Прекращение уголовного дела в связи с отказом от обвинения

Прекращение уголовного дела в связи с отказом от обвинения

Прекращение уголовного дела в судебных стадиях производства по уголовному делу (отказ обвинителя от обвинения)

Наибольшее внимание уделяется проблеме последствий отказа от обвинения, особенно с точки зрения защиты прав потерпевших. Вместе с тем не менее актуальным остается вопрос определения оснований отказа от обвинения.

До введения в действие УПК РФ общепризнанной являлась следующая точка зрения: единственным основанием отказа от обвинения является убеждение государственного обвинителя в том, что предъявленное обвинение не нашло подтверждения в суде. О справедливости данного суждения свидетельствовала и формулировка, закрепленная в уголовно-процессуальном законодательстве.

В настоящее время подобного единства мнений не наблюдается. Так, В. Г. Ульянов пишет: «Для того чтобы отказ от обвинения соответствовал закону, необходим лишь один, и притом негативный, признак — отсутствие убеждения в виновности. Достаточно — и это надо еще раз подчеркнуть — утратить убеждение в виновности, не более».

А. Г. Коваленко, комментируя ч. 7 ст. 246 УПК РФ, отмечает, что основаниями для отказа от обвинения могут служить недостаточность доказательств для вывода о наличии события преступления, о том, что данное преступление совершено именно подсудимым, неправильная квалификация совершенного преступления, наличие обстоятельств, исключающих производство по делу и продолжение уголовного преследования подсудимого.

В данном случае А. Г. Коваленко предлагает достаточно широкий перечень оснований отказа от обвинения, которые фактически приравниваются к основаниям прекращения уголовного дела (уголовного преследования).

Так в соответствии с обзором судебной практики рассмотрения судами Кемеровской области в 2013 году уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.166 УК РФ рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл.40 УПК РФ.

При этом в 24% случаев судьями выносились постановления о прекращении уголовных дел в связи с примирением сторон. Приведем некоторые примеры.

Постановлением Кемеровского районного суда от 25.04.13г. прекращено уголовное дело в отношении Долбни по ч.1 ст.166 УК РФ в связи с примирением с потерпевшим.

В судебном заседании потерпевший Назаров заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого, поскольку они примирились, подсудимый загладил причиненный вред — принес извинения, какого-либо материального вреда потерпевшему не причинено.

Прекращая уголовное дело, суд учел мнение подсудимого, не возражающего против прекращения уголовного дела, защитника, считающего ходатайство обоснованным, государственного обвинителя, который счел ходатайство обоснованным, а также то, что требования ст.76 УК РФ и ст.25 УПК РФ соблюдены: Долбня впервые привлекается к уголовной ответственности за совершение преступления средней тяжести, подсудимый и потерпевший примирились, Долбня загладил причиненный вред — принес извинения потерпевшему.

Постановлением Рудничного районного суда г.Кемерово от 02.02.13г. прекращено уголовного дело в отношении Силкина по ч.1 ст.166 УК РФ.

В судебном заседании потерпевшим Кротовым было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с подсудимым, который загладил причиненный вред, принес извинения. Кроме того, автомобиль ему возвращен и отремонтирован за счет средств подсудимого Силкина.

Суд, выслушав мнение участников процесса, не возражавших против удовлетворения ходатайства потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, счел возможным дело прекратить.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что Силкин впервые привлекается к уголовной ответственности, преступление совершенное Слкиным относится к категории средней тяжести, имеет место примирение с потерпевшим Кротовым, который не желает привлекать подсудимого Силкина к уголовной ответственности, т.е. все условия, предусмотренные ст.76 УК РФ и ст.25 УПК РФ соблюдены. Также приняты во внимание данные о личности Силкина, который положительно характеризуется по месту жительства, на учете ОПДН Рудничного РОВД г. Кемерово не состоит, компрометирующих материалов не имеется, занимается общественно-полезным трудом, имеется явка с повинной, учтены судом условия жизни и воспитания, а также несовершеннолетний возраст обвиняемого.

По уголовному делу в отношении Белоногова и Максимова (приговор Рудничного районного суда г.Кемерово от 10.09.07г.), обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.166 УК РФ, государственный обвинитель отказался от обвинения в части нанесения одного удара по плечу лезвием ножа, как не нашедшего свое подтверждение в ходе судебного следствия. Такой частичный отказ от обвинения в целом на квалификацию не повлиял, поскольку легкий вред здоровью потерпевшего причинен также и иными действиями подсудимых (Белоногов и Максимов нанесли не менее 10-ти ударов ногами, обутыми в ботинки, по голове потерпевшего, в результате чего потерпевшему был причинен закрытый перелом костей носа, расценивающийся как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья).

Приговором Беловского городского суда от 28.09.13г. Овчинников признан виновным по ч.3 ст.30 — ч.1 ст.166 УК РФ.

Органами предварительного следствия Овчинников обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 — п. «а» ч.2 ст.166 УК РФ, т.е. в покушении на угон, группой лиц по предварительному сговору с не установленным следствием лицом.

В судебном заседании государственный обвинитель предложил исключить из обвинения подсудимого квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», как не нашедший своего подтверждения, поскольку подсудимый показал, что он был один, предполагаемое лицо, которое, по мнению следствия, принимало участие в совершении преступления, не установлено, следовательно, судить о наличии между подсудимым и предполагаемым соучастником предварительного сговора не представляется возможным. Суд согласился с мнением государственного обвинителя.

В 2013 году при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст.166 УК РФ, судьями Кемеровской области вынесено 3 частных определения. При этом частные определения выносились:

— с целью обратить внимание прокуроров на допущенные нарушения процессуального закона на стадии расследования дела, а также на стадии рассмотрения дела (в отношении государственного обвинителя);

— с целью довести до сведения руководителя предприятия о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.

Для разрешения данной проблемы необходимо обратиться к содержанию ч. 7 ст. 246 УПК РФ, согласно которой если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения, изложив суду мотивы такого решения. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Исходя из толкования ч. 7 ст. 246 УПК РФ, к объективным основаниям отказа от обвинения можно отнести следующие установленные в ходе судебного разбирательства факты:

— истечение сроков давности уголовного преследования;

— смерть обвиняемого, подсудимого.

Все перечисленные обстоятельства свидетельствуют, что на момент рассмотрения дела подсудимый не может быть привлечен к уголовной ответственности. Необходимо оговориться, что в указанном случае государственный обвинитель продолжает утверждать, что во время совершения общественно опасного деяния состав преступления имелся и в деле достаточно доказательств, подтверждающих указанный факт. Таким образом, при установлении подобных обстоятельств можно говорить не о праве государственного обвинителя отказаться от обвинения, а об его обязанности заявить перед судом ходатайство о прекращении уголовного дела.

По действующему законодательству отказ от обвинения влечет прекращение уголовного дела (преследования) независимо от позиции подсудимого, поскольку последний в этом случае в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ имеет право на реабилитацию.

Указанные выше основания прекращения уголовного дела являются не реабилитирующими, в связи с чем обвиняемое лицо может настаивать на своей невиновности. При этом суд не должен удовлетворять ходатайство государственного обвинителя о прекращении уголовного дела, а обязан продолжить его рассмотрение, по результатам которого либо вынести оправдательный приговор, либо прекратить уголовное дело по соответствующему основанию. Как следствие, в первом случае подсудимый будет иметь право на реабилитацию, а во втором — нет.

Вместе с тем обобщение судебной практики показывает, что ни государственные обвинители, ни суды не делают различия между отказом от обвинения и заявлением о прекращении уголовного дела. Наиболее ярко это проявляется при установлении факта декриминализации деяния, когда государственные обвинители ходатайствуют об отказе от обвинения, а суды прекращают уголовные дела без учета позиции подсудимого, что ведет к нарушению прав последнего.

Разница между ходатайством государственного обвинителя о прекращении уголовного дела (преследования) и отказом от обвинения заключается также в последствиях удовлетворения указанных заявлений. Отказ от обвинения обязателен для суда независимо от позиции иных участников уголовного судопроизводства. При подаче государственным обвинителем ходатайства о прекращении уголовного дела (преследования) учитывается мнение подсудимого (в случае его смерти — родственников), при этом суд не связан позицией государственного обвинителя.

Помимо вышеперечисленных можно выделить еще один блок оснований к отказу, вызванных наличием неустранимых процессуальных нарушений, а именно:

— отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (п. 2 ч. 1 ст. 27, п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

— отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. 1, 3-5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1, 3-5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 27, п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

При установлении указанных обстоятельств в любом случае производство по делу подлежит прекращению. Поскольку уголовное дело (предъявление обвинения) было возбуждено в нарушение требований УПК РФ, все последующие процессуальные действия являлись незаконными, а полученные доказательства — недопустимыми. В этом случае государственный обвинитель ввиду того, что в деле отсутствуют необходимые доказательства виновности лица, отказывается от обвинения. Налицо субъективная оценка доказательств государственным обвинителем.

Последний может настаивать на обвинении лишь в случае, если уверен, что собранных по делу доказательств достаточно для подтверждения факта преступления и установления виновности лица его совершившего. Вывод о том, что собранные и исследованные в суде доказательства не подтверждают предъявленное обвинение, и заявление соответствующего ходатайства перед судом основываются на внутреннем убеждении государственного обвинителя. Исходя из положений ч. 7 ст. 246 УПК РФ, к субъективным основаниям отказа от обвинения, помимо указанных выше, можно отнести установление обстоятельств, подтверждающих:

— отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

— отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24)

— непричастность подсудимого (п. 1 ч. 1 ст. 27).

Необходимость отказа от обвинения по данным основаниям может возникнуть в связи со следующими обстоятельствами.

Отказ от обвинения обязателен для суда независимо от позиции иных участников уголовного судопроизводства. При подаче государственным обвинителем ходатайства о прекращении уголовного дела (преследования) учитывается мнение подсудимого, при этом суд не связан позицией государственного обвинителя.

Отказ от обвинения по указанным основаниям возможен и при обнаружении следственных ошибок, допущенных в ходе предварительного расследования. В данном случае речь идет не о процессуальных ошибках, выражающихся в нарушениях уголовно-процессуального законодательства, а об ошибках, касающихся существа предъявленного обвинения.

Отказ государственного обвинителя от обвинения и принятие судом соответствующего решения могут иметь место лишь по завершении исследования значимых для такого рода решений материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.

Глава 29. Прекращение уголовного дела

Статья 212. Основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования

Комментарий к статье 212

1. Основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования, предусмотренные в ст. 24 — 28 УПК, можно разделить на три группы: 1) реабилитирующие (т.е. полностью снимающие с лица подозрение или обвинение), 2) нереабилитирующие (т.е. не снимающие подозрение или обвинение, но освобождающие от уголовной ответственности) и 3) свидетельствующие об отсутствии процессуальных условий для продолжения дознания или предварительного следствия.

2. К реабилитирующим основаниям относятся: отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК), отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24) и непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27). Нереабилитирующими являются основания, предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 24 (истечение сроков давности уголовного преследования), ст. 25 (примирение сторон), п. 3 ч. 1 ст. 27 (амнистия), ст. 28 УПК (деятельное раскаяние). Все остальные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования указывают на отсутствие процессуальных предпосылок производства по делу.

3. При выявлении одновременно нескольких оснований к прекращению уголовного дела решение следует принимать в соответствии с тем основанием, которое порождает наиболее благоприятные последствия. Так, уголовное дело не может быть прекращено по нереабилитирующему основанию или в связи с отсутствием процессуальных условий судопроизводства, если установлено какое-либо из реабилитирующих оснований.

4. Прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям в отношении конкретного подозреваемого или обвиняемого влечет обязанность следователя или прокурора вынести постановление о возмещении ему вреда, причиненного незаконным привлечением невиновного к уголовной ответственности и применением к нему принудительных мер (см. коммент. к ст. 133 — 139).

Статья 213. Постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования

Комментарий к статье 213

1. Постановление о прекращении уголовного дела представляет собой один из актов судопроизводства, путем вынесения которого обеспечивается решение сформулированной в ст. 6 УПК задачи защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод. Прекращая уголовное дело, следователь не только завершает производство в стадии предварительного расследования, но и предопределяет последствия всего производства по данному делу, а вместе с тем оберегает интересы лиц, в отношении которых велось уголовное преследование. В постановлении о прекращении уголовного дела, кроме того, решается целый ряд сопутствующих вопросов, представляющих существенное значение для обвиняемого, потерпевшего и других участников судопроизводства.

2. Закон, предъявляя определенные требования к форме постановления о прекращении уголовного дела, преследует несколько взаимосвязанных целей: с одной стороны, понудить следователя к указанию в постановлении всех имеющих значение обстоятельств и решению всех необходимых вопросов; с другой — предоставить лицам, чьи интересы затрагиваются этим постановлением, максимально возможную информацию об основаниях, условиях и иных элементах принятого решения. Вместе с тем закон преследует цель обеспечить возможность проверки законности и обоснованности прекращения уголовного дела.

3. Постановление о прекращении дела должно быть мотивированным. Поэтому в нем должны быть указаны: результаты предварительного следствия, включающие описание и оценку полученных доказательств; причины, по которым одни из этих доказательств были приняты, а другие отвергнуты; обстоятельства, послужившие основанием к принятию решения о прекращении дела, и их обоснование. Основание прекращения дела должно соответствовать норме (нормам) УПК, в связи с чем в постановлении должна быть указана конкретная статья УПК, его предусматривающая.

4. Основания прекращения уголовного дела в зависимости от их содержания и обстоятельств конкретного уголовного дела могут относиться как к отдельным обвиняемым, так и ко всем привлеченным к уголовной ответственности и потенциально возможным обвиняемым по уголовному делу. Так, в случае установления отсутствия события преступления уголовное дело прекращается в полном объеме в отношении всех лиц — как тех, которые были привлечены в качестве обвиняемых, так и в отношении всех остальных. Выявление же непричастности лица к совершению преступления может приводить как к прекращению уголовного преследования в отношении конкретного лица и его продолжению в отношении других обвиняемых, так и к прекращению преследования в отношении любых иных лиц.

5. Закрепление в ч. 3 комментируемой статьи правила о необходимости отражать в постановлении о прекращении дела наличие согласия обвиняемого или потерпевшего на прекращение дела предполагает необходимость предварительного получения такого согласия. В соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК согласие обвиняемого, подозреваемого или иного лица, в отношении которого прекращается уголовное дело, является необходимым условием прекращения уголовного дела по следующим основаниям: истечение сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК); отсутствие согласия суда или иного уполномоченного органа на привлечение в качестве обвиняемого лиц, указанных в п. 6 ч. 1 ст. 27 и п. 2 — 10 ч. 1 ст. 448 (п. 6 ч. 1 ст. 24); примирение сторон (ст. 25); издание акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27); деятельное раскаяние (ст. 28). Согласие потерпевшего на прекращение уголовного дела рассматривается в качестве его условия в случае примирения сторон и при отказе коммерческой или иной негосударственной организации от уголовного преследования за преступления, предусмотренные гл. 23 УК.

Поскольку закон специально не оговаривает форму выражения согласия на прекращение дела, оно может быть зафиксировано в протоколе допроса, в специальном протоколе о разъяснении оснований прекращения дела и его последствий, в письменном заявлении обвиняемого, подозреваемого или потерпевшего.

6. В случаях, когда уголовное дело может быть прекращено органом дознания, дознавателем или следователем только с согласия прокурора (ст. 25, 28), на постановлении должна содержаться соответствующая резолюция прокурора с указанием даты ее получения. Именно с момента получения согласия прокурора постановление о прекращении дела приобретает юридическую силу.

7. Несмотря на то, что УПК не содержит прямых указаний на необходимость получения согласия Генерального прокурора РФ или иного уполномоченного прокурора на прекращение уголовного дела в случае отказа в даче согласия на привлечение к уголовной ответственности лиц, указанных в п. 1 — 10 ч. 1 ст. 448 УПК, представляется, что такое согласие должно рассматриваться в качестве обязательного условия прекращения дела. Это связано с наличием у уполномоченного прокурора права повторно обратиться к соответствующему органу власти с ходатайством о даче согласия на привлечение того или иного лица в качестве обвиняемого.

8. Копия постановления о прекращении уголовного дела направляется лицу, в отношении которого было прекращено уголовное преследование, независимо от того, было ли оно привлечено в качестве подозреваемого или обвиняемого либо же соответствующие решения дознавателем или следователем не выносились. В случае прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5, 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1, 4 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК, лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование (если оно умерло — то его родственникам и наследникам), направляется также извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, причиненного в связи с уголовным преследованием.

9. Потерпевшему копия постановления вручается или направляется не только в случае, когда он в соответствии с установленным законом порядком был наделен правами потерпевшего, но и в случае, если уголовное дело было возбуждено по его заявлению, хотя постановление о признании его потерпевшим еще не было вынесено.

10. Согласно ч. 4 комментируемой статьи при прекращении уголовного дела по указанным в ней основаниям потерпевшему и гражданскому истцу должно быть разъяснено их право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства. Следует, однако, иметь в виду, что в случае, предусмотренном ст. 25 УПК, такое право разъясняется только гражданскому истцу, поскольку по условиям применения этой нормы вред потерпевшему должен быть возмещен до прекращения дела. Право на предъявление гражданского иска не должно разъясняться также в случаях, когда решение по иску о возмещении вреда уже было принято судом, постановившим приговор, наличие которого в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 27 явилось основанием прекращения уголовного дела.

11. Копия постановления о прекращении уголовного дела направляется также прокурору.

12. В случае прекращения уголовного дела в связи с отказом суда или иного компетентного государственного органа дать согласие на привлечение кого-либо из лиц, указанных в п. 1 — 10 ст. 448 УПК, в качестве обвиняемого соответствующий орган также должен быть уведомлен об этом.

Статья 214. Отмена постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования

Комментарий к статье 214

1. Постановление следователя о прекращении уголовного дела может быть пересмотрено прокурором или судом. При этом если прокурор может осуществлять проверку законности и обоснованности прекращения дела как по инициативе сторон, так и по представлению следователя или по собственной инициативе, то судебная проверка таких решений может осуществляться только в связи с рассмотрением жалоб лиц, в отношении которых прекращено уголовное дело, их защитников и законных представителей, потерпевших, гражданских истцов и гражданских ответчиков, их представителей.

2. Если постановление о прекращении уголовного дела вынесено прокурором, его отмена и возобновление производства по делу осуществляются вышестоящим прокурором.

3. Установление незаконности или необоснованности постановления о прекращении уголовного дела может влечь отмену данного постановления и возобновление производства по уголовному делу либо изменение постановления. Изменение постановления может иметь место, когда, по мнению прокурора, дело должно быть прекращено по другому основанию, а также когда нуждаются в изменении мотивы прекращения дела (например, если прекращение дела ввиду непричастности к совершению преступления мотивируется не истолкованием неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, а безусловно доказанным алиби).

4. Если уголовное дело было прекращено в отношении нескольких лиц, обвиняемых в совершении одного преступления, или в отношении одного лица, обвиняемого в совершении нескольких преступлений, а основания к возобновлению касаются лишь некоторых из этих лиц или обвинений, постановление о прекращении дела отменяется, а производство по делу возобновляется только в этой части. В остальном же решение о прекращении уголовного дела сохраняет свою силу.

5. Отмена постановления о прекращении уголовного дела не влечет автоматического восстановления всех тех правоотношений, которые были прекращены или изменены в результате прекращения дела. С такой отменой напрямую связано только возобновление производства по делу, восстановление юридической силы постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также всех ранее собранных по делу доказательств. В то же время сама по себе отмена постановления о прекращении уголовного дела не может приводить автоматически к восстановлению действия отмененной меры пресечения, повторному отстранению обвиняемого от должности, возобновлению ареста на имущество и других мер процессуального принуждения. Для того чтобы эти меры могли быть применены, прокурором, возобновляющим предварительное следствие по делу, или следователем, принявшим дело к своему производству, а в случаях, предусмотренных ст. 29 УПК, — судом, об этом должно быть вынесено специальное постановление.

6. Основаниями к отмене постановления о прекращении уголовного дела могут быть: односторонность и неполнота предварительного следствия; несоответствие выводов, изложенных в постановлении о прекращении уголовного дела, обстоятельствам дела; существенные нарушения уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; новые либо вновь открывшиеся обстоятельства, перечисленные в ст. 413 УПК.

7. В силу функции, отводимой суду в уголовном судопроизводстве, он, признавая постановление следователя незаконным или необоснованным, не может выполнять действия, направленные на осуществление уголовного преследования. Поэтому суд может только указать на незаконность или необоснованность постановления и возложить на прокурора обязанность устранить допущенные при прекращении дела нарушения. Как именно эти нарушения будут устранены, определяет прокурор в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

8. Производство по прекращенному уголовному делу может быть возобновлено в течение срока давности уголовного преследования при наличии обозначенных в ч. 3 и 4 ст. 413 УПК вновь открывшихся и новых обстоятельств (см. коммент. к этой статье).

9. Пересмотр постановления о прекращении уголовного дела (в том числе сопряженный с возобновлением производства по делу) в целях реабилитации обвиняемого или иного изменения оснований прекращения дела в сторону, благоприятную для лица, в отношении которого дело было прекращено (например, не в связи с применением амнистии, а за непричастностью лица к совершению преступления; не за отсутствием в деянии состава преступления, а за отсутствием события преступления), допускается без ограничения какими-либо временными рамками (в том числе сроками давности уголовного преследования) и иными условиями.

10. Отменяя постановление о прекращении уголовного дела и возобновляя производство по нему, прокурор должен указать в своем постановлении, какому следователю поручается дальнейшее расследование, в течение какого срока оно должно быть завершено, какие действия должны быть совершены для устранения допущенных при прекращении дела нарушений. Об отмене или изменении постановления о прекращении уголовного дела должны быть извещены потерпевший, его представитель, лицо, в отношении которого дело прекращено, его защитник, а также иные лица, заинтересованные в исходе дела.

11. Предусмотренная комментируемой статьей возможность отмены незаконного или необоснованного постановления о прекращении уголовного дела и возобновления производства по делу вытекает, как отметил КС в Определении от 27.12.2002 N 300-О по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 116, 211, 218 — 220 УПК РСФСР (ВКС РФ. 2003. N 1), из конституционных предписаний, обязывающих органы государственной власти, должностных лиц и граждан соблюдать Конституцию и законы (ст. 15, ч. 2), гарантирующих государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 45, ч. 1) и возлагающих на государство обязанность обеспечивать потерпевшим от преступлений доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52).

Из приведенных конституционных положений в их системном единстве следует, в частности, что при решении вопросов, связанных с возобновлением прекращенных уголовных дел, надлежит исходить из необходимости обеспечения и защиты как интересов правосудия, прав и свобод потерпевших от преступлений, так и прав и законных интересов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности и считающихся невиновными до тех пор, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 49, ч. 1, Конституции), и недопустимости сохранения для лица, в отношении которого дело было прекращено, постоянной угрозы уголовного преследования, а значит, и ограничения его прав и свобод. Это предполагает и недопустимость многократного возобновления по одному и тому же основанию (в частности, по причине неполноты проведенного расследования) прекращенного уголовного дела. Гарантией защиты указанных прав — в силу правовых позиций, изложенных КС РФ в ранее принятых решениях, а также в названном Определении, — является право на судебное обжалование постановления прокурора об отмене постановления о прекращении уголовного дела.

Вопрос 3. Прекращение уголовного дела. Реабилитация

Прекращение уголовного дела как один из видов окончания предварительного расследования преступлений

В стадии предварительного расследования органы предварительного следствия и дознания осуществляют деятельность, направленную на раскрытие преступления и изобличение лиц, его совершивших. Однако расследование любого уголовного дела не может продолжаться бесконечно. Это связано с двумя основными причинами. Во-первых, законодатель ограничивает деятельность органов предварительного расследования установлением обстоятельств, входящих в предмет доказывания (ст. 73, 421 и 434 УПК), и, во-вторых, расследование уголовных дел ограничено сроками (ст. 162, 223 УПК). Решение об окончании предварительного расследования являет собой заключительный этап стадии предварительного расследования. Он имеет своей целью:

защиту прав и 1) законных интересов лиц, вовлеченных в уголовно-процессуальную деятельность;

проверку всесторонности, полноты и 2) объективности проведенного расследования;

выявление и 3) устранение допущенных при расследовании каких-либо недостатков;

определение дальнейшего направления уголовного дела. 4)

Принимая решение об окончании предварительного расследования, следователь, дознаватель не просто оценивают собранные по уголовному делу доказательства, они фактически подводят итог своей работе.

Как этап уголовно-процессуальной деятельности окончание предварительного расследования законодатель обозначил в ст. 158 УПК. Однако в ней не содержится самостоятельных процедурных правил, регламентирующих соответствующие особенности производства по уголовному делу. Они нашли отражение в гл. 29—32 УПК. Их анализ позволил выделить три формы окончания предварительного расследования:

прекращение уголовного дела; 1)

направление уголовного дела в 2) суд с обвинительным заключением (при производстве предварительного след­ствия) или с обвинительным актом (при осуществлении расследования в форме дознания);

направление уголовного дела в 3) суд для производства о применении принудительных мер медицинского характера (при расследовании уголовного дела в форме предварительного следствия).

Под прекращением уголовного дела понимают окончательный этап стадии предварительного расследования, на котором следователь или дознаватель с учетом собранных доказательств констатируют отсутствие оснований для дальнейшего производства по уголовному делу.

В настоящее время решению о прекращении уголовного дела придается большое значение. Это связано с тем, что отказ государства от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания и реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию, отнесены законодателем к назначению уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК).

Прекращение уголовного дела представляет собой итоговый, завершающий акт предварительного расследования. Это подтверждается следующими обстоятельствами:

после прекращения уголовного дела уголовно-процессуальная 1) деятельность заканчивается;

в силу п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК наличие в 2) отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела является основанием для прекращения уголовного преследования;

прекращенное уголовное дело на основании ведомст­венных 3) инструкций подлежит сдаче в архив.

Прекращение уголовного дела не нужно рассматривать как негативное явление в работе следователя или дознавателя. При возбуждении уголовного дела практически невозможно предвидеть то, что в последующем в ходе предварительного расследования будут установлены обстоятельства, влекущие его прекращение. Расследование потому и называется предварительным, что предназначено для выявления реальной картины происшествия и определения возможности проведения по делу судебного разбирательства. Между тем необходимо отметить, что институт прекращения уголовных дел нельзя связывать исключительно лишь со стадией предварительного расследования. Принятие такого рода решений при наличии на то оснований возможно и в ходе производства по уголовному делу в суде (например, п. 4 ч. 1 ст. 236; ст. 239, 254 УПК и др.). Эти вопросы найдут свое отражение при рассмотрении соответствующих стадий уголовного процесса.

Основания прекращения уголовного дела

Основания прекращения уголовного дела определены в ч. 1 ст. 212 УПК. Данная норма отсылает нас к положениям гл. 4 УПК (ст. 24—28). Сформулированные в них основания окончания предварительного расследования принято классифицировать.

В юридической литературе можно встретить деление оснований прекращения уголовного дела по различным признакам: на юридические и фактические, материальные и процессуальные, условные и безусловные и др. Однако наиболее распространенным является деление оснований прекращения уголовного дела на реабилитирующие и нереабилитирующие. В основе этой классификации лежит совокупность юридически значимых фактов, наступление которых в одних случаях влечет, а в других — не влечет возникновение права на компенсацию причиненного расследованием уголовного дела вреда (гл. 18 УПК). Практическое значение данной классификации в том, что она показывает, на что может претендовать гражданин в случае прекращения в отношении него уголовного дела по тому или иному основанию. То есть это возникновение права на реабилитацию, компенсация ущерба и др.

К реабилитирующим основаниям прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 133 и ч. 2 ст. 212 УПК можно отнести:

— отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК). По данному основанию уголовное дело может быть прекращено в том случае, если будет установлено, что деяние, ставшее предметом расследования, не существовало вообще, либо вред был причинен в результате действий непреодолимых сил природы, либо потерпевший сам себе причинил вред;

— отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК). Это основание прекращения уголовного дела относится к числу самых распространенных в практической деятельности. Оно имеет место, если в ходе расследования не будет установлен какой-либо признак состава преступления (например, объект, субъект преступления, объективная или субъективная сторона преступления);

— отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе, как по его заявлению (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК). Данное основание прекращения уголовного дела применимо по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения (ч. 2, 3 ст. 20 УПК);

— отсутствие специального разрешения на осуществление уголовного преследования лиц, указанных в п. 1, 3—5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК (п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК).

Основание прекращения уголовного дела, сформулированное в п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, используется и в тех случаях, когда деяние хоть и имело место, но оно не представляет общественной опасности в силу своей малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК); при наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния (гл. 8 УК), и если после совершения преступления принят закон, устраняющий его преступность и наказуемость (ст. 10 УК; ч. 2 ст. 24 УПК). Закрепленное в п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК положение относится к числу реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела, однако в юридической литературе существует мнение, что право на реабилитацию у подозреваемого, обвиняемого в перечисленных случаях не должно возникать. Объясняется это тем, что прекращение уголовных дел такого рода связано в большей мере с отказом государства от применения мер ответственности за совершенное лицом деяние, чем с его правомерным поведением или ошибками органов предварительного расследования.

Соответственно, все остальные основания прекращения уголовного дела можно причислить к нереабилитирующим. Нереабилирующими считаются основания, которые свидетельствуют о том, что совершение преступления конкретным лицом доказано, однако имеются обстоятельства, позволяющие освободить лицо от уголовной ответственности и наказания. К таким основаниям законодатель отнес следующие:

— истечение сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК). Сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности определены ст. 78 УК. В ней законодатель особо оговорил, что к лицам, совершившим преступление против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. 353, 356—358 УК, сроки давности не применяются;

— смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего (п. 4 ст. 24 УПК);

— прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК). Специфика данного основания прекращения уголовного дела в том, что возможность окончания производства здесь поставлена в зависимость от воли частных лиц в лице потерпевшего или его законного представителя. В то же время принятие решения о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон является правом, а не обязанностью следователя или дознавателя. Даже если имеются формальные основания для прекращения уголовного дела, должностные лица, осуществляющие по нему расследование, могут посчитать необходимым дальнейшее производство по уголовному делу.

Для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон требуется выполнить ряд условий. Во-первых, принятие данного решения следователем возможно лишь с согласия руководителя следственного органа (дознавателем — с согласия прокурора). Во-вторых, требуется согласие потерпевшего (или его законного представителя) на прекращение уголовного дела, его примирение с обвиняемым (подозреваемым), который должен загладить причиненный преступлением вред. В-третьих, преступление, инкриминируемое обвиняемому (подозреваемому), должно быть небольшой или средней тяжести и совершено им впервые.

К числу нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела следует также отнести случаи вынесения соответствующего решения в отношении лица, совершившего преступление в состоянии невменяемости, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда (п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК).

Прекращение уголовного преследования

Прекращение уголовного дела необходимо отличать от прекращения уголовного преследования. Закон прямо предусматривает ряд ситуаций, когда прекращение уголовного преследования не влечет за собой окончание производства по всему уголовному делу. Продолжение расследования зачастую необходимо, например, для установления лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, в случае прекращения уголовного преследования ввиду непричастности обвиняемого или подозреваемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК); для установления взрослых соучастников преступления (п. 3 ч. 1 ст. 421 УПК), при прекращении уголовного преследования в отношении лица, не достигшего к моменту совершения преступления возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 3 ст. 27 УПК); вследствие акта амнистии, который может быть применен не ко всем обвиняемым (подозреваемым) в совершении преступления, расследуемого в рамках одного уголовного дела; в других случаях.

Таким образом, можно сказать, что прекращение уголовного дела влечет за собой полное окончание производства, в то же время прекращение уголовного преследования, как правило, не препятствует дальнейшему продолжению расследования уголовного дела в остальной его части.

Основания прекращения уголовного преследования

Основания прекращения уголовного преследования содержатся в ст. 27 и 28 УПК. Они могут быть также разделены на две группы — реабилитирующие и нереабилитирующие.

К числу реабилитирующих оснований прекращения уголовного преследования в соответствии со ст. 133 УПК относятся следующие.

1. Непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. Прекращение уголовного преследования в отношении лица по данному основанию означает возможность его реабилитации. Между тем последующее производство по уголовному делу может продолжаться в обычном порядке для установления и изобличения лиц, дейст­вительно причастных к преступлению (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК). Для этого по уголовному делу должен быть достоверно установлен сам факт совершения преступного деяния и наличие в нем признаков преступления. Причем прекращение уголовного преследования по данному основанию возможно, когда будет доказана непричастность лица к совершению преступления и в том случае, если будут исчерпаны все правовые возможности по его изобличению. Второй случай являет собой отражение принципа презумпции невиновности, из которого следует, что неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 УПК).

2. Наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК).

3. Наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК). Фактически данные основания прекращения уголовного преследования (п. 4 и 5 ч. 1 ст. 27 УПК) являются прямым отражением конституционного запрета на возможность повторного осуждения за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ). В УПК законодатель расширил это ограничение. Рассматриваемое основание прекращения уголовного преследования не только касается случаев повторного осуждения за одно и то же преступление, но и делает невозможным новую обвинительную деятельность до тех пор, пока не будет преодолено ограничение, связанное с действием неотмененного решения суда (судьи) о прекращении уголовного дела по тому же обвинению или, соответственно, постановления органа дознания, следователя или прокурора. Данное положение выступает уголовно-процессуальной гарантией защиты интересов личности. Она выражается в недопустимости постоянного, неограниченного по срокам уголовного преследования человека за совершение им одного проступка. Должен быть предел обвинительной деятельности государства в пользу нормальных условий социальной жизни человека.

В п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК законодатель упоминает неотмененное постановление прокурора о прекращении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела в качестве одного из оснований для прекращения уголовного преследования в отношении обвиняемого или подозреваемого. Вместе с тем Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации”» была принята новая редакция ст. 37 УПК и иных норм закона, которая не предусматривает право прокурора принимать такого рода решения. Поэтому полагаем, что соответствующее предписание законодателя распространяется лишь на отношения, возникшие до вступления указанного закона в силу.

4. Отказ Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица (п. 6 ч. 1 ст. 27 УПК). Данное основание прекращения уголовного преследования является частью системы иммунитетов, закрепленных за ограниченным кругом лиц, нуждающихся в особой защите в связи с их исключительным социальным и правовым положением в обществе.

Остальные основания прекращения уголовного преследования относятся к числу нереабилитирующих.

1. Прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК). Амнистия означает прощение государством лица, совершившего преступление. Как правило, амнистия распространяется на ограниченное число составов преступлений небольшой тяжести. Она объявляется Государственной Думой Федерального Собрания РФ в отношении индивидуально не определенного круга лиц (ст. 84 УК). Акт амнистии распространяется лишь на те деяния, что были совершены до его издания. Прекращение уголовного преследования вследствие издания акта амнистии не допускается, если обвиняемый (подозреваемый) против этого возражает.

2. Прекращение уголовного преследования в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния предусмотренного уголовным законом возраста, с которого наступает уголовная ответственность. По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ч. 3 ст. 27 УПК).

3. Прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия (ст. 427 УПК). Уголовное преследование по данному основанию может быть прекращено в отношении несовершеннолетнего лишь при совершении им преступления небольшой или средней тяжести. При этом материалами уголовного дела должно быть достоверно установлено, что его исправление может быть достигнуто без применения наказания. Имея такого рода данные, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия. Данные меры определены ст. 90 УК и применяются только судом. Для их назначения материалы прекращенного уголовного дела руководителем следственного органа или прокурором направляются в суд.

4. Прекращение уголовного преследования в связи с дея­тельным раскаянием (ст. 28 УПК). Данное основание прекращения уголовного преследования по условиям реализации очень похоже на прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон. Здесь также требуется согласие руководителя следственного органа (дознавателю — прокурора) на прекращение уголовного преследования; преступление должно быть небольшой или средней тяжести и совершено обвиняемым (подозреваемым) впервые. Наряду с перечисленным деятельное раскаяние также предполагает активные действия обвиняемого (подозреваемого), свидетельствующие о желании искупления им своей вины, путем, например, добровольной явки с повинной либо способствования раскрытию преступления, заглаживания причиненного вреда и др. То есть деятельное раскаяние предполагает добровольные и осознанные действия обвиняемого (подозреваемого), связанные с содействием органам предварительного расследования, компенсации потерпевшему или его близким причиненных материальных потерь в денежной или иной форме. Например, оказание помощи в обнаружении соучастников преступления, возврате похищенных вещей, материальной компенсации причиненного ущерба, оплате медицинских услуг по лечению потерпевшего и др. Для прекращения уголовного дела по данному основанию требуется согласие самого обвиняемого или подозреваемого. Если согласие не получено, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. Лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии вышеназванных условий может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК (ч. 2 ст. 75 УК; ч. 2 ст. 28 УПК).

Прекращение уголовного дела автоматически влечет за собой прекращение уголовного преследования (ч. 3 ст. 24 УПК). В то же время прекращение уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых служит основанием для прекращения всего уголовного дела, за исключением случаев прекращения уголовного преследования в связи с непричастностью лица к совершению преступления (ч. 4 ст. 27 УПК). Если же основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, то следователь должен вынести соответствующее постановление в отношении конкретного лица, продолжая при этом производство по уголовному делу.

Часть 4 ст. 18 Закона об ОРД предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности члена преступной группы, совершившего противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченного к сотрудничеству органом, осуществляющим ОРД, активно способствовавшего раскрытию преступлений, возместившего нанесенный ущерб или иным образом загладившего причиненный вред. Уголовно-процессуальное законодательство не содержит подобного основания прекращения уголовного преследования.

Порядок прекращения уголовного дела (уголовного преследования). Возобновление предварительного расследования

Порядок прекращения уголовного дела — это совокупность процессуальных действий, связанных с завершением следователем или дознавателем производства по уголовному делу.

При наличии оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования) действия должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, можно представить следующим образом:

анализ и 1) оценка собранных по уголовному делу материалов;

принятие решения о 2) прекращении уголовного дела (преследования) и вынесение об этом постановления. Принятие решения может сопровождаться установлением некоторых обстоятельств. К их числу следует отнести выяснение мнения потерпевшего, обвиняемого (подозреваемого) о возможности принятия соответствующего решения (ст. 25, 28 УПК), а также родственников умершего обвиняемого или подозреваемого (п. 4 ч. 1 ст. 24), определение реальности факта возмещения обвиняемым (подозреваемым) причиненного потерпевшему вреда при их примирении и др. Постановление должно быть обоснованным и мотивированным. В нем излагаются существо дела и основания его прекращения. В целях контроля за правильностью принимаемого решения в случаях, указанных в ст. 25, 28, 427 УПК, постановление должно быть дополнительно согласовано с руководителем следственного органа (при дознании — с прокурором). Полученное согласие фиксируется в постановлении. Если он не согласен с вынесенным постановлением, оно аннулируется и расследование продолжается в обычном порядке. Копия постановления о прекращении уголовного дела направляется прокурору (ч. 1 ст. 213 УПК);

решение вопросов, связанных с 3) принятием решения о прекращении уголовного дела. К такого рода вопросам можно отнести: принятие решения об отмене ранее избранной в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения; решение вопроса об отмене ареста имущества; определение судьбы вещественных доказательств и др. (ч. 2 ст. 213 УПК);

сообщение заинтересованным участникам уголовного процесса 4) о принятом решении. Копия постановления о прекращении уголовного дела (преследования) направляется либо вручается лицу, в отношении которого прекращено уголовное дело (преследование), потерпевшему, а также гражданскому истцу и гражданскому ответчику (ч. 4 ст. 213 УПК). Указанным лицам разъясняются последствия принятия данного решения и порядок его обжалования. В ряде случаев непременным условием прекращения уголовного преследования является согласие на это обвиняемого, подозреваемого (ч. 2 ст. 27 УПК). Согласие потерпевшего на прекращение уголовного дела требуется при принятии соответствующего решения в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК). Волеизъявление данных участников уголовного процесса может быть зафиксировано в протоколе допроса, письменном заявлении, а также других процессуальных документах и отражается в постановлении о прекращении уголовного дела (преследования);

разъяснение лицу, в 5) отношении которого вынесено решение о прекращении уголовного дела или преследования, права на реабилитацию в соответствии с ч. 1 ст. 11 и ст. 133 УПК. Принятие мер по возмещению вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответ­ственности (ч. 2 ст. 212 УПК);

систематизация и 6) оформление материалов уголовного дела. Направление уголовного дела в архив либо при прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в суд для применения к нему принудительной меры воспитательного воздействия в соответствии со ст. 427 УПК.

Уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее порядок прекращения уголовного дела (преследования) не содержит норм, регулирующих порядок ознакомления обвиняемого, потерпевшего и других заинтересованных лиц с оконченным производством. Такого рода положения закреплены в УПК применительно к уголовным делам, направляемым прокурору с обвинительным заключением или актом (ст. 217, 225). В то же время право знакомиться по окончании предварительного расследования с материалами уголовного дела у потерпевшего, гражданского истца, обвиняемого, защитника и гражданского ответчика есть (ст. 42, 44, 47, 53, 54 УПК). Используя аналогию закона, полагаем, что знакомить данных участников уголовного процесса с материалами прекращенного уголовного дела допустимо с учетом порядка, предусмотренного ст. 217, 225 УПК.

Возобновление предварительного расследования

Основанием возобновления производства по уголовному делу служат новые сведения, указывающие руководителю следственного органа или прокурору (если речь идет о дознании) на необходимость дальнейшего ведения расследования либо установление обстоятельств, свидетельствующих о незаконности или необоснованности постановления о прекращении уголовного дела.

Поводом к возобновлению производства по делу могут быть жалобы участников уголовного процесса и других заинтересованных лиц, личное обнаружение руководителем следственного органа или прокурором обстоятельств, указывающих на необходимость дальнейшего расследования, а также обращения следователя, дознавателя, когда они сами пришли к выводу о необходимости возобновления расследования, но не правомочны самостоятельно принять такое решение.

При установлении обстоятельств, свидетельствующих о необходимости возобновления предварительного следст­вия, прокурор выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела (преследования). Обращение прокурора порождает право руководителя следственного органа отменить постановление следователя о прекращении уголовного дела и возобновить производст­во по уголовному делу. Принять такое решение руководитель следственного органа может и самостоятельно, вне зависимости от прокурорского реагирования. В своем решении он одновременно может указать, кому поручается дальнейшее расследование, определяет его срок, а также обращает внимание на необходимость производства отдель­ных процессуальных действий.

В отличие от предварительного следствия, при возникновении оснований для возобновления дознания, прокурор может лично отменить постановление дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и возобновить производство по уголовному делу.

О принятии решения, связанного с отменой или изменением постановления о прекращении уголовного дела, уведомляются заинтересованные лица. К их числу относятся подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, а также прокурор (ч. 4 ст. 214 УПК).

При возобновлении прекращенного уголовного дела срок дополнительного следствия устанавливается руководителем следственного органа в пределах до одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю. Дальнейшее продление срока расследования производится на общих основаниях (ч. 6 ст. 162 УПК).

Помимо прокурорского надзора и ведомственного процессуального контроля руководителя следственного органа за правильностью вынесенного постановления о прекращении уголовного дела законодатель предусмотрел судебный порядок обжалования настоящего решения. На него распространены общие требования разрешения жалоб, предусмотренные ст. 125 УПК. Если суд признает постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, то он должен вынести соответствующее решение и направить его руководителю следственного органа для исполнения (ч. 2 ст. 214 УПК).

Реабилитация — это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК).

Реабилитации лица, необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, в УПК уделяется большое значение. Данный институт имеет целью защиту прав и свобод личности. Он относится к числу назначений уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК) и является формой реализации важнейшего конституционного права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ). Необходимость функционирования данного института вызвана прежде всего тем, что в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства нельзя полностью исключить возможность ошибки. В тех случаях, когда уголовному преследованию подвергалось лицо, не совершавшее преступление, государство должно официально это признать и компенсировать причиненные утраты.

Положения о реабилитации как уголовно-процессуальном институте содержатся в гл. 18 УПК. Они включают в себя нормы, направленные на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, должен быть возмещен государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, до­знавателя, следователя, прокурора и суда (ч. 1 ст. 133 УПК). Полное восстановление прав реабилитированного предполагает компенсацию всех понесенных потерь без каких-либо ограничений.

Право на реабилитацию имеют:

подсудимый, в 1) отношении которого вынесен оправдательный приговор в соответствии со ст. 302 УПК;

подсудимый, уголовное преследование 2) в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК;

подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование 3) в отношении которого прекращено по реабилитирующим основаниям, т.е. в соответствии с п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 4—6 ч. 1 ст. 27 УПК;

осужденный в 4) случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК;

лицо, к 5) которому были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

В остальных случаях право на реабилитацию не возникает. Вместе с тем право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК). Остальные вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства (ст. 1069, 1070 ГК).

Таким образом, к числу оснований возникновения права на реабилитацию и возмещение ущерба можно отнести совокупность фактических данных, указывающих на наличие вреда, причиненного в результате незаконного или необоснованного:

уголовного преследования или осуждения; 1)

применения судом принудительной меры медицин­ского характера; 2)

применения мер процессуального принуждения. 3)

Право на реабилитацию признается в оправдательном приговоре суда либо в постановлении (определении) о прекращении уголовного дела (преследования), вынесенного судом (судьей), следователем или дознавателем в пределах своей компетенции. После принятия соответствующего решения лицо получает новый правовой статус — реабилитированный.

Реабилитированным считается лицо, имеющее в соответствии с УПК право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием (п. 35 ст. 5 УПК).

Одновременно с изданием акта о реабилитации реабилитированному должно быть направлено извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. В случае смерти реабилитированного право на возмещение вреда переходит к наследникам, близким родственникам, родственникам или иждивенцам умершего. Этим лицам следователь, дознаватель или суд, принявшие решение о признании права на реабилитацию, обязаны направить копию соответствующего решения и извещения с разъяснением порядка возмещения им вреда.

Выделяют три вида вреда, который подлежит возмещению в результате незаконного уголовного преследования или применения мер процессуального принуждения:

имущественный вред; 1)

моральный вред; 2)

иные виды вреда. 3)

Возмещение имущественного вреда реабилитированному

Возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя восполнение:

заработной платы, пенсии, пособия, других 1) средств, которых он лишился в результате уголовного преследования;

конфискованного или обращенного 2) в доход государст­ва на основании приговора или решения суда его имущест­ва;

штрафов и 3) процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;

сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи; 4)

иных расходов (ч. 1 ст. 135 УПК). К 5) иным расходам могут быть отнесены суммы, взысканные с незаконно осужденного по гражданскому иску, расходы по оплате проезда в связи с вызовом лица в органы предварительного расследования или суд и др.

Реабилитированный или его законный представитель (ч. 3 ст. 135 УПК) вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в орган, постановивший приговор и (или) вынесший определение, постановление о прекращении уголовного дела, об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений о применении мер процессуального принуждения. Обращаться следует в течение сроков исковой давности, установленных ГК (ст. 196), со дня получения копии документов, указанных в ч. 1 ст. 134 УПК, и извещения о порядке возмещения вреда.

Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор. Судья, следователь или дознаватель не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат для возмещения этого вреда. Требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Имущественный вред гражданину возмещается за счет казны Российской Федерации. При определении суммы компенсации имущественного вреда применяется правило, установленное ст. 393 ГК: размер вреда определяется по ценам, существующим на момент его возмещения. Выплаты реабилитированному за причиненный ему вред не подлежат налогообложению и производятся с учетом инфляции.

Возмещение морального вреда

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездей­ствием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина (см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

Формы возмещения морального вреда:

— официальное извинение прокурора за причиненный реабилитированному вред;

— денежная компенсация морального вреда;

— сообщение о реабилитации в средствах массовой информации, по месту работы, учебы или жительства.

Основное значение первой формы возмещения морального вреда — это официальное признание государством ошибки, допущенной органами предварительного расследования и судом, связанной с уголовным преследованием лица, не причастного к совершению преступления. Извинение может приноситься как в устной, так и в письменной форме. Если реабилитированному недостаточно извинения прокурора либо если он считает необходимым компенсировать свои нравственные страдания в денежном эквиваленте, то соответствующий иск может быть заявлен лишь в порядке гражданского судопроизводства (ст. 1100 ГК).

Если в печати публиковались сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных незаконных действиях, или они были распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти — его близких родственников или родственников либо по письменному указанию суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации.

Аналогичным образом соответствующие сведения могут быть направлены по месту работы реабилитированного, месту его учебы или жительства. При этом компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения вреда имущественного.

Восстановление иных прав реабилитированного

Восстановление иных прав реабилитированного предполагает компенсацию любых негативных последствий уголовного преследования, устранение которых не связано с возмещением имущественного или морального вреда.

К иным правам реабилитированного можно отнести, например, трудовые, пенсионные, жилищные права, специальные, воинские и почетные звания, классные чины, а также государственные награды и др. Восстановление указанных прав осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК. Если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Следует отдельно оговорить также возможность возмещения вреда юридическим лицам. В случае причинения им какого-либо ущерба в результате незаконных действий (бездействия) и решений суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания он должен быть возмещен государством в полном объеме в порядке, аналогичном предусмотренному для физических лиц (ст. 139 УПК).

Возмещение вреда, причиненного незаконным применением мер уголовно-процессуального принуждения

Возмещение вреда, причиненного в ходе уголовно-процессуальной деятельности, возможно не только в связи с реабилитацией лица. В ч. 3 ст. 133 УПК законодатель предусмотрел правило, согласно которому право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Данное положение имеет общий характер, и по своему содержанию оно не охватывается институтом реабилитации. Этот вид возмещения вреда не обязательно связан с уголовным преследованием граждан, не ограничивается принятием по уголовному делу итогового реабилитирующего решения, распространяется на любых участвующих в уголовном процессе лиц, содержит дополнительные процедуры для того, чтобы причиненный им незаконным процессуальным принуждением вред был реально возмещен.

Нормативной основой института возмещения вреда является ст. 53 Конституции РФ, положения которой нашли реализацию в ч. 4 ст. 11 УПК, где предусмотрено, что вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, установленным УПК.

Закрепляя в ч. 3 ст. 133 УПК право на возмещение вреда, законодатель не оговаривает характер мер процессуального принуждения, незаконное применение которых может служить основанием для компенсации понесенных потерь. Формальное толкование этой нормы приводит к мысли о том, что правом на возмещение вреда обладают лишь те, кто незаконно подвергся мерам процессуального принуждения, предусмотренным в разд. IV УПК. Между тем меры принудительного характера являются неотъемлемой частью и ряда иных процессуальных действий. Например, производство таких следственных действий, как обыск, выемка, может сопровождаться причинением имущественного и иного вреда гражданам, особенно в случае их активного противодействия законным требованиям сотрудников органа предварительного расследования. В связи с этим закономерен вопрос: распространяется ли положение ч. 3 ст. 133 УПК на случаи причинения гражданину вреда в результате применения органом расследования или судом принудительных мер, не включенных в содержание разд. IV УПК?

Законодатель в ч. 3 ст. 133 УПК не определяет круг лиц, которые вправе рассчитывать на возмещение вреда, вызванного применением к ним мер процессуального принуждения. Это связано с тем, что применение мер процессуального принуждения законом разрешено в отношении как участников уголовного судопроизводства, так и иных лиц, вовлекаемых в уголовно-процессуальную деятельность или косвенно прикосновенных к ней.

Так, например, арест может быть наложен не только на имущество подозреваемого или обвиняемого, но и на имущество «других лиц» (ч. 1 ст. 115 УПК). Требование о возмещении вреда, причиненного лицу при применении к нему меры процессуального принуждения, может исходить от граждан, которые не подвергались и не могли быть подвергнуты уголовному преследованию.

Поскольку законодатель в ч. 3 ст. 133 УПК четко записал, что право на возмещение вреда в регулируемых данной нормой случаях у граждан возникает только при условии, если они подвергались мерам процессуального принуждения незаконно, применение ч. 3 ст. 133 УПК должно сопровождаться обязательным установлением незаконности применения меры процессуального принуждения.

Необходимо отметить, что в гл. 18 УПК нет норм, которые были бы предназначены для проверки законности применения при производстве по уголовному делу меры процессуального принуждения, что является существенным пробелом уголовно-процессуального законодательства и даже может в какой-то степени нейтрализовать предусмотренные в ч. 3 ст. 133 УПК возможности защиты гражданами своих прав.

Для признания за гражданином права на возмещение вреда от незаконного применения мер процессуального принуждения правила, сформулированные в ст. 134 УПК, непригодны. Они исходят из того, что при реабилитации гражданина в акте о реабилитации (оправдательном приговоре, определении, постановлении о прекращении уголовного преследования) фиксируется его право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, и ему также направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда.

В предусмотренных ч. 3 ст. 133 УПК случаях обращения лица в орган дознания, к дознавателю, следователю, прокурору, в суд с требованием возместить ему вред, причиненный незаконным, с его точки зрения, применением меры процессуального принуждения, необходимо определить: 1) орган, компетент­ный рассматривать подобные вопросы, и порядок их 2) рассмотрения. При этом орган или должностное лицо, применившие меру процессуального принуждения, не могут сами оценивать ее законность. С учетом общих положений уголовного процесса рассмотрение и решение подобных вопросов должно входить в компетенцию суда.

При заявлении гражданином требования о возмещении вреда, наступившего в результате применения меры процессуального принуждения, предварительно надлежит дать оценку законности применявшейся меры процессуального принуждения, принять решение об отказе в признании или о признании права на возмещение вреда, вынести постановление о производстве выплат в возмещение вреда или о восстановлении иных прав гражданина.

В рамках действующего уголовно-процессуального законодательства может быть использован следующий порядок рассмотрения вопросов законности избиравшейся при производстве по уголовному делу меры процессуального принуждения.

В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК участники уголовного судопроизводства вправе обжаловать в районный суд по месту производства предварительного расследования решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. На основании ст. 123, 125 УПК любое лицо, независимо от его процессуального положения в уголовном деле, имеет право обжаловать применение к нему меры процессуального принуждения. Такая жалоба проверяется судьей в судебном заседании по правилам, установленным ч. 3—5 ст. 125 УПК.

Если по результатам рассмотрения жалобы судья своим постановлением признает, что лицо было подвергнуто процессуальному принуждению незаконно, у последнего возникает право на возмещение вреда, причиненного этой принудительной процессуальной мерой. Вступившее в законную силу постановление судьи о признании незаконности применения к лицу меры процессуального принуждения надлежит расценивать в качестве формально-юридического акта признания за ним права на возмещение вреда, позволяющего ему обратиться в орган или к должностному лицу, применявшим меры процессуального принуждения, с требованием о возмещении нанесенного вреда. Заявленное требование подлежит рассмотрению и разрешению по правилам и в сроки, установленные ст. 135 УПК.

Судебный порядок проверки законности или незаконности мер процессуального принуждения, являющихся неотъемлемым «атрибутом» отдельных следственных действий, уже предусмотрен действующим уголовно-процессуальным законодательством. Так, в соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК судья проверяет законность произведенных следственных действий без получения на то судебного решения и выносит постановление об их законности или незаконности.

Процедура оценки законности применения к лицу мер процессуального принуждения для признания за ним права на возмещение вреда, основанная на положениях ст. 125 УПК, не является универсальной. Многие из принудительных мер могут быть избраны только на основании постановления судьи. Например, из предусмотренных гл. 14 УПК пяти мер процессуального принуждения лишь обязательст­во о явке и привод могут применяться дознавателем или следователем самостоятельно, без судебного разрешения. Учитывая, что взятие обязательства о явке вряд ли способно причинить подозреваемому, обвиняемому, свидетелю, потерпевшему имущественный вред, в указанном порядке может производиться оценка законности действий, связанных с принудительным приводом данных участников уголовного судопроизводства.

Жалоба на законность временного отстранения от должности, наложения ареста на имущество, денежного взыскания, которые возможны по постановлению судьи, должна подаваться в вышестоящий суд. Он обязан вынести решение об их законности либо незаконности. Аналогичным должен быть и порядок оценки законности принудительного привода, если он производился судебными приставами по постановлению судьи или определению суда.

Требование о возмещении вреда, причиненного гражданину незаконным применением к нему мер процессуального принуждения, избранных непосредственно судом либо по постановлению судьи, предъявляется в суд, принявший соответствующее решение, после признания этих мер незаконными вышестоящим судом. Оно разрешается в порядке, установленном ст. 399 УПК для рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговора (ч. 5 ст. 135 УПК).

Для того чтобы оценить законность применения той или иной меры процессуального принуждения, необходимо учитывать как минимум следующие обстоятельства:

имелись ли основания для применения меры процессуального 1) принуждения;

соблюден ли установленный законом порядок применения соответствующей 2) меры процессуального принуждения;

применена ли мера процессуального принуждения уполномоченным на 3) то законом должностным лицом.

При оценке законности применения меры процессуального принуждения надлежит также учитывать, что уголовно-процессуальный закон предусматривает отмену избранной меры процессуального принуждения, когда в этом отпадает необходимость. Если обстоятельства изменились, однако мера процессуального принуждения не отменена, есть основания к признанию, что она продолжает применяться незаконно.

Смотрите еще:

  • Emex вернуть товар Возврат товара на Emex: условия и сроки Приобрел запчасти на Emex, но на СТО мне сообщили, что я заказал не то, что нужно. Скажите, могу ли я вернуть или обменять запчасти? Прошла неделя, чек я сохранил. Внимательно ознакомьтесь с условиями заказа и возврата товара […]
  • Как получить имущественный налоговый вычет с покупки квартиры Как и когда можно получить налоговый вычет при покупке квартиры в ипотеку и когда подавать на возврат 13 процентов? О своем праве на имущественный вычет при покупке квартиры в ипотеку знает каждый налогоплательщик (ст.220 НК РФ). Кто-то планирует покрыть суммой […]
  • Бланк заявление в налоговую на возврат за обучение Как оформить заявление в налоговую на возврат НДФЛ за обучение — пошаговая инструкция и образец Налоговый вычет представляет собой возвращение части уплаченных налогов. Такие вычеты предоставляются по различным причинам, в том числе и при оплате средств за […]
  • Права и обязанности продавца обуви Должностная инструкция и обязанности продавца-консультанта Любая должность сопровождается определенными обязанностями, которые необходимо выполнять для достижения общепоставленной задачи. Специальность продавца-консультанта не является исключением. Более того, в […]
  • Мировой суд кировского района екатеринбурга сайт Мировые судьи Екатеринбурга Мировые судьи Екатеринбурга Мировые судьи Верх-Исетского района Екатеринбурга Судебный участок № 1 мирового судьи Верх-Исетского района г. Екатеринбурга Адрес: 620109, ул.Красноуральская,25-а Телефон: 8(343) 242-07-48 Официальный сайт: […]
  • Мировой суд липецк официальный сайт Мировой суд липецк официальный сайт Официальный сайт Октябрьского районного суда Здание Октябрьского районного суда г. Липецка Уважаемые посетители сайта! Получение качественной и достоверной информации о деятельности суда, структуре, порядке и ходе работы, […]
  • Составление заявления в суд образец Образец искового заявления в суд о возмещении материального ущерба: куда подается гражданский иск, и как составить документ? Исход дела о взыскании компенсации за причиненный материальный ущерб напрямую зависит от правильности составления иска. Хотя данное заявление […]
  • Сколько штраф за езду без страховки в 2018 Размер штрафа за использование автомобиля без страховки в 2017-2018 году Часто, в наше время можно столкнуться с проблемами на дорогах. Помимо дорожно-транспортных происшествий на дорогах, рост которых возрастает с каждым днем все больше и больше можно столкнуться и с […]