Система место и роль местных органов власти в советском государстве

Местное самоуправление в советской России и СССР

по теме: «Местное самоуправление в советской России и СССР»

1. Советы как сочетание элементов государственной власти и самоуправления.

2. Положение самоуправления в СССР в условиях становления и развития тоталитаризма (1924-1953 гг.).

3. Попытки реформирования территориального самоуправления (1958-1964 гг.). Период стабилизации развития местных советов (1964-1984 гг.).

4. Место и роль местных органов власти в советском государстве.

Буров А. Н. Местное самоуправление в России: исторические традиции и современная практика. М., 2000.

Велихов Л. А. Основы городского хозяйства. Общее учение о городе, его управлении, финансах и методах хозяйства. М., 1999.

Еремян В. В., Федоров М.В. История местного самоуправления в России. Часть II. М., 1999.

История государственного управления России: Учебник / Под ред-проф. В. Г. Игнатова. Изд. 3-е. Ростов н/Д: Феникс. 2003.

Прусаков Ю. М., Нифанов А. Н. Местное самоуправление России. Ростов н/Д., 2003.

Институты самоуправления: историко-правовое исследование. Раздел 1. — М., 1999.

Муниципальное право Российской Федерации. Учебник./ Под ред. Кутафина О. Е., Фадеева В. И. – М., 2002.

Местное самоуправление. Основы системного подхода. Учебник./ Под ред. Когута А.Е., Гневко В.А. — СПб, 2001.

Конституционное право Российской Федерации. Учебник. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. – М., 2001.

История местного самоуправления в России. Еремин В.В., Федоров М.В. – М., 1999.

После Октябрьской революции 1917 г. в стране сложилась такая система власти, по которой все представительные органы (сверху донизу) входили в единую систему государственной власти. Это, естественно, изменило существовавшие до революции представ­ления о местном самоуправлении как самоуправлении населения. Иными словами, местное самоуправление в виде Советов народных депутатов фактически стало представлять собой низовое звено еди­ного государственного аппарата.

Заметим, и до октября 1917 г., как отмечают Ю.М. Прусаков и А.Н. Нифанов, небольшой период времени действовали Советы, возникшие в ходе первой революции (1905-1907 гг.) и возродившиеся в период Временного правительства — в апреле 1917 г. их насчитывалось бо­лее 700.

По мнению профессора Трусовой Е.М., переустройство местно­го самоуправления, изменение избирательной системы Временное правительство проводило в соответствии с его обращением «К граж­данам России» от 6 марта, в котором провозглашалось низложение старого порядка и рождение новой свободной России.

Вопрос о выборах органов самоуправления, в которых были бы представлены все основные группы горожан, стал на повестку дня как один из самых важных. 15 апреля правительство установило временные правила выборов городских дум и их управ, по которым разрешалось сразу же приступать к подготовке новых выборов, не дожидаясь издания избирательного закона.

Городские массы выступали за создание демократизированного самоуправления без ограничений их деятельности со стороны ад­министрации. Однако добиться самостоятельности муниципальных органов было довольно сложно. Существовала неразбериха в систе­ме управления, противоречия: в структуре и полномочиях органов. Подготовка выборов велась в условиях обострения политической обстановки в стране и регионе.

От местных органов требовалось быстрое реагирование на острые жизненные вопросы и действия. Думы и их управы для решения сто­явших перед ними задач должны были выработать гибкие техноло­гии управления, сформировать свой аппарат служащих, установить прочные связи с петроградскими властными структурами, наладить двустороннюю информацию. Подготовкой выборов нового состава дум занимались городские управы и исполнительные общественные комитеты. Последние временно исполняли и обязанности город­ских дум на период выборов. Действовавший состав дум выбирал избирательные комиссии.

Выборы проводились по пропорциональной системе. На места были разосланы постановления правительства, разъясняющие по­рядок их проведения. Избирательный округ в городе мог делиться на участки, создавали избирательные комиссии под председательством городского головы, а также трех членов, приглашенных председа­телем из числа избирателей. Избирательные списки составлялась городской управой. Жалобы и протесты на нарушения выборного производства подавались в окружной суд, решения которого могли быть обжалованы в Правительствующий Сенат.

Списки избирателей в окончательном виде готовились комис­сиями под общим руководством комиссаров губернии и областей. Списки составлялись не по алфавиту, а в порядке их выдвижения. Номер списку присваивался комисси­ей в порядке поступления его для регистрации. Своих кандидатов могла выдвинуть любая группа жителей города или общественное движение, политические партии. Однако требовалось, чтобы число лиц, заявлявших список своих кандидатов, было не менее полови­ны числа гласных в данном городе, подлежащих избранию согласно предписанию правительства: Городские управы принимали жалобы от граждан на неправильное заполнение списков или отсутствие их в таковых. Разъяснялся порядок проведения выборов устно и в пе­чати. В городах региона вывешивались листки «Техника выборов в городскую думу».

Октябрьская революция внесла коренные изменения в форми­рование системы местных органов власти и ее структуру.

1. Советы как сочетание элементов государственной власти и самоуправления.

В октябре 1917 г. действовало свыше 1430 Советов рабочих, сол­датских и крестьянских депутатов и свыше 450 Советов крестьян­ских депутатов. Отметим, что на Дону и Кубани существовали так же и Советы казачьих и крестьянских депутатов.

Но в большинстве они опирались в своей деятельности не на за­конодательные акты, изданные властью, а на мнение, пожелания масс. Советы чаще всего сами определяли количественный состав депутатов, сами разрабатывали свои полномочия и структуру. Есте­ственно, уже в конце 1917 г. стало ясно, что существующие Советы, которые в известной мере обладали элементами независимости и самостоятельности, вступили в противоречия с жесткой централиза­цией государственных органов. Ибо в основу организации местного самоуправления большевики положили принцип полновластия Со­ветов и их единства как органов государственной власти.

Как отмечает А.Н. Буров, роль и значение местных Советов были изначально политизированы, они рассматривались как первичные ячейки осуществления «пролетарской диктатуры». Они представля­лись не только и не столько как органы решения местных проблем на основе общественной самодеятельности, а скорее как органы, через которые «трудящиеся и эксплуатируемые массы» реализовы­вали бы свои классовые интересы.

Анализируя реформирование местного самоуправления в Рос­сии в конце 1917 г., В.В. Еремян и М.В. Федоров отметили, что с октября 1917 г. судьба земских и городских структур самоуправ­ления в значительной степени определялась рекомендациями Со­ветского правительства, направляемыми в адрес местных Советов, использовать аппарат данных органов для осуществления и реали­зации на местах первых декретов новой власти, а также реальной ситуацией в соответствующей губернии или городе. Уже 27 октября 1917 г. было принято постановление Совета Народных Комисса­ров «О расширении прав городских самоуправлений в продоволь­ственном деле», в соответствии, с которым все имевшееся на местах продовольствие должно бы распределяться исключительно через городские органы самоуправления.

К концу декабря 1917 г. отношение нового правительства к институтам старого самоуправления меняется: 27 декабря 1917г. декретом Советов Народных Комиссаров был распущен Земский союз. К весне 1918 г. завершилась ликвидация всех земских и го­родских органов местного самоуправления. До 20 марта 1918г. дей­ствовал Наркомат по местному самоуправлению, но после выхода из коалиционного (с левыми эсерами) правительства левых соци­алистов-революционеров, он был упразднен как самостоятельное учреждение.

После упрочения Советов в губернских и уездных центрах они немедленно приступали к организации Советов в волостях и селах.

Понятию «совет», несмотря по существу на случайный харак­тер его происхождения, суждено было сыграть выдающуюся роль в государственно-политическом строе России. Истоками образо­вания этого понятия, как считают В.В. Еремян и М.В. Федоров, являлись представления о демократии как о порядке управления с помощью коллегий. Коллегия (или Совет) — идеальная форма, в которую заключено демократическое управление, с точки зрения Кальвина, английских пуритантистов, якобинцев или российских марксистов. Изначально творцы советского строя вряд ли улавли­вали смысл такого порядка организации. Они скорее подходили к первым Советам с позиций утилитаризма. Истоки крестьянской общины, служившей долгие годы формой организации исключи­тельно земельных и хозяйственных отношений питают «эмбри­он» советского строя».

Анализируя законодательство того периода, ученые чаще всего выделяют три характерные черты присущие местным Советам. Во-первых, местные Советы являлись органами власти и управления, действующими в границах существующих тогда административных территорий. Во-вторых, существовала организационная взаимос­вязь и соподчиненность по вертикали. И, наконец, при определе­нии компетенции и пределов полномочий местных Советов, уста­навливалась их самостоятельность в решении вопросов местного значения, но их деятельность допускалась лишь в соответствии с решениями центральной власти и вышестоящих Советов.

Заметим, что земские традиции повлияли на Советы солдатских, рабочих и крестьянских депутатов. То есть вычленяли одну часть на­селения, а впоследствии представительство в Советах получили все социальные группы населения. Другое дело, что принцип сорности в них был заменен принципом отбора, который производился пар­тийными структурами. Вот что необходимо было менять, а не раз­рушать сам принцип представительства по социально-профессио­нальному признаку.

Процесс перехода государственной власти на местах к Советам не был бы кратковременным: определенное время земские и го­родские органы, местного самоуправления функционировали па­раллельно местным Советам, при этом они не всегда противопо­ставляли себя последним. В декабре 1917 г. Народный комиссариат внутренних дел (Наркомвуд) по поручению советского правитель­ства дал официальное разъяснение по поводу взаимоотношений Советов с органами местного самоуправления. В этом разъяснении указывалось, что земства и городские думы, выступающие против или саботирующие их решения, подлежат немедленной ликвида­ции, органы местного самоуправления, лояльно относящиеся к Со­ветам, сохраняются и под руководством Советов, по их поручениям выполняют функции местного управления.

Историки отмечают, что даже в случае сохранения на тот или иной промежуток времени «традиционных» органов местного само­управления ни о каком их равноправии с Советами не могло быть и речи. Этим позиция большевиков кардинальным образом отлича­лась от позиции других политических партий. Так, меньшевики и эсеры, выступая за сохранение земств и городских дум, предлагали разделить функции местного управления между ними и Советами. Советы, по их мнению, должны были выполнять функции полити­ческие и культурно-воспитательные, а все вопросы экономической жизни оставались бы в земствах и городских думах.

Обращение Наркомвуда и ко всем Советам и Инструкции о правах и обязанностях Советов, опубликованные в конце декабря 1917 г. были по существу первыми законодательными документа­ми, которые не только закрепили систему местных советов, но и определили их общую компетенцию.

Последующие декреты, изданные съездами Советов, правитель­ством и ВЦИК вплоть до принятия первой Конституции РСФСР 1918 г. и касавшиеся деятельности местных Советов, расширяли и конкретизировали их права. На III Всероссийском съезде Со­ветов отмечалось, что «все местные дела решаются исключитель­но местными Советами. За высшими Советами признается право регулирования отношений между низшими Советами и решение возникающих между ними разногласий».

Естественно, весьма важной проблемой деятельности местных Советов была проблема их финансирования. 18 февраля 1918 г. Наркомвуд рекомендовал местным Советам изыскивать источник средств существования на местах путем беспощадного обложения имущих классов». Это «право» вскоре и стало реализовываться: «имущие классы» были обложены специальным налогом. Однако данный источник при таком «беспощадном обложении» вскоре не мог не иссякнуть, так что проблема обеспечения материальной базы местных Советов все более и более выдвигалась на первый план.

Расширялась сфера компетенции и деятельности местных Со­ветов. Декретом Совета Народных Комиссаров от 27 января 1918 г. местным Советам было предоставлено право решать вопрос о гра­ницах между отдельными административно — территориальными единицами. В этом же месяце при исполкомах Советов, начиная с волости, учреждаются отделы по назначению пенсий военнослужа­щим, получившим увечья. В феврале 1918 г. декретом ВЦИК было предложено всем губернским и уездным исполкомам организовать дорожные секции, которые приняли бы на себя от местных само­управлений все права и обязанности в данной области. Полномо­чия Советов этого периода простирались достаточно далеко. Они занимались организацией работы местных предприятий, подвер­гавшихся национализации, осуществляли охрану промышленных объектов, контролировали предприятия, все еще находившиеся в руках старых хозяев.

В социальной сфере Советы стали осуществлять деятельность по обеспечению неотложных нужд населения, и, прежде всего рабочего класса. Они организовывали общественные столовые, общежития, пытались регулировать вопросы труда и заработной платы, разраба­тывали совместно с профсоюзами тарифы, осуществляли различные мероприятия по охране труда и решению жилищных вопросов.

В области народного просвещения и культурно-просветитель­ной деятельности Советы создавали народные начальные и средние школы, принимали меры по изданию новых учебников и учебных пособий, реорганизовывали гимназии и реальные училища в советские начальные и средние школы. По их инициативе расширялась сеть детских домов, детских площадок, библиотек, изб-читален,

В сфере здравоохранения Советы осуществляли меры по обе­спечению бесплатного медицинского обслуживания, проводили различные мероприятия в области санитарии, гигиены и профи­лактики.

В Конституции РСФСР 1918 г. задачи местных Советов опреде­лялись следующим образом:

а) проведение в жизнь всех постановлений высших органов совет­ской власти;

б) принятие всех мер к поднятию данной территории в культурном и хозяйственном отношении;

в) разрешение всех вопросов, имеющих чисто местное (для данной территории) значение;

г) объединение всей советской деятельности в пределах данной территории.

Очень важным в этой связи представляется тот факт, что все до­ходы и расходы местных Советов были поставлены под контроль центра.

В конце 1919 г. VII Всероссийский съезд Советов принимает офи­циальный курс на децентрализацию. Съезд поставил Советы между наркоматами и ВЦИК. Советы получали право приостанавливать распоряжения наркоматов, если их решения противоречили интере­сам мест. Одновременно предусматривалось, что приостановление действия распоряжений отдельных народных комиссариатов может иметь место только в исключительных случаях, причем Президиум ВЦИК при рассмотрении этого вопроса вправе привлечь к судеб­ной ответственности виновную сторону — либо наркоза, отдавшего явно противоречившее законам распоряжение, либо руководителей губисполкома, незаконно приостановивших распоряжение народ­ного комиссариата.

Иными словами, советы получили право защиты своих интере­сов. В тоже время были определены единицы местного самоуправ­ления независимо от размера (губернии, уезда, волости, города, де­ревни). Они стали называться коммунами. В Советах были созданы специальные органы (коммунотделы) для руководства «коммуналь­ным хозяйством». В апреле 1920 г. был создан центральный регули­рующий орган — Главное управление коммунального хозяйства.

После гражданской войны в период восстановления расширение полно­мочий местной власти, придание ей характера местного самоуправ­ления для Советского правительства было шагом вынужденным, но на том этапе необходимым. Но оно было кратковременным.

2. Положение самоуправления в СССР в условиях становления и развития тоталитаризма (1924-1953 гг.).

Самостоятельная хозяйственная деятельность Советов началась осенью 1924 г. с выделения самостоятельных городских бюджетов. С развитием товарно-денежных отношений у местных Советов по­являются средства для формирования собственных бюджетов. Их основой становятся доходы от вновь восстановленных налогов, пла­ты за жилье и другие коммунальные услуги.

В 1924 г. начинают обсуждаться вопросы расширения прав Советов не только в хозяйственной деятельности, но и в политико-админи­стративной. В прессе развертывается широкая кампания «за ожив­ление местных Советов». В апреле 1924 г. проводится совещание по вопросам советского строительства и «улучшения работы местных Советов как власти, организующей самодеятельность многомилли­онных масс трудящихся». В 1925 г. было принято Положение о город­ском Совете, где декларировалась новая роль Совета как «высшего ор­гана власти на территории города и в пределах своей компетенции».

Профессор Л.А. Велихов в своей книге «Основы городского хо­зяйства», изданной в 1928 г., значительное внимание удели анализу «Положения о городских Советах». Оно было принято 2-й сессией ВЦИК XII созыва и опубликовано в «Известиях» 3 января 1926 г.

Какими предметами ведения наделялись городские Советы?

Горсоветы в области управления, охраны государственного по­рядка и общественной безопасности получили право издавать по­становления, образовывать избирательные комиссии по перевы­борам, определять избирательные районы и порядок проведения выборов.

В пункте 26 III главы «Положения. » было записано, что в обла­сти «хозяйственно-экономической и промышленной городские со­веты эксплуатируют подведомственные им предприятия непосред­ственно или путем сдачи в аренду, организуют новые предприятия производственного и торгового характера, содействуют развитию в городе промышленности и торговли и регулируют их в пределах действующих узаконений, оказывают всемерную поддержку и со­действие всем видам кооперации.

В области земельно-коммунального хозяйства (согласно пункту 28), горсоветы ведают эксплуатацией и сдачей в аренду городских земель и угодий, проводят работы, связанные с городской чертой, мелиорацией, планировкой, отводом земельных участков под за­стройку и сельскохозяйственное использование, устраивают и раз­вивают, в пределах городской черты, выгонное, луговое и лесное хозяйство, скотоводство, сады и прочее, организуют ветеринарную помощь.

К концу 1927 г. разрушенное городское хозяйство было восста­новлено до уровня 1913 г. Вновь начинает уделяться внимание воп­росам благоустройства. Появляются разнообразные проекты город­ской планировки. Ряд школ в крупных городах переходит на баланс коммунального хозяйства. Налицо, таким образом, достаточно яв­ственное проявление «автономизации» местных Советов, была за­явлена их попытка играть более или менее самостоятельную роль в общественной жизни. В целом же «нэповскому» периоду деятель­ности Советов были присущи:

— некоторая децентрализация единой иерархической советской системы, перераспределение прерогатив в сторону некоторого усиления прав и полномочий ее низовых звеньев;

— расширение социально-экономических полномочий местных Советов в лице их исполнительных органов за счет поглощения ими местных территориальных органов, центральных правитель­ственных структур, формирование специальных органов управ­ления коммунальным хозяйством;

— попытки более или менее широкого вовлечения в избирательный процесс на местах «трудящихся масс», оживления Советов при сохранении жесткого политического контроля со стороны пра­вящей партии;

— формирование самостоятельной финансово-материальной базы местных Советов, восстановление системы налогообложения в условиях оживления товарно-денежных отношений;

— создание нормативно-правовой основы, обеспечивавшей опре­деленную «автономизацию» местных Советов.

Завершение нэповского этапа привело к существенному измене­нию финансового положения муниципальных образований.

В апреле 1927 г. XV партконференция ВКП(б) объявила курс на централизацию власти и управления. С 1928 г. закрываются «отком-мунхозы» и городские управления коммунального хозяйства, идут «чистки» аппаратов местных Советов и центрального аппарата. Принимается новый закон о финансах местных Советов, который вводит остаточный принцип финансирования (после затрат на ин­дустриализацию) местных хозяйств.

Города лишались бюджетной самостоятельности: сначала по решению партийных органов часть предприятий городов объеди­нялась в тресты, а с созданием в 1932 г. системы отраслевых про­мышленных наркоматов тресты перешли в их непосредственное подчинение. В 1930 г. ликвидируются отделы коммунального хо­зяйства местных Советов, и тем самым вообще прекращается са­мостоятельная деятельность Советов. Это и было, как отмечает А. Н. Буров, фактическое умерщвление городских Советов, так как город из относительно независимого образования превращался и придаток индустрии. В 1933 г. принимается новое Положение о го­родском Совете, в котором они вновь стали декларироваться как органы пролетарской диктатуры, призванные проводить политику центральной власти на местах.

Конституция СССР 1936 г. и Конституция РСФСР 1937 г. пре­образовали местные Советы рабочих, крестьян и красноармейцев в Советы депутатов трудящихся, что в юридическом плане следует рассматривать как шаг на пути к демократизации. С упразднением съездов Советы стали постоянно действующими органами власти и управления. Они формировались на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. Местные Сове­ты провозглашались полновластными органами на своей территории и были призваны решать наиболее важные вопросы государственно­го, хозяйственного, социально-жилищного строительства. На деле же в условиях сформировавшегося тоталитарного режима Советы были очень далеки от реального полновластия и демократизма.

В предвоенные годы появляется новая форма участия депутатов Советов в практической работе. Из их состава формируются посто­янные Комиссии, среди которых бюджетная, школьная, оборон­ная и др. Изменилось и положение исполкомов Советов. Они стали представлять собой исполнительные и распорядительные органы, подотчетные Советам, осуществляющим под неусыпным оком и на­правляющим воздействием партии повседневное руководство всем хозяйственным и культурным строительством на своей территории, деятельностью предприятий местной промышленности, сельского хозяйства, учреждений народного образования.

Великая Отечественная война внесла существенные коррективы в развитие местного самоуправления.

На основании Указа «О военном положении» все функции ор­ганов государственной власти были в прифронтовых территориях переданы Советам фронтов, армий и округов. Вся полнота власти сосредоточивалась в руках Государственного Комитета Обороны. На этот чрезвычайный высший орган руководства страной были воз­ложены главные функции управления, связанные с войной, обе­спечение материальных и иных условий ведения военных действий. Постановления ГКО подлежали беспрекословному исполнению всеми государственными органами, общественными организация­ми и гражданами. В ряде областных центров и городов создавались местные комитеты обороны. И Советы должны были действовать наряду и в теснейшем единстве с этими органами, возникшими в условиях войны. В этой связи почти повсеместно нарушались кон­ституционные сроки выборов, регулярность проведения сессий, отчетность Советов. Еще более возросла роль исполнительно-рас­порядительных органов (исполкомов). Вопросы, требовавшие кол­легиального рассмотрения на сессиях, зачастую решались испол­комами и отделами. В свою очередь партийные комитеты нередко подменяли деятельность советских органов, а многие функции ис­полкомов выполнялись единолично их руководителями и заведую­щими отделами.

3. Попытки реформирования территориального самоуправления (1958-1964 гг.). Период стабилизации развития местных советов (1964-1982 гг.).

В 50—80 г. XX в. в СССР было принято немало постановлений, посвященных проблемам совершенствования местного самоуправ­ления. Это постановления ЦК КПСС «Об улучшении деятельно­сти Советов депутатов трудящихся и усилении их связей с массами» (1957 г.), «О работе местных Советов депутатов трудящихся Полтав­ской области» (1965 г.), «Об улучшении работы сельских и поселко­вых Советов депутатов трудящихся» (1967 г.), «О мерах по дальней­шему улучшению работы районных и городских Советов депутатов трудящихся» (1971 г.), постановление ЦК КПСС, Президиума Вер­ховного Совета СССР и Совета Министров СССР «О дальнейшем повышении роли Советов народных депутатов в хозяйственном строительстве» (1981 г.) и др.

Во многих документах были расширены финансовые права мест­ных органов. Так в 1956 г. местные Советы стали самостоятельно распределять денежные средства своего бюджета. Шагом вперед следует признать и предоставленное местным Советам право на­правлять на финансирование жилищно-коммунального хозяйства и социально-культурных мероприятий дополнительно выявлен­ные при исполнении бюджетов доходы. В положении о сельских Советах РСФСР, утвержденном Президиумом Верховного Совета Российской Федерации 12 сентября 1957 г., местные органы полу­чили право при перевыполнении доходной части сельского бюдже­та направлять бюджетные средства на дополнительные расходы по формированию хозяйственных и культурных мероприятий (кроме увеличения заработной платы). Был изменен сам порядок утверж­дения этих бюджетов: теперь они утверждались на сессии сельско­го Совета, тогда как раньше подлежали утверждению исполкомами районных Советов.

Расширились также источники доходов, идущих непосредствен­но в бюджеты местных Советов. К примеру, законами о Государ­ственном бюджете СССР на 1958 и 1959 г. устанавливалось, что дохо­ды, поступающие по подоходному налогу с колхозов, сельхозналогу и налогу с холостяков, одиноких и малосемейных граждан, полнос­тью зачисляются в республиканский бюджет. Затем значительная часть этих средств перечислялась в местные бюджеты.

Но, как отмечают историки, эти нововведения желаемого ре­зультата не дали: свою роль сыграла командно-административная система. Дело в том, что, устанавливая в очередном акте новые пра­ва Советов, центр «забывал» обеспечить их материальными, организационными и структурными механизмами, и эти нововведения обрекались на декларативность.

К тому же возникла зависимость Советов от своих же исполни­тельных органов, когда фактически аппарат стал довлеть над Сове­тами, формируя и направляя их деятельность вместе со всем депу­татским корпусом.

Значительное место развитию местного самоуправления было отведено в Конституции СССР 1977 г. и Конституции РСФСР 1978 г. В этих Основных законах был зафиксирован принцип верховенства Советов как единственных единых органов государственной власти. Закрепляя полновластие Советов, они устанавливали, что все дру­гие государственные органы подконтрольны и подотчетны Советам. Специальная глава Конституции РСФСР была посвящена местным органам власти и управления. Были четче и полнее разработаны функции местных Советов. В их ведении находилась значительная часть предприятий местной, топливной и пищевой промышленно­сти, промышленности строительных материалов, сельского, водно­го и мелиоративного хозяйства, торговли и общественного питания, ремонтно-строительных организаций, электростанций и т. д.

Как характеризовалась система местного самоуправления в СССР, в том числе и в Российской Федерации в 80-е гг. XX в.?

По Конституции СССР 1977 г. местные Советы должны были руководить на своей территории государственным, хозяйственным и социально-культурным строительством; утверждать планы эко­номического и социального развития и местный бюджет; осу­ществлять руководство подчиненными им государственными органами, предприятиями, учреждениями и организациями; обе­спечивать соблюдение законов, охрану государственного и обще­ственного порядка, прав граждан; содействовать укреплению обо­роноспособности страны.

В пределах своих полномочий местные Советы должны были обе­спечивать комплексное экономическое и социальное развитие на их территории; осуществлять контроль за соблюдением законодатель­ства расположенными на этой территории предприятиями, учреж­дениями и организациями вышестоящего подчинения; координиро­вать и контролировать их деятельность в области землепользования, охраны природы, строительства, использования трудовых ресурсов, производства товаров народного потребления, социально-культур­ного, бытового иного обслуживания населения.

Решения местных Советов, принятые в пределах полномочий, предоставленных им законодательством Союза СССР, союзной и автономной республики, были обязательны для исполнения всеми расположенными на территории Совета предприятиями, учрежде­ниями и организациями, а также должностными лицами и гражда­нами.

Районные, городские и районные в городах Советы могли обра­зовывать отделы и управления исполкомов, утверждать и освобож­дать от должности их руководителей; отменять решения нижесто­ящих Советов; создавать наблюдательные комиссии, комиссии по делам несовершеннолетних, комиссии по борьбе с пьянством при исполкомах Советов, комитеты народного контроля, утверждать их составы, назначать и освобождать от должности их председателей; утверждать структуру и штаты исполнительного комитета, его от­делов и управлений, исходя из принятых в республике нормативов и установленной для исполкома численности административно-управленческого аппарата.

Сельские и поселковые Советы на сессиях объединяли, направ­ляли средства, выделенные колхозами, совхозами, предприятиями на жилищно-коммунальное, культурно-бытовое строительство и благоустройство; утверждали и освобождали от должности руково­дителей школ и других подведомственных им учреждений; рассма­тривали замечания и предложения по уставам сельскохозяйствен­ных артелей; утверждал представления в исполнительные комитеты вышестоящих Советов по вопросам, связанным с изменением ад­министративно — территориального устройства.

Кроме перечисленных местные Советы были правомочны, рас­сматривать и решать на сессиях любые вопросы, отнесенные к их ведению законодательством Союза ССР, союзной и автономной республики.

Местные Советы сами определяли целесообразность рассмо­трения того или иного вопроса Советом или подотчетным ему ор­ганом. В принципе местные Советы имели право рассматривать и решать любой вопрос, отнесенный к их ведению. Однако местным Советам не было необходимости подменять подчиненные им орга­ны управления и самим рассматривать все вопросы экономическо­го и социального развития. На практике они принимали к своему рассмотрению лишь те вопросы, которые имели наиболее важное значение.

Объем прав и обязанностей местных Советов зависел от их зве­на. Так, областные, краевые Советы сосредоточили в своих руках все нити руководства экономическим и социальным развитием. Они непосредственно руководили предприятиями, учреждени­ями и организациями, находящимися в их подчинении, а также предприятиями, учреждениями и организациями, подчиненными нижестоящим Советам.

Районный Совет как узловое звено местных органов власти вы­ступал организатором развития всех отраслей местного хозяйства, непосредственно руководил развитием местной промышленно­сти, всем делом социального, коммунально-бытового, культурно­го, торгового обслуживания населения, народным образованием, здравоохранением. Это было обусловлено тем, что большинство предприятий и учреждений сферы обслуживания находилось в не­посредственном подчинении районных Советов. Районный Совет выступал также непосредственным организатором и руководителем развития сельскохозяйственного производства.

Планово-регулирующие начала занимали в его деятельности зна­чительно меньшее место и проявлялись в руководстве, осуществля­емом через сельские, поселковые Советы и Советы городов район­ного подчинения.

Для городских Советов была характерна деятельность, прежде всего в сфере руководства промышленностью, городским хозяй­ством и обслуживания населения. Они руководили подчиненными им предприятиями, принимали меры по развитию производства то­варов народного потребления и местных строительных материалов на базе местного сырья, осуществляли контроль за строительством, ведущимся на их территории, организовывали жилищное, комму­нальное, культурно-бытовое строительство. Городские Советы ру­ководили учреждениями культуры, государственной и кооператив­ной торговлей, общественного питания, предприятиями бытового обслуживания, благоустройством городов, коммунальным хозяй­ством. В их ведении находилось руководство всей деятельностью школ, внешкольным воспитанием детей, работой по медицинскому и пенсионному обслуживанию населения и т. д.

Особенности компетенции сельских и поселковых Советов про­являлись в их задачах и правах в области сельского хозяйства и со­циально-культурного обслуживания населения. Сельские и посел­ковые Советы контролировали деятельность колхозов и совхозов и оказывали им помощь в развитии сельскохозяйственного произ­водства.

Обратим внимание на компетенцию местных Советов по отно­шению к неподчиненным предприятиям, учреждениям и органи­зациям. Компетенция местных Советов по отношению к неподчиненным предприятиям, учреждениям и организациям затрагивала самые различные сферы их деятельности.

Наиболее широкий объем прав местным Советам был предостав­лен в сфере, связанной с обслуживанием населения. Местные Со­веты контролировали деятельность всех расположенных на их тер­ритории предприятий, учреждений и организаций по жилищному, коммунальному строительству, строительству объектов социально-культурного и бытового назначения, производству товаров народ­ного потребления, по разработке и проведению мер в области об­разования, здравоохранения культуры, землепользования, охраны природы, использования трудовых ресурсов.

Во всех организациях, независимо от их подчиненности. Советы контролировали соблюдение социалистической законности, состо­яние охраны прав, свобод и интересов граждан, работу с письмами, жалобами и заявлениями трудящихся.

С полномочиями местных Советов по отношению к неподчи­ненным предприятиям, учреждениям и организациям в тесной свя­зи находились их права по обеспечению единого государственного руководства всеми процессами экономического и социально-куль­турного строительства на своей территории, т. е. их права по осу­ществлению координационных функций. Они распространялись на всю подведомственную местному Совету территорию и на все без исключения (как подчиненные, так и неподчиненные и непод­ведомственные) предприятия, учреждения и организации. Иными словами, речь шла о широком комплексном подходе к перспекти­вам развития соответствующих территорий. Это прямо предпола­гало необходимость объединения возможностей, усилий и средств всех предприятий, учреждений и организаций, расположенных на территории Совета, с целью обеспечения наиболее эффективного развития всех процессов экономического, государственного, ад­министративного и социально-культурного строительства, охраны прав и свобод граждан, обеспечения правопорядка.

Различия в подчиненности местным Советам предприятий, учреж­дений и организаций влияли не на наличие или отсутствие у местных Советов права воздействия на определенный круг субъектов, а на сте­пень этого воздействия в различных сферах деятельности.

Подчиненными предприятиями, учреждениями и организация­ми местные Советы были правомочны руководить в полном объеме и всеми сторонами их деятельности.

По отношению к неподчиненным предприятиям, учреждениям и организациям сфера воздействия местных Советов была более узкой и носила иной характер: в вопросах, прямо затрагивающих интересы населения (так называемых вопросах местного значе­ния), Советы над правом координировать и контролировать их де­ятельность практически в полном объеме. Осуществляя контроль за неподчиненными предприятиями, учреждениями и организа­циями, заслушивая отчеты их руководителей, принимая по ним решения, местные Советы оказывали на них тем самым прямое руководящее воздействие. Содержащиеся в решениях местных Советов предложения и рекомендации в адрес расположенных на территории Совета предприятий, учреждений и организаций выше­стоящего подчинения должны быть рассмотрены руководителями этих организаций, и результаты сообщены Совету в установленный законом срок.

Принятые в пределах предоставленных Советам прав, их ре­шения были обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями и организациями, расположенными на территории Совета. В случае невыполнения их требований Советы действова­ли через соответствующие вышестоящие органы: вносили в

§ 2.3. История развития прокуратуры в советском государстве

После октябрьской революции органы прокуратуры, как известно, были ликвидированы. Советская власть, приняв во внимание верность прокуроров старому режиму и некоторую «реакционность» этого органа, ликвидировала прокуратуру. Декретом о суде от 24 ноября 1917 г. N 1 были упразднены ранее существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора, а равно институты присяжной и частной адвокатуры. Однако до марта 1918 г. старые суды, прокуратура, адвокатура сохранялись в Ставропольской, Омской, Тобольской губерниях. Местные органы власти пытались лишь установить контроль за их деятельностью.

Вопрос о создании новой прокуратуры пока не ставился: во многом это было обусловлено отношением народных масс того времени к дореволюционной прокуратуре, которая ассоциировалась у них с насилием. В дореволюционной России закон и служители закона, которыми являлись и представители прокуратуры, ассоциировались, скорее, с главой государства, монархом, нежели с юридическими нормами.

Отсутствие прокуратуры не означало, что до ее создания не был организован надзор за законностью. Декрет СНК РСФСР от 7 марта 1918 г. N 2 «О суде» постановил при советах рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов создать коллегии лиц, посвящающих себя правозаступничеству в форме как общественного обвинения, так и общественной защиты. Надзор и контроль за соблюдением законов в деятельности местных органов власти и органов государственного управления осуществляли в то время различные учреждения, в компетенцию которых входили и другие функции. Например, ВЦИК, который надзирал за точным применением декретов на всей территории РФ, Совет Народных Комиссаров, народные комиссариаты. Особое место в системе государственных органов, наделенных надзорно-контрольной функцией, занимали Рабоче-крестьянская инспекция (РКИ), органы Народного комиссариата государственного контроля и его местные учреждения, которые были в 1920 г. ликвидированы в силу их малой эффективности. Функции по надзору за соблюдением законов выполняли также и органы ВЧК, надзор за законностью являлся и обязанностью судебно-следственных органов. Ревтрибуналы проверяли законность проведения следственных действий органами ВЧК, обоснованность содержания граждан в местах лишения свободы. Законность действий милиции и исправительно-трудовых учреждений находилась под контролем следственных комиссий и народных судов. В компетенцию Народного комиссариата юстиции входили наблюдение за деятельностью органов следствия, обвинения, защиты и дача им руководящих указаний, организация мест лишения свободы и заведование ими.

Первые зачатки прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве можно заметить в деятельности коллегий обвинителей, которые были учреждены при каждом трибунале и Центральной коллегии государственных обвинителей при Революционном трибунале ВЦИК. Они осуществляли надзор за расследованием преступлений, поддерживали государственное обвинение по уголовным делам в суде, приносили протесты на незаконные и необоснованные приговоры. Однако их полномочия не выходили за рамки уголовного процесса, и они не были организационно самостоятельным органом.

Таким образом, функция наблюдения за неуклонным исполнением законов государственными органами, должностными лицами, общественными организациями и гражданами оказалась рассредоточенной среди ряда органов и учреждений, однако это не могло способствовать единообразному пониманию социалистической законности и не отвечало требованиям ее всемерного укрепления. Своеволие ведомств, раздробленность власти, сепаратизм — все это побудило создать единую централизованную систему надзора за законностью. В силу этого такое положение не могло существовать долго, поскольку правовая система, основанная на общегосударственных декретах и решениях чрезвычайных органов, не обеспечивала главного — единообразия государственного управления и стабильности государственной власти. В новых социально-экономических и политических условиях был один выход из сложившегося положения: создание специального централизованного органа, подчиненного только центральной государственной власти, независимого от поднадзорных ему учреждений, от каких-либо местных влияний, способного эффективно осуществлять надзор за точным и безусловным исполнением законов всеми органами власти и государственного управления, должностными лицами и гражданами на всей территории страны, во всех областях жизни Советского государства. Таким органом и должна была стать советская прокуратура.

В конце 1921 г. В.И. Лениным было дано указание Д.И. Курскому приступить к подготовке проекта положения о прокуратуре. Обсуждение проекта проходило в острой борьбе с местничеством. В процессе подготовки законопроекта высказывались различные точки зрения по вопросам о месте прокуратуры в системе государственных органов, о принципах ее организации и объеме полномочий. Главным был вопрос об отношениях прокуратуры с губернскими исполнительными комитетами.

Наконец, 28 мая 1922 г. было принято Положение о прокурорском надзоре, согласно которому в составе Народного комиссариата юстиции (НКЮ) была учреждена Государственная Прокуратура. Это положение заложило основы советской прокуратуры на многие годы. Прокурором Верховного суда был назначен П.А. Красиков, которому были предоставлены широкие права: законодательной инициативы и совещательного голоса в заседаниях высших органов власти страны, а также право приостанавливать решения и приговоры коллегий Верховного суда СССР.

На прокуратуру были возложены следующие функции:

осуществление надзора от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных, частных организаций и частных лиц путем возбуждения уголовного преследования против виновных и опротестования, нарушающих закон постановлений;

непосредственное наблюдение за деятельностью следственных органов дознания в области раскрытия преступлений, а также за деятельностью органов Государственного Политического Управления;

поддержание обвинения на суде;

наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей.

Положение послужило основой для принятия в том же году Положения о прокурорском надзоре в Белорусской ССР, Украинской ССР и Азербайджанской ССР. В них также нашли отражение те же принципы организации и деятельности органов прокуратуры.

В СССР предпринимались попытки представить советскую прокуратуру как абсолютно уникальный институт, отвергалась его преемственность с дореволюционной прокуратурой. Однако историки правомерно рассматривают создание советской прокуратуры как попытку интегрировать функции дореформенной и пореформенной российской прокуратуры, преодолеть односторонность реформы 1864 г. Положение о прокурорском надзоре, по существу, восстанавливало российскую модель прокуратуры петровского времени. Таким образом, как отмечают историки, спустя 200 лет после упоминавшегося указа Петра I была воссоздана прокуратура того же типа, т.е. орган тоталитарного надзора за законностью в государстве, где законность понималась как диктатура пролетариата. Вплоть до 1933 г. прокуратура входила в состав НКЮ, что подчеркивало ее принадлежность к исполнительной власти.

Большое значение для укрепления законности имели принятые в 1922-1923 гг. Уголовный, Уголовно-процессуальный, Земельный кодексы, Кодекс о труде, Гражданский и Гражданско-процессуальный кодексы, Положение о недрах земли.

Одним из несомненных достижений прокуратуры тех лет являлся рост доверия к прокуратуре среди широких кругов населения, выражающийся в увеличении числа обращений граждан к прокурорам. Уже в период своего становления органы прокуратуры РСФСР ставили перед собой задачу быть ближе к населению, используя для этого различные формы. Так, на необходимость тесной связи органов прокуратуры с трудящимися и их организациями указывалось в 1923 г. в Письме НКЮ прокурорам губерний и областей, в котором говорилось, что прокуратура — это орган рабочего класса, и всем лицам прокурорского надзора предлагалось поставить своей основной задачей укрепление связи прокуроров с рабочими массами. Свою деятельность на местах прокуроры начинали с обращений — объявлений в местных газетах. В них указывались задачи прокуратуры, состав работников, служебный адрес, порядок подачи и приема жалоб и заявлений на незаконные действия органов власти и должностных лиц. Использовались и другие формы взаимодействия. Большое значение для предупреждения нарушений законности имела работа, проводимая прокуратурой по правовой пропаганде, по ликвидации юридической неграмотности работников низового государственного аппарата и широких масс.

После подписания Договора об образовании Союза ССР возникла необходимость создания общесоюзной системы правоохранительных органов. Постановлением ЦИК СССР от 6 июля 1923 г. «О Верховном Суде Союза ССР» Президиуму ЦИК СССР в связи с принятием Конституции СССР было поручено разработать Положение о Верховном Суде Союза Советских Социалистических Республик, которое было утверждено 23 ноября 1923 г., и в нем были определены функции, правомочия, структура и штаты Прокуратуры Верховного Суда Союза ССР. В составе Верховного Суда СССР учреждался пост Прокурора Верховного Суда СССР. Прокурор Верховного Суда СССР и его заместитель в соответствии со ст. 46 Конституции СССР 1924 г. назначались Президиумом ЦИК Союза ССР и были подотчетны Президиуму. Прокурор Верховного Суда давал заключения по всем вопросам, решаемым этим судом, поддерживал обвинение и имел право опротестовывать решения Верховного Суда в Президиум ЦИК СССР. Прокурор предлагал на рассмотрение Президиума ЦИК и Верховного Суда СССР вопросы, отнесенные к компетенции последнего, опротестовывал решения Верховного Суда СССР, истребовал решения и приговоры верховных судов союзных республик, проверял их в порядке надзора и передавал на рассмотрение Верховного Суда СССР.

В Основах судоустройства Союза ССР и союзных республик, принятых 29 октября 1924 г., была определена компетенция прокуроров союзных и автономных республик. Здесь воспроизводилось Положение о прокурорском надзоре 1922 г. (общий надзор, надзор за следствием, поддержание обвинения в судах, надзор за местами лишения свободы) с добавлением, что прокуратура ограждает интересы трудящихся по гражданским делам.

Постепенно расширялась компетенция прокурора Верховного Суда СССР, который получил право: наблюдать за законностью постановлений наркоматов и иных центральных учреждений СССР (кроме ЦИК и СНК СССР) с внесением представлений по поводу выявленных нарушений в Пленум Верховного Суда СССР; наблюдать за законностью постановлений ЦИК союзных республик; надзирать за законностью судебных решений.

Положением о судоустройстве РСФСР 1926 г. на органы прокуратуры были возложены две дополнительные функции:

участие в гражданском процессе в целях ограждения интересов государства и трудящихся, расширившее функцию судебного контроля;

общее наблюдение и согласование деятельности всех органов, ведущих борьбу с преступностью, позже получившее наименование координационной функции.

Положение о Народном комиссариате юстиции, принятое 3 июня 1929 г., установило, что в состав этого учреждения входят Верховный Суд РСФСР и Управление прокуратуры Республики. К ведению последнего было отнесено: руководство нижестоящими прокуратурами; надзор за законностью и опротестование действий центральных органов власти, хозяйственных органов, общественных организаций, исполкомов и других учреждений (общий надзор); руководство деятельностью органов расследования; организация совещаний по борьбе с преступностью и общее руководство их деятельностью; участие в заседаниях коллегий Верховного Суда РСФСР и дача заключений; истребование судебных дел в порядке надзора и некоторые другие.

Решающий шаг в сторону полного организационного отделения прокуратуры от Верховного Суда и НКЮ был сделан в связи с принятием Положения о Прокуратуре Союза Советских Социалистических Республик, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 декабря 1933 г.

На Прокуратуру Союза ССР возлагались:

надзор за соответствием Конституциям и Постановлениям Правительства Союза ССР постановлений и распоряжений отдельных ведомств Союза ССР и союзных республик и местных органов власти;

наблюдение за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями союзных республик с правом истребования любого дела в любой стадии производства, опротестования приговоров и решений судов в вышестоящие судебные инстанции и приостановления их исполнения;

возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения во всех судебных инстанциях на территории Союза ССР;

надзор на основе особого положения за законностью и правильностью действий ОГПУ, милиции, уголовного розыска, деятельности исполнительно-трудовых учреждений;

общее руководство деятельностью органов прокуратуры союзных республик.

Таким образом, несмотря на то, что в союзных республиках прокуратуры еще три года оставались в системе НКЮ, все прокурорские органы оказались объединены под единым оперативным руководством. Прокуратуру Верховного Суда Союза ССР упразднили.

Централизованная и независимая прокурорская система СССР окончательно сложилась к середине 30-х годов, когда 20 июля 1936 г. было принято постановление ЦИК и СНК СССР «Об образовании Народного Комиссариата юстиции Союза ССР». Такая централизованная система прокуратуры была закреплена и в «сталинской» Конституции 1936 г. На прокуратуру возлагался высший надзор за точным исполнением законов всеми Народными комиссариатами, подведомственными им учреждениями, должностными лицами и гражданами.

В условиях культа личности Сталина имело место падение авторитета прокуратуры. В эти годы вопреки конституционным установлениям были допущены грубейшие нарушения принципов законности, прав человека, массовые и незаконные репрессии. В связи с этим для представителей прокурорского надзора были созданы неприемлемые условия надзора за расследованием многих дел этой категории, их расследование осуществлялось органами государственной безопасности: прокурорский надзор был лишен своих правоохранительных функций, особенно при расследовании уголовных дел о наиболее тяжких так называемых контрреволюционных преступлениях, лишен власти в пресечении незаконных репрессий.

В годы сталинских репрессий прокуроры входили в состав квазисудебных органов, так называемых троек, рассматривавших дела «врагов народа». 5 ноября 1934 г. было принято Постановление ЦИК и СНК СССР «Об Особом совещании при Народном комиссариате внутренних дел СССР», в соответствии с которым народному комиссариату предоставлялось право применять определенные меры к лицам, признаваемым общественно опасными. Предусматривалось, что в заседаниях Особого совещания должен обязательно участвовать Прокурор Союза ССР или его заместитель, который в случае несогласия как с самим решением Особого совещания, так и с направлением дела на рассмотрение Особого совещания имеет право протеста в Президиум ЦИК СССР. Таким образом, в деятельности прокуратуры был допущен резкий крен в сторону уголовного преследования и обвинения. Все другие направления деятельности прокуратуры оказались ослабленными. Этому способствовала и проведенная на основании приказа прокурора Союза ССР от 25 марта 1934 г. «О перестройке аппарата прокуратуры в центре и на местах», перестройка аппарата прокуратуры с отказом от деления его по специальным отраслям прокурорского надзора. Этим приказом были ликвидированы разделение в структуре органов прокуратуры на общий и судебный надзор, а также специально выделенное для рассмотрения жалоб и заявлений отдельных лиц существующее в органах прокуратуры Бюро жалоб.

В годы Великой Отечественной войны деятельность прокуратуры была подчинена общей задаче — победе над немецким фашизмом. Многие прокуроры и следователи ушли на фронт в действующую армию или в партизанские отряды. Высококвалифицированные прокуроры и следователи СССР принимали активное участие в судебном процессе над нацистскими преступниками, проходившем в Нюрнберге с ноября 1945 г. по октябрь 1946 г.

В послевоенное время усилия органов прокуратуры были направлены на укрепление законности в сфере экономики. На первый план выдвигались задачи по обеспечению сохранности имущества, соблюдению режима экономии средств и ресурсов. Стало значительно больше уделяться внимания надзору за соблюдением и восстановлением прав граждан. Так, уже 17 июля 1946 г. в приказе Генерального прокурора СССР от 17 июня 1946 г. N 128 «Об усилении общего надзора за точным исполнением законов» были сформулированы задачи прокуроров в сфере общего надзора, определены полномочия прокуроров по устранению нарушений закона, обозначены основные средства прокурорского реагирования на установленные нарушения закона. Одновременно с общим надзором совершенствовались и другие отрасли надзора, а также производство расследования совершенных преступлений.

В целях повышения престижа и авторитета органов прокуратуры в решении задач государственного и хозяйственного строительства Верховный Совет СССР 19 марта 1946 г. принял закон о присвоении прокурору СССР наименования: Генеральный прокурор СССР.

Положение о прокурорском надзоре в СССР от 24 мая 1956 г., принятое в условиях преодоления культа личности и восстановления демократических форм правления, определило основные направления деятельности прокуратуры, в частности, сохранило общий надзор, надзор за законностью при производстве предварительного расследования, а также надзор за законностью судебных решений, исполнения приговоров, содержания арестованных в местах лишения свободы. Таким образом, это Положение впервые четко конкретизировало основные функции высшего надзора по всем его отраслям.

В Положение была включена задача охраны политических, трудовых, жилищных и других личных и имущественных прав и охраняемых законом интересов граждан СССР, гарантированных в конституционном порядке, от всяких посягательств, т.е. законодательно было закреплено, что охрана прав граждан представляет собой непременную, специально выделенную в законодательстве функцию прокурорского надзора. Надзор не был ограничен рамками отдельных отраслей государственного строительства и осуществлялся повсеместно на всей территории страны, что, соответственно, создавало важные предпосылки для осуществления эффективных мероприятий по охране субъективных прав граждан от нарушений со стороны органов государства, кооперативных и иных общественных организаций и должностных лиц. Приказы Генерального прокурора СССР обращали внимание на всемерную защиту прав граждан при надзоре за соблюдением законов в деятельности органов государственной власти и управления, органов следствия и дознания, при рассмотрении уголовных и гражданских дел в судах и по другим направлениям государственной и общественной жизни.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1959 г. в деятельности государственного аппарата в органах прокуратуры учреждаются коллегии, которые были образованы при Генеральном прокуроре СССР и прокурорах союзных республик. На заседания коллегий выносились вопросы, связанные с подбором, расстановкой и воспитанием прокурорско-следственных кадров, выполнением приказов и указаний Генерального прокурора СССР; организацией контроля исполнения в органах прокуратуры; отчеты прокуроров о проведенной работе по укреплению законности и организации борьбы с преступностью и другие важные вопросы, связанные с деятельностью прокуратуры. Решения коллегий проводились в жизнь указаниями Генерального прокурора СССР и прокуроров союзных республик.

Существенным образом изменилось процессуальное положение прокурора по УПК РСФСР 1960 г. Прокурор наделялся полномочиями по санкционированию обыска и заключения под стражу; он мог отменить любое постановление следователя или органа дознания, отстранить их от дальнейшего производства предварительного расследования; его указания стали обязательными для исполнения последними; ему было предоставлено право участвовать в производстве отдельных следственных действий. Кроме того, прокурор стал субъектом предварительного следствия: он мог принять к своему производству любое уголовное дело и лично провести предварительное следствие в полном объеме*(10).

Усилению централизации и единства прокурорского надзора способствовала Конституция СССР 1977 г., в которой прокуратуре была посвящена отдельная Лекция, и ее функции определились как высший надзор за законностью в деятельности органов государственного управления (кроме Совета Министров), колхозов, общественных организаций и граждан. Принципу независимости прокуратуры от местных органов соответствовал такой важный конституционный принцип, как строгая централизация управления прокурорской системы, непосредственная подотчетность Генерального прокурора СССР Верховному Совету СССР, а в период между сессиями Верховного Совета СССР — его Президиуму. Конституция СССР закрепила право Генерального прокурора СССР на законодательную инициативу в Верховном Совете СССР.

Направления прокурорского надзора были конкретизированы в Законе СССР «О прокуратуре СССР», принятом 30 ноября 1979 г. (общий надзор, надзор за расследованием преступлений, уголовное преследование, поддержание государственного обвинения в судах, надзор за исполнением законов при рассмотрении дел в судах, надзор за соблюдением законов в местах лишения свободы и др.).

В этом Законе впервые законодательно закреплялось, что:

органы прокуратуры составляют единую и централизованную систему — прокуратуру СССР, возглавляемую Генеральным прокурором СССР, с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим;

одной из важнейших задач органов прокуратуры является охрана от всяких посягательств социально-экономических, политических и личных прав и свобод граждан, провозглашенных и гарантированных Конституцией СССР и советскими законами.

Для прокуроров и следователей было важно то, что законодатель не только предусмотрел конкретные формы реагирования на установленные нарушения закона (протест, представление, постановление), но и определил их структуру, содержание, реквизиты, обеспечив тем самым единство такого реагирования. Наиболее заметным нововведением стало полномочие Генерального прокурора СССР, который в случае усмотрения, что постановление Пленума Верховного Суда СССР не соответствует закону, обязан войти по этому вопросу с представлением в Президиум Верховного Совета СССР. Таким образом, Генеральный прокурор СССР наделялся законным правом требовать отмены или изменения уже принятого высшим органом судебной власти СССР решения.

Президиумом Верховного Совета СССР 4 марта 1980 г. был дополнен изданный ранее Указ от 12 апреля 1968 г. «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан», согласно которому на Генерального прокурора СССР и подчиненных ему прокуроров была возложена обязанность осуществлять высший надзор за точным и единообразным исполнением законов при рассмотрении предприятиями, учреждениями и организациями, исполнительными и распорядительными органами местных Советов народных депутатов, колхозами, кооперативными и иными общественными организациями, должностными лицами, принимать меры к восстановлению нарушенных прав и защиту законных интересов граждан, привлекать нарушителей к ответственности и принимать меры в соответствии с Законом о прокуратуре СССР. Затем приказом Генерального прокурора СССР от 4 апреля 1980 г. N 14 «Об организации работы органов прокуратуры по исполнению законодательства о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан» на прокуроров была возложена обязанность по проведению постоянных проверок исполнения законодательства о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан, тщательной проверке заявлений и жалоб, восстановлению нарушенных прав и интересов граждан, а также обязанность по проведению анализа поступающих заявлений и жалоб и принятию мер к устранению их причин.

В 1987 г. Президиум Верховного Совета СССР внес изменения и дополнения в Закон «О прокуратуре СССР». Согласно этим изменениям и дополнениям прокуратура, осуществляя надзор за исполнением законов, должна была добиваться, чтобы государственные органы, общественные организации, должностные лица действовали на основе законности, обеспечивали в соответствии с предоставленными им правами и возложенными на них обязанностями охрану правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан.

Повышению роли и значения прокурорского надзора за точным и единообразным исполнением законов в государстве способствовало и принятие 26 декабря 1990 г. Съездом народных депутатов СССР Закона СССР N 1861-I «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР в связи с совершенствованием системы государственного управления». Названный Закон значительно расширил сферу прокурорского надзора, включив в предмет надзора законность деятельности местных Советов народных депутатов, политических партий, массовых движений.

В целом в советский период роль прокурорского надзора в основном сводилась к тому, чтобы осуществлять надзор за реализацией директив государства. Основное внимание прокуратуры концентрировалось на деятельности центральных и местных органов исполнительной власти. Цели и задачи прокуратуры, сформулированные в общем виде в Законе о прокуратуре СССР, конкретизируясь в приказах и указаниях Генерального прокурора, по мнению историков, становились все более расплывчатыми и нечеткими. Множество дополнительных обязанностей, возложенных на прокуратуру, вызывало большую загруженность ее кадров, в то же время отодвигало выполнение основной функции по надзору за законностью, защите прав и свобод человека и гражданина на второй план.

Смотрите еще:

  • Денежное довольствие сотрудника фсб Приказ Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 24 июля 2008 г. N 371 г. Москва "Об утверждении Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих органов федеральной службы безопасности" Зарегистрирован в Минюсте РФ 13 августа 2008 г. […]
  • Стандартные налоговые вычеты по ндфл в 2012 году prednalog.ru Just another WordPress site Свежие записи Свежие комментарии admin к записи Покупка товаров у физического лица: бухгалтерский учет, документы, налоги admin к записи Перевод беременной сотрудницы на легкий труд admin к записи Перевод беременной […]
  • Курсовая работа конституционное право Курсовая работа конституционное право Работ в текущем разделе: [ 1280 ] Дисциплина: Конституционное право Российской Федерации На уровень вверх Тип: Курсовая работа | Цена: 650 р. | Страниц: 27 | Формат: doc | Год: 2012 | КУПИТЬ | Получить демо-версию работы […]
  • Ст 162 ук рф попадает под амнистию ст. 160 ч.3 - попаду ли под амнистию? Максимальное наказание в виде лишения свободы, в соответствии с ч.3 ст.160 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрено на срок до шести лет, санкция предусматривает и наказание, не связанное с лишением свободы, это […]
  • Что проверяет защита прав потребителей при плановой проверке Что проверяет Роспотребнадзор при плановой проверке? Что проверяет Роспотребнадзор при плановой проверке и как часто эти проверки осуществляются — эти и многие другие вопросы регулируются в законах и нормативно-правовых актах, посвященных защите потребительских прав. […]
  • Заполнение программы декларации 3 ндфл 2014 Заполнение программы декларации 3 ндфл 2014 Процесс нашего взаимодействия 1. Вы звоните или пишите мне на E - mail [email protected] и сообщаете суть дела или оставляете свой контактный телефон по которому вам можно перезвонить 2. Узнаете по телефону или по электронной […]
  • Сахарный диабет средней степени тяжести Типы сахарного диабета Формы и типы сахарного диабета Клинически выделяют несколько форм сахарного диабета: Сахарный диабет I типа (инсулинзависимый) Эта форма сахарного диабета развивается чаще всего в молодом возрасте (до 25-30лет). У большинства пациентов […]
  • 2 статья 1227 коап рф Статья 1227 ГК РФ. Интеллектуальные права и вещные права (действующая редакция) 1. Интеллектуальные права не зависят от права собственности и иных вещных прав на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности […]