих преступления, предусмотренные ст. 207 УК РФ и ст. 205 УК РФ, в части выражения угроз можно дать правильную квалификацию по каждому из них в случае возникновения трудностей.

Отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма /ст. 207 УК РФ/ от заведомо ложного доноса /ст. 306 УК РФ/ можно провести по таким основным признакам как:

1) родовой объект: если родовой объект ст. 207 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка или иначе общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в широком смысле слова, то родовой объект ст. 306 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения стабильности и нормального функционирования государственной власти;

2) видовой объект: если видовой объект ст. 207 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в узком смысле слова, то видовой объект ст. 306 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения осуществления правосудия;

3) основной непосредственный объект: если основной непосредственный объект по ст. 207 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения общей общественной безопасности, то основной непосредственный объект ст. 306 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения нормальной деятельности органов предварительного расследования и суда;

4) объективная сторона: если объективная сторона ст. 207 УК РФ заключается в заведомо ложном сообщении о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, то объективная сторона ч.1 ст. 306 УК РФ выражается в заведомо ложном доносе о совершении преступления;

5) по возрасту привлечения к уголовной ответственности: если по ст. 207 УК РФ лицо привлекается к уголовной ответственности с 14 лет, то по ст. 306 УК РФ лицо привлекается к уголовной ответственности с 16 лет.

Именно по анализу этих признаков, разграничивающих преступления, предусмотренные ст. 207 УК РФ и ст. 306 УК РФ, можно дать правильную квалификацию по каждому из них в случае возникновения трудностей.

В литературе существует позиция, если сообщение содержит заведомо ложную информацию не только о готовящемся акте терроризма, но и о конкретном лице, якобы совершающем указанные действия, то содеянное в зависимости от умысла виновного требует дополнительной квалификации, например, по 306 УК[9, с. 199].

Представляется, что подобная позиция не основана на законе по следующим причинам.

Ст. 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма» является специальной нормой по отношению к общей норме, то есть к ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос».

Согласно ч.3 ст. 17 УК РФ, «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме».

Тем самым в выше приводимом примере совокупность преступлений отсутствует, а уголовная ответственность наступает только по ст. 207 УК РФ.

Если заведомо ложное сообщение связано не с готовящимся актом терроризма, когда деяние квалифицируется по ст. 207 УК РФ, а уже с совершённом актом терроризма и подобное сообщение поступает в правоохранительные органы, то действия виновного следует квалифицировать по ч.1 ст. 306 УК РФ, если же ещё при этом и называется конкретное лицо, совершившее террористический акт, то действия виновного надо квалифицировать по ч.2 ст. 306 УК РФ.

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант плюс»

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 года № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант плюс»

3. Архив Белогорского городского суда Амурской области 2010 года

4. Дело № 1-250/2010 // Архив Вяземского городского суда Смоленской области

5. Справка №01-19/336 от 15.06.06г. «О практике рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ст.ст.206, 207, 280, 282 УК РФ» ( Справка подготовлена по заданию Верховного Суда РФ от 19.05.2006г. и 26.05.2006г. №ОСП-06)

6. Кудрявцев В.Л. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма // Преступления террористического характера (ст. 205-207 УК РФ) // Энциклопедия уголовного права. Т.21. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка. – Издание профессора Малинина – СПб ГКА, СПб., 2013.

7. Кудрявцев В.Л. Террористический акт (ст. 205 УК РФ) // Преступления террористического характера (ст. 205-207 УК РФ) // Энциклопедия уголовного права. Т.21. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка. – Издание профессора Малинина – СПб ГКА, СПб., 2013.

8. Кудрявцев В.Л. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст. 205 УК РФ «Террористический акт»: некоторые вопросы теории и практики // Вестник Института законодательства Республики Казахстан. – 2013. – № 1-2 (29-30). //сайт МАСП — http://www.iuaj.net/node/1311

9. Лобов Я.В. Преступления против общественной (общей) безопасности // Преступления против общественной безопасности // Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. Практикум / Под ред. А.С. Михлина. – М.: Юристъ, 2004.

OBVIOUSLY UNTRUE REPORT ON THE TERRORISM ACT:

STRUCTURE AND DIFFERENCE FROM OTHER ADJACENT

In article the structure of a crime provided by article 207 of the criminal code of Russian Federation «Obviously untrue report on the terrorism act», through object, the objective party, the subject and the subjective party of a crime reveals. Besides, the otgranicheniye of obviously untrue report on the terrorism act from other adjacent structures of a crime is considered.

Keywords: criminal law, crime, obviously untrue report on the terrorism act.

КУДРЯВЦЕВ Владислав Леонидович – доктор юридических наук, профессор

Смотрите еще:

  • Заявление в полицию через интернет екатеринбург Заявление в полицию онлайн екатеринбург Отделения полиции МВД в Екатеринбурге Отделения МВД в Екатеринбурге Отделения полиции МВД : +7(343) 3593322 адрес: 6 2 0 1 3 7, Екатеринбург, ул Данилы Зверева, д. 5. +7(343) 3588412 адрес: 6 2 0 0 1 4, Екатеринбург, пр. […]
  • Екатерина рашидовна адвокат Адвокат ильнур салимов телефон Альберт Римович 3.Тукмаметов Тагир Гареевич 4.Гареева Ирина Ахсановна 5.Гареев Роберт Габдулвалеевич 6.Карамуллина Альмира Анваровна Прием граждан — ежедневно (понедельник-пятница) с 9.00 до 12.00. Учалинский районный филиал БРКА, г. […]
  • Комментарий к ст 1225 коап рф Комментарий к ст 1225 коап рф Статья 1225. Охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации 1. Результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и […]
  • Из рук в руки уфа земельный участок Обмен недвижимости - Бесплатные объявления России Рядом вся инфраструктура:остановки,банки,школы и пр.До центра 10 мин.на автобусе.Теплая,уютная квартира.Место. Меняю дом 228м. на лес пиловочник, кругляк хвойных пород.Стоимость м3 кругляка приму на границе […]
  • Очередь на земельный участок кызылорда Просмотр номера очереди на жилье из государственного жилищного фонда 30 календарных дней Как получить услугу онлайн Перейти по кнопке «Заказать услугу онлайн». Заполнить и отправить заявку (ЭЦП не требуется). В заявке указать регион ввести ИИН получателя услуги […]
  • Ст30 ч3 ст 159 ук рф Каковы шансы получить условный срок по ст 30 ч 3 и ст 159 ч 4 при согласии на особый порядок? Добрый день. Какие шансы получить условно по ч3.ст30 ч4.ст159 если согласен на особый порядок . материального вреда нет и еще необходима операция по протезированию […]
  • Поставить машину на учет в гибдд в строгино Адреса постановки на учет. Где поставить авто на учет в ГИБДД Москвы? Где поставить авто на учет в ГИБДД Москвы? В Москве существует 3 типа графиков работы отделений по постановке автомобилей на учет.1. Вторник-суббота (понедельник, воскресенье выходные)2. Ежедневно с […]
  • Новый уголовный кодекс туркменистана Новый уголовный кодекс туркменистана ЗАКОН ТУРКМЕНИСТАНА О внесении дополнения в Уголовный кодекс Туркменистана I. Уголовный кодекс Турк­менистана, утверждённый Законом Туркменистана от 12 июня 1997 года, с внесёнными изменениями и дополнениями, […]