Право на неприкосновенность жилища практика

Статья 25 Конституции РФ

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Комментарий к Статье 25 Конституции РФ

1. Право на неприкосновенность жилища относится к личным правам и свободам, призванным обеспечить охрану жизни, свободы, достоинства человека как личности и других прав, связанных с его частной жизнью. Оно обеспечивается тем, что никто не имеет права без законного основания войти в жилище, а также оставаться в нем против воли проживающих в нем лиц*(252).

«Под неприкосновенностью жилища, — пишет П.Ю. Тюрин, — необходимо понимать особое состояние личного, индивидуального и недоступного посторонним места, призванного обеспечить, охранять и гарантировать комфортное проживание, протекание естественно-необходимых процессов, целостность и сохранность информации о частной, интимной стороне жизни лица, его личные и семейные тайны на данной закрытой территории (жилище), а также гарантию от нежелательного их (тайн) поиска и распространения различными незаконными способами и приемами как со стороны любых физических лиц, так и государства, его органов и институтов.

Конституционное право на неприкосновенность жилища — это установленные в Конституции РФ и нормах международного права социальные правомочия человека и гражданина по обеспечению безопасного и комфортного проживания, предусматривающие свободное волеизъявление лица при принятии решения о допуске посторонних в свое жилище (пространственно ограниченное помещение)»*(253). Объем нормативного содержания данного права, от которого в свою очередь зависит его социальная ценность, предопределяется тем, насколько широко истолковываются ключевые для нормы конституционно-правовые понятия «никто» и «жилище».

Обычно комментируемую норму рассматривают как регулирующую отношения между должностными лицами государственных органов и гражданами в целях обеспечения свободы от незаконных обысков. Конкретные гарантии вытекающей из этого сегмента конституционной нормы ст. 25 права граждан содержатся в УПК, Законе о милиции, Законе об ОРД и других нормативных правовых актах. Однако главное социальное благо, которое охраняется с помощью положений ст. 25, — это обособление гражданина, его уединение, выражаемое в связи понятий «жилище» и «проживание». Жилище приобретает особый статус неприкосновенности только в случае проживания в нем гражданина. Наиболее распространенной трактовкой того, что из себя представляет проживание, является то, что это место для сна и отдыха, в связи с чем одним из признаков жилища оказывается наличие в жилище кровати. Однако возможна и иная интерпретация понятия «проживание» — как охватывающего всю жизнедеятельность человека — и сон, и отдых, и приготовление пищи, и труд. Но поскольку в качестве охраняемого социального блага при такой трактовке выступает состояние уединения человека, то в таком случае конституционная норма обязывает не только должностных лиц государства, но и частных лиц воздерживаться от нарушения неприкосновенности жилища. Соответственно, одно частное лицо может обжаловать в суде нарушение своего конституционного права на неприкосновенность жилища действиями другого частного лица. В таком случае основное право ст. 25 опосредует взаимоотношения между частными лицами, создавая прямой горизонтальный эффект. То есть данное право не только выступает в качестве защитного средства от действий государственной власти, но и закладывает основные принципы организации социальной жизни*(254). В связи с этим нельзя исключать возможность действия комментируемой нормы в таких частно-правовых отношениях, как отношения между, к примеру, арендодателем жилья и арендатором.

Вопрос о том, что следует понимать под жилищем, рассматривался Конституционным Судом в Определении от 12.05.2005 N 166-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Котовой Светланы Евгеньевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 10 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»*(255). По мнению заявительницы, отсутствие в перечне объектов недвижимости, признаваемых жилищем в п. 10 ст. 5 УПК РФ, расположенных на территории индивидуального домовладения нежилых помещений, конструктивно обособленных от жилого дома, но используемых для обеспечения жизнедеятельности проживающих в нем лиц, обусловило допустимость производства в таких помещениях ее домовладения обыска без судебного решения и повлекло нарушение ее прав, гарантированных ст. 25 и ч. 2 ст. 55 Конституции.

Конституционный Суд пришел к выводу, что в УПК определен судебный порядок получения разрешения на производство конкретных следственных действий в жилище — осмотра, обыска, выемки и др. (ст. 165) — и установлено, что к понятию «жилище» относятся индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (п. 10 ст. 5).

По смыслу названной нормы, условием отнесения нежилых помещений и строений, не входящих в жилой фонд, к жилищу является факт их использования для временного проживания. Сама по себе данная норма направлена на обеспечение реализации ст. 25 Конституции в сфере уголовно-процессуального законодательства, не исключает гарантии неприкосновенности в отношении хозяйственных построек, находящихся на территории индивидуального домовладения, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы. Следует отметить, что УК в примечании к ст. 139 содержит практически аналогичное понятие жилища с той лишь разницей, что в УПК используется словосочетание «используемое для. проживания», а в УК — «предназначенное. для проживания». Жилищный кодекс понятия «жилище» не содержит, в нем есть понятия «жилое помещение» и «жилой фонд», которые не идентичны понятию «жилище».

Комментируемая статья находится в системной связи с положениями ч. 1 ст. 27 и ст. 40 Конституции. При определении места жительства гражданина предполагается, что гражданин находится всегда в определенном месте, имеет юридически зафиксированное жилище, которое является для него основным, куда он, после какого бы то ни было длительного отсутствия, намеревается вернуться и основать свое проживание. В Постановлении КС РФ от 14.04.2008 N 7-П*(256) отмечалось, что изменились и критерии (принципы) отнесения строений к жилищному фонду. Конституционно-правовое понятие «жилищный фонд» (ч. 3 ст. 40 Конституции) конкретизируется в ЖК и в подзаконных нормативных актах (ч. 3 ст. 15 и ст. 19 ЖК). В соответствии с Положением о государственном учете жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства РФ от 13.10.1997 N 130, государственному учету подлежат независимо от формы собственности жилые дома, специализированные дома (общежития, гостиницы-приюты, дома маневренного фонда, специальные дома для одиноких престарелых, дома-интернаты для инвалидов, ветеранов и др.), квартиры, служебные жилые помещения, иные жилые помещения в других строениях, пригодные для проживания.

В отличие от прежнего порядка государственного учета жилищного фонда, основанного на критерии функционального назначения строения, действующая в настоящее время система государственного учета жилищного фонда, исходя из нового гражданского и жилищного законодательства РФ, основывается на критерии фактической пригодности жилого строения для постоянного проживания и не исключает возможности включения жилых строений на садовых земельных участках, пригодных для проживания, в состав индивидуального жилищного фонда.

Понятие «жилище» содержится в сохраняющем действие постановлении Пленума ВС СССР от 05.09.1986 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности». В соответствии с ним «жилище — это помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, дача, садовый домик и т.п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые и т.п.).

Не могут признаваться жилищем помещения, не предназначенные и не приспособленные для постоянного или временного проживания (например, обособленные от жилых построек погреба, амбары, гаражи и другие хозяйственные помещения)».

В силу ст. 25 Конституции комплекс недвижимости, находящийся на земельном участке, принадлежащем собственнику, в который входят непосредственно жилой дом и отдельно стоящие нежилые помещения (сараи и гараж), как огороженная отдельно частная собственность, охраняется режимом неприкосновенности и называется единым понятием «жилище»; на нарушение его неприкосновенности против воли собственника необходимо решение суда. Такая аргументация имеет под собой юридические основания.

Исходя из смысла ч. 2 ст. 262 ГК («Земельные участки общего пользования. Доступ на земельный участок»), огороженный земельный участок со всеми находящимися на его территории постройками является неприкосновенным, так как вход на участок без разрешения собственника не допускается. Неприкосновенность жилища в смысле ст. 25 Конституции тем самым означает прежде всего «физическую» неприкосновенность, т.е. недопустимость физического проникновения без законных оснований в пределы территории, охватываемой понятием «жилище». Что же касается неприкосновенности собственности как конституционно-правового принципа (ст. 35) и принципа гражданского права (п. 1 ст. 1 ГК), то они прежде всего обеспечивают устойчивость, ненарушаемость правового титула собственника.

Европейский Суд по правам человека относит в своих решениях к жилищу помимо жилого дома адвокатскую контору, исходя при этом из того, что вести деятельность, которую можно отнести к профессиональной или деловой, можно с таким же успехом и со своего места жительства и, наоборот, можно заниматься делами, которые не относятся к профессиональной сфере, в офисе или коммерческих служебных помещениях. К жилищу Суд относит также помещения по месту работы, принадлежащие гражданам транспортные средства, цыганские фургоны по признаку проживания в них цыган, что связано с их традиционным образом жизни, а применительно к компаниям — также их торговые помещения, помещения штаб-квартир и местных представительств. Однако земельный участок, на котором планировалось построить дом для последующего проживания в нем, Европейским Судом к жилищу не отнесен.

Практика Европейского Суда по правам человека по вопросам определения критериев для отнесения различного рода помещений к жилищу граждан при ее оценке может, таким образом, характеризоваться как неоднозначная, однако так или иначе названный Суд связывает жилище граждан с использованием либо с намерением использовать такие помещения для личной жизни, для проживания. Такой вывод прямо следует из его постановления от 18.01.2001, в п. 99 которого говорится, что ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не содержит формулировки права на обеспечение жилищем. Прецедентное право Европейского Суда тоже не признает такого права. Хотя, несомненно, желательно, чтобы каждый имел место, где он мог бы проживать с достоинством и которое он мог бы назвать домом. К сожалению, в Договаривающихся Государствах многие не имеют жилища. Вопрос о том, выделяет ли государство фонды для обеспечения каждого жильем, является политическим вопросом.

2. Проникновение в жилище, нарушающее конституционное право ст. 25, возможно и без физического проникновения. Как указывалось в жалобе И.Г. Черновой в Конституционный Суд, п. 6 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД, предусматривающий наблюдение как одно из оперативно-розыскных мероприятий, противоречит ст. 23-25 Конституции. По мнению заявительницы, при современном уровне развития техники наблюдение за тем, что происходит в жилище гражданина, вплоть до его интимной жизни, возможно и без проникновения в помещение; фактически такое наблюдение равнозначно проникновению в жилище, что является незаконным вторжением в частную жизнь и одновременно — нарушением права на неприкосновенность жилища. Суд не согласился с доводами заявительницы.

В Определении КС РФ от 14.07.1998 N 86-О отмечалось, что в ч. 1 ст. 6 лишь перечисляются виды оперативно-розыскных мероприятий, но не определяются порядок и условия их проведения. Осуществление оперативно-розыскных мероприятий, в том числе наблюдения, возможно лишь в целях выполнения задач, предусмотренных ст. 2 названного Закона, и при наличии оснований, указанных в его ст. 7. Следовательно, указанный Закон не допускает сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни проверяемого лица, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, и другими законными задачами и основаниями оперативно-розыскной деятельности. При этом согласно абз. 4 ч. 7 ст. 5 органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами (в данном случае, если они относятся к преступному деянию).

Кроме того, оспариваемое положение ч. 1 ст. 6 следует рассматривать в единстве с предписанием ч. 2 ст. 8 о том, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации: о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Как следует из ч. 2 ст. 8, при проведении любых оперативно-розыскных мероприятий, в том числе наблюдения, конституционное право гражданина на неприкосновенность жилища не может быть ограничено без судебного решения.

Проникновение в жилище помимо воли проживающих в нем лиц возможно только в случаях, установленных федеральным законом. Поскольку подзаконные акты принимаются на основании и во исполнение федеральных законов, они не могут устанавливать случаи подобного рода.

Конституция, провозглашая в комментируемой статье неприкосновенность жилища, вместе с тем допускает возможность ограничения права граждан на неприкосновенность жилища, но не иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения. Именно такой случай и предусмотрен ст. 75 Закона об исполнительном производстве, которая направлена на судебную защиту прав взыскателей в стадии исполнения судебного решения и не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя (Определение КС РФ от 21.12.2004 N 425-О, касающееся положений ст. 9.1 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» и п. 2 ст. 75 Закона об исполнительном производстве*(257)).

В целях выполнения возложенных на милицию обязанностей п. 18 ст. 11 Закона о милиции ее сотрудникам предоставляется право беспрепятственно входить в жилые и иные помещения граждан и осматривать их, но только в строго ограниченных случаях: при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений; при наличии достаточных данных полагать, что в помещении совершено или совершается преступление, произошел несчастный случай; для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и массовых беспорядках.

Таким образом, законодатель, в соответствии со ст. 25 Конституции устанавливая федеральным законом условия, при которых допускается проникновение работников милиции в жилище против воли проживающих в нем лиц, исходит из того, что подобные действия вызываются необходимостью принятия именно оперативных, не терпящих отлагательства мер по защите жизни, здоровья, достоинства, личной неприкосновенности (ст. 20-22 Конституции), иных прав и свобод граждан. Это согласуется с положениями ч. 3 ст. 55 Конституции и не нарушает справедливый баланс между правами граждан и правомерными интересами общества и государства, основанный на конституционно значимых целях и ценностях, защищаемых Конституцией (Определение КС РФ от 06.03.2001 N 61-О, касающееся п. 18 ст. 11 Закона о милиции)*(258).

Проникновение в жилище помимо воли проживающих там лиц допускается в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения. По буквальному смыслу нормы становится возможной выдача судебного решения на основе прямого действия комментируемой статьи в случаях, не установленных законом. Существует и иное представление о данной норме. И.Л. Петрухин считает, что на самом деле смысл этой нормы состоит в том, что закон должен предусматривать все случаи правомерного проникновения в жилище, но в некоторых из них требуется еще, чтобы было выдано судебное решение*(259). Полагаем, что с учетом признания «горизонтального эффекта» действие комментируемой нормы в отношениях между частными лицами, когда федеральный закон не в состоянии охватить все возможные ситуации, в условиях пробельности, конституционная гарантия в виде необходимости получения судебного решения в случаях, не установленных законом, не лишена смысла. Судебное решение представляет собой форму судебного контроля за законностью (правомерностью) проникновения в жилище помимо воли проживающих там лиц.

В упомянутом выше Определении от 14.07.1998 N 86-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой» Конституционный Суд обратил внимание на особый характер полномочий суда по осуществлению процедуры независимого одобрения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничениями конституционных прав граждан, указав при этом на то, что предусмотренные его ст. 9 правила судебного рассмотрения и соответствующая процессуальная мера (санкция судьи) связаны с решением задач уголовно-правового характера, хотя сама по себе данная процедура не является ни судебным разбирательством, ни даже подготовительными действиями к судебному заседанию. Открытости, гласности и состязательности сторон в этом процессе быть не может, ибо в противном случае негласные по своему характеру оперативно-розыскные мероприятия стали бы просто невозможны, а сама оперативно-розыскная деятельность утратила бы смысл. Именно поэтому судебное решение выдается органу — инициатору проведения оперативно-розыскных мероприятий и не выдается проверяемому лицу.

Вместе с тем поскольку в этой процедуре суд общей юрисдикции действует непосредственно в силу требований ч. 2 ст. 23 и ст. 25 Конституции и в рамках, определяемых ее ст. 46, 118 и 126, его решения, их содержание и форма должны отвечать общим требованиям, предъявляемым к любым процессуальным решениям, которые должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Часть 4 ст. 9 Закона об ОРД прямо предусматривает, что по результатам рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий судья выносит мотивированное постановление, заверенное печатью, которое выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия. Каких-либо предписаний, освобождающих суд от выполнения требования о мотивированности вынесенного решения, оспариваемая норма не содержит.

41. Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Неприкосновенность частной жизни — (в юр. науке) ценность, обеспечиваемая правом на неприкосновенность частной жизни.

Право на неприкосновенность частной жизни включает:

запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия;

право контролировать информацию о себе;

право на защиту чести и доброго имени;

право на защиту персональных данных;

право на тайну связи (иногда оформлено как отдельное право);

право на неприкосновенность жилища (иногда оформлено как отдельное право);

врачебную тайну, тайну усыновления, тайну исповеди и другие виды профессиональной тайны.

В социалистических государствах применяется термин «личная жизнь», а не «частная жизнь», аналогично «личной собственности» вместо «частной собственности».

В российской науке конституционного права принято выделять право на неприкосновенность частной жизни в широком и узком смыслах. В широком смысле это право подразумевает защиту широкого спектра деятельности личности, не относящейся к публичной деятельности, то есть в данном случае право на неприкосновенность частной жизни включает в себя положения о личной и семейной тайне, защиту персональных данных, неприкосновенность жилища и т. п., в узком смысле право на неприкосновенность частной жизни подразумевает защиту лишь весьма узкой сферы человеческой активности, не имеющей правового содержания (дружеские отношения и т. п.).

Во многих странах формально декларируемые права человека не всегда выполняются на практике. Неприкосновенность частной жизни, даже гарантированная законами и конституцией, нередко остаётся на бумаге.

42. Право на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека.

В статье раскрывается сложившаяся в международной практике и используемая межгосударственными органами система источников права, приводится существующая в настоящее время полемика среди юристов-международников о юридическом значении различных источников. Автор также высказывает свою точку зрения о практическом значении для практикующих адвокатов всех видов источников.

Статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Как показывает практика последних десяти лет, данное право активно реализуется российскими гражданами, которые, не найдя защиты внутри страны, обращаются со своими жалобами в такие межгосударственные органы защиты прав и свобод человека, как Европейский суд по правам человека, Комитет по правам человека ООН, а также Комитет против пыток ООН.

Граждане в подавляющем большинстве случаев направляют свои жалобы в названные органы самостоятельно. Но, как показывает статистика Европейского суда , обращение без юридического совета квалифицированного юриста, имеющего специальные знания в сфере международной защиты прав человека, очень часто оказывается неэффективным. Но даже для квалифицированных адвокатов обращение в межгосударственные органы по защите прав человека и основных свобод представляет собой определенную сложность.

Незаконное проникновение в жилище

Судебная практика о преступлениях, связанных с незаконным проникновением в жилище (ст. 139 УК РФ)

Важнейшим конституционным правом человека и гражданина является право на неприкосновенность жилища.

Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения(ст.25 Конституции РФ).

За незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, предусмотрена ответственность по ст.139 УК РФ. Судебная практика показывает значительный рост числа лиц, осужденных за совершение данных преступлений.

Зачастую нарушения неприкосновенности жилища совершается в совокупности с другими, как правило, более тяжкими преступлениями: убийством, причинением тяжкого вреда здоровью, изнасилованием, похищением человека. В этих случаях нарушение неприкосновенности жилища не является конечной целью, а совершается попутно для облегчения планируемого преступления, т.к. для этого необходимо проникнуть в жилище.

Среди причин, вызывающих рост числа этих преступлений в настоящее время, можно назвать: общее снижение правовой культуры граждан, неуважительное отношение к правам и свободам других лиц, обесценивание межличностных отношений, правовую безграмотность и правовой нигилизм.

Как показывает судебная практика, многие лица, привлеченные к ответственности, плохо понимают, что совершают преступление, вторгаясь в чужое жилище, например, к должникам с целью возврата долга, во время бытовых ссор, в процессе выяснения отношений между бывшими супругами, сожителями, знакомыми и по другим, как им кажется, «уважительным причинам».

Так, Новиков В.В. был осужден мировым судьей судебного участка № 46 Чернского района Тульской области за то, что, находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришел к входной двери квартиры, в которой проживала его знакомая Я., с целью поговорить с находившейся в квартире Х. Постучал в дверь, но ему никто не открыл. После чего с силой дернул ручку входной двери, в результате чего сломался внутренний засов, и дверь открылась. Затем Новиков В.В. незаконно проник через дверной проем внутрь квартиры, нарушив право Я.В. на неприкосновенность жилища. Действия Новикова В.В. квалифицированы по ч.1 ст.139 УК РФ.

Другой пример: Романов А.Н., будучи в состоянии алкогольного опьянения, решил проникнуть в жилище бывшей сожительницы, чтобы поговорить с ней. С этой целью он стал громко стучать в дверь ее квартиры.

Потерпевшая отказалась пустить Романова в свое жилище. Продолжая свои действия, он разбил стекло и через оконный проем незаконно проник в квартиру. Действия Романова были квалифицированы по ч. 1 ст.139 УК РФ.

Общая характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ

Уголовная ответственность наступает за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающих в нем лиц.

Объективная сторона преступления характеризуется незаконным проникновением в жилище, то есть совершенным против воли проживающего в нем лица либо в нарушение установленного законом или судебным решением порядка проникновения в жилище.

Проникнуть в жилище означает попасть внутрь (войти в пределы жилища), получить доступ для этого (взломать запор, открыть дверь похищенным, подобранным или изготовленным ключом, разбить или вскрыть запертое окно, сделать пролом в стене и т.п.). Способы проникновения могут быть как открытыми, так и тайными.

Пункт 10 статьи 5 УПК Российской Федерации определяет понятие жилища применительно к целям уголовно-процессуального регулирования производства различных следственных и иных процессуальных действий, жилище- это индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

Согласно примечанию к статье 139 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, под жилищем в этой статье, а также в других статьях Уголовного кодекса Российской Федерации понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

При определении признаков жилища следует отличать помещения, предназначенные для постоянного или временного проживания, от помещений, приспособленных для временного проживания. Не является жилищем, например, складское, подвальное, чердачное или иное помещение, приспособленное бездомным для его проживания.

С учетом того, что преступлением, предусмотренным в ст.139 УК РФ, нарушаются конституционные права граждан на неприкосновенность их жилища, проникновение в помещение, хотя и предназначенное для постоянного или временного проживания (пустующую квартиру в новом доме), хотя бы и принадлежащее кому-либо на правах собственности, не может квалифицироваться по ст.139 УК. Существенным признаком помещения как жилища является использование его в таком качестве.

Преступлением является незаконное проникновение в чужое жилище.

Незаконным является такое проникновение в жилище, которое совершается помимо воли проживающих в нем лиц (за исключением случаев, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения).

Нарушение неприкосновенности жилища при наличии в этих действиях признаков самоуправства должно квалифицироваться по совокупности преступлений.

Правильно по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст.139 УК РФ и п. «а» ч.2 ст.132 УК РФ, были квалифицированы действия Шмелева, Скрягина, Шаталова и Чижикова, которые ночью, без согласия потерпевшей, взломав запорное устройство двери, вошли в ее жилище, после чего совершили с ней иные действия сексуального характера с применением насилия и угрозой применения насилия группой лиц. Приговор Ясногорского районного суда Тульской области (судья Данилина О.И.) в отношении Шмелева Н.В., Скрягина А.Г., Шаталова А.А. и Чижикова С.Е. оставлен без изменения судом кассационной инстанции.

Способ незаконного проникновения в жилище может быть любым и не влияет на квалификацию деяния. Незаконным будет проникновение в жилище не только в тех случаях, когда открыто игнорируется согласие, но также если оно осуществляется путем обмана, например путем предъявления подложного документа на проведение обыска

Так, Журов Е.Б. осужден по ч.1 ст.139 и ч.2 ст.131 УК РФ. Представившись сотрудником милиции, он незаконно проник в квартиру Б., где совершил изнасилование.

Преступление признается оконченным с момента незаконного проникновения в пределы жилища, независимо от продолжительности нахождения в нем.

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи, грабежа или разбоя.

Диспозиция ч.1 ст.139 УК РФ сформулирована таким образом, что допускает различное толкование понимания проникновения «против воли проживающего в нем лица», что составляет трудность для единообразного применении закона.

Это относится к случаям, когда лицом совершается незаконное проникновение в жилище, в котором отсутствуют проживающие лица (находятся на работе, в отпуске и т.п.).

Из изученных дел следует, что мировые судьи квалифицируют такие действия как незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица.

Так, Веселов К.Л., находясь в состоянии алкогольного опьянения, замерз и с целью погреться без согласия собственника Р. и находившейся в доме Ш., проник через оконный проем в жилой дом, где уснул. Действия Веселова квалифицированы по ч. 1 ст. 139 УК РФ.

Конечно, в целях единообразного понимания проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица требуется совершенствование редакции ст. 139 УК РФ.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, то есть виновное лицо сознает, что нарушает неприкосновенность жилища, и желает этого. Мотив преступления не влияет на квалификацию деяния по ст. 139 УК РФ.

При рассмотрении уголовных дел судьям надлежит выяснять, где зарегистрирован и фактически проживает подсудимый, не проживает ли он в жилом помещении, не находится ли в нем, принадлежащее ему имущество, и т.д.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицирующий признак ч.2 ст.139 УК — применение насилия или угрозы его применения. Этот признак определяет способ незаконного проникновения в чужое жилище: причинение побоев, вреда здоровью или применение с целью подавления сопротивления потерпевшего физической силы без побоев или причинения вреда здоровью, а также угроза совершения этих действий.

В тех случаях, когда незаконное проникновение в жилище совершено с применением насилия (или угрозы его применения), причинившего средней тяжести или тяжкий вред здоровью, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений: ч.2 ст.139 и статей 111, 112 УК РФ.

Совершение деяний, предусмотренных частями первой и второй ст.139 УК РФ, лицом, использующим для их совершения свое служебное положение, является особо квалифицирующим обстоятельством ( ч. 3 ст. 139 УК).

Служебное положение рассматривается как обстоятельство, определяющее способ совершения преступления, благодаря которому лицо имеет доступ к жилищу или возможность получить его. Незаконным использование служебного положения при проникновении в жилище будет тогда, когда пользование доступом к помещению выходит за рамки служебных полномочий, не входит в круг служебных обязанностей.

Незаконным использованием служебного положения при проникновении в жилище лицом, осуществляющим свои полномочия, будет и тогда, когда эти действия совершаются с нарушением установленного порядка (например, УПК РФ, Федерального закона от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Как уже было отмечено, ответственность за преступление, предусмотренное ст.139 УК РФ, наступает, если проникновение в жилище было незаконным. В соответствии со ст.25 Конституции Российской Федерации проникновение в жилище считается незаконным, если оно совершено против воли проживающих в нем лиц.

Разрешается беспрепятственное проникновение в жилище в отдельных случаях, предусмотренных федеральными законами или на основании судебного решения.

Наиболее распространенной является ситуация, когда проживающие лица находятся в жилище и ясно дают понять, что возражают против вхождения в него. Проникновение в жилище при таких обстоятельствах является незаконным и должно влечь ответственность по ст.139 УК РФ.

Нередки случаи, когда лицо на законных основаниях входит в жилище, но в последующем отказывается его покинуть по требованию проживающего лица. Содержат ли такие действия состав рассматриваемого преступления? Очевидно, что нет, так как отсутствует общественно опасное деяние — незаконное проникновение в жилище.

Из общего правила, содержащего запрет на проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица, Конституция РФ делает два исключения. Беспрепятственное проникновение в жилище возможно в случаях, предусмотренных федеральным законом или на основании решения суда.

Фактически речь идет только о случаях, предусмотренных федеральными законами. Суд может разрешить проникновение в жилище только на основании федерального закона. В частности, давая разрешение следователю на производство обыска или выемки в жилище, суд руководствуется правилами, предусмотренными УПК РФ.

В Российской Федерации действует ряд таких законов.

Применение квалифицирующего признака «незаконное проникновение в жилище»

Рассматриваются некоторые вопросы применения квалифицирующего признака «незаконное проникновение в жилище». Анализируются понятия «жилище» и «иные помещения и строения», изучается значение для квалификации преступления обмана потерпевшего при проникновении в жилище.

Ключевые слова: жилище; проникновение; хищение; кража.

За все время действия Уголовного кодекса РФ 1996 г. ежегодно более половины общего объема регистрируемых противоправных деяний образуют преступления против собственности, ведущее место среди которых принадлежит кражам

По официальным данным, на долю хищений чужого имущества, совершенных путем кражи, приходится 43 % от всех зарегистрированных преступных деяний. Их число за период январь — март 2013 г.составило 515 преступлений (+17,3 %).

Количество квартирных краж в Ангарске выше среднеобластных тенденций (Ангарск — 130 ( + 15 %), Братск — 109 (-21 %), Иркутск — 532 (+8,4 %), по Иркутской области — 1642 (+1,4 %)) [1].

Среди многообразия краж особое место занимают кражи с незаконным проникновением в жилище.

Повышенная социальная опасность краж, совершаемых путем незаконного проникновения в жилище, определяется тем, что виновный действует более дерзко, прилагает усилия к преодолению преград для получения доступа к чужому имуществу, нарушая при этом конституционный принцип неприкосновенности жилища и запрет, установленный ст. 139 УК РФ. При этом он может взламывать двери жилища, потолки, стены, замки, стремясь похитить имущество даже тогда, когда потерпевший специализированно обеспечивает его охрану.

Стремясь к достижению преступной цели, преступник нередко заранее приобретает орудия и средства совершения кражи, в том числе изготавливает отмычки, орудия взлома, находит транспортные средства и т. д.

Несмотря на то, что впервые данный особо квалифицированный признак появился в уголовном законодательстве РСФСР в 1982 г. и к настоящему моменту в науке данный вопрос освещался достаточно подробно, в практической деятельности остаются неразрешенные вопросы, приводящие к сложности в применении указанной нормы закона.

Как ни странно, первые трудности порождает законодательное определение «жилища», анализ которого приводит в тупик правоприменителей при разрешении конкретных практических ситуаций.

Федеральным законом от 20 марта 2001 г. № 26-ФЗ в ст. 139 УК РФ было включено примечание, в котором дается определение понятия «жилище»: «Под жилищем в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания».

Именно на это определение как основное указывает постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

«О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»: «При квалификации действий лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, по признаку “незаконное проникновение в жилище” судам следует руководствоваться примечанием к статье 139 УК РФ, в котором разъясняется понятие “жилище”, и примечанием к ст. 158 УК РФ, где разъяснены понятия “помещение” и “хранилище”».

Собственно, формулировка «жилища» в примечании к ст. 139 УК РФ изложена довольно подробно. Однако возникают ситуации, когда ограничиваться положениями этого примечания не представляется возможным. Если с первой частью примечания все ясно, то во второй чувствуется явная законодательная недоработка.

Речь идет об «иных помещениях или строениях, не входящих в жилищный фонд, но предназначенных для временного проживания». Что это за «иные помещения или строения»? Что под ними подразумевает законодатель? Во всех ли случаях проникновение в такие помещения или строения будет считаться проникновением в жилище? Здесь таятся трудности с квалификацией содеянного.

Особо часто это связано с хищениями, сопряженными с незаконным проникновением в жилище.

Что касается проникновения в жилище, представляющее индивидуальный дом, квартиру, где люди проживают, как правило, постоянно, то здесь особых проблем с квалификацией преступления нет.

Но когда речь идет о незаконном проникновении, например, в садовый или дачный дом, летнюю кухню, баню, иную надворную или хозяйственную постройку, где люди постоянно не проживают, но иногда готовят пищу, остаются на ночлег или даже живут какое-то время, то возникают сложности [4].

К иным помещениям или строениям, не входящим в жилищный фонд, но предназначенным для временного проживания, относятся дачные жилые помещения (в дачах, дачно-строительных кооперативах, садоводческих товариществах), на отношения по использованию которых жилищное законодательство не распространяется.

Указанные помещения не входят в состав жилищного фонда, хотя бы они и были пригодны для круглогодичного в них проживания.

Не регулирует жилищное законодательство и отношения по использованию не входящих в жилищный фонд приспособленных под жилье помещений в вагончиках, сборно-разборных сооружениях и иных строениях, не рассчитанных на удовлетворение постоянной потребности в жилье. Критерием отнесения такого строения к жилищу является их предназначение для временного проживания [5].

Вопрос о том, могут ли быть отнесены к жилищу купе поезда, каюта судна, номер в гостинице, комната в санатории и т. п., в науке уголовного права является спорным.

Так, Н. А. Лопашенко указывает, что помещения, признаваемые жилищем, могут находиться и на транспортных средствах, предназначенных, в том числе, и для временного проживания.

Каюта туристического теплохода, совершающего морской или речной круиз, во время которого туристы проживают на теплоходе, должна признаваться жилищем.

Точно также жилище — каюты, используемые для временного проживания экипажа корабля.

В то же время купе, каюта, отсек и т. п.

на транспортном средстве, которое не имеет другого предназначения кроме перевозки пассажиров и грузов и оборудовано спальными местами в целях повышения удобства (комфорта) проезда в нем, не может рассматриваться как жилище для лиц, которые выступают одновременно пассажирами и потерпевшими от хищений.

Если же речь идет о купе проводников или других лиц, которые работают в поездах дальнего следования (купе для работников поездного ресторана, для электрика, для охраны и проч.), одновременно проживая в этих транспортных средствах, то нет никаких препятствий для того, чтобы признавать их временным жилищем.

Должны признаваться жилищем и временные сооружения или помещения, используемые в качестве жилья на время проведения каких-либо работ, например, строителями, геологами, укладчиками железнодорожного полотна и др. (вагончики, сборные домики и т. п.) [6].

Напротив, А. И. Бойцов считает, что нельзя признавать жилищем любые места обитания людей, не предназначенные для их проживания, например купе железнодорожного вагона, каюту речного или морского судна, кабину грузовика и т. п. помещения, являющиеся конструктивной частью транспортного средства и обеспечивающие в этом качестве комфортность передвижения, но не проживание [7].

Все-таки думается, что исходя из того, что охрана частной жизни гражданина (к которой относится, в частности, неприкосновенность жилища) является приоритетной задачей нашего государства, а также учитывая, что указанные выше помещения предназначены не для чего иного, как для временного проживания в них людей, можно сказать, что они должны относиться к числу жилищ.

В то же время выделение только этих признаков жилища кажется недостаточным. Они не позволяют во всех необходимых случаях отграничивать жилище от иных объектов. В связи с этим возникает необходимость выделения иных критериев.

Право на неприкосновенность жилища служит элементом права на неприкосновенность частной жизни. Суть последнего заключается в том, что никто не вправе вмешиваться в частную жизнь человека и решение вопросов частной жизни лежит исключительно на этом человеке.

Поэтому вопрос о том, нарушено ли право человека на частную жизнь и, в том числе, на неприкосновенность жилища, может быть решен исключительно владельцем жилища и никем иным. Последнее же невозможно без восприятия помещения, в которое проник виновный, именно как своего жилища.

Ведь, по меньшей мере, странно признавать жилищем помещение, которое лицо не воспринимает как свое жилище. Например, человек имеет постоянное место жительства в другом месте, а данную, например, квартиру использует для хранения в ней товара, каких-либо вещей либо вообще собирается ее продать.

И в этом случае будет странным говорить о нарушении неприкосновенности жилища, если в данную квартиру незаконно проникнет посторонний, так как даже само лицо — владелец квартиры — не воспринимает содеянное против него как нарушение его права.

Жилище лежит в сфере частной жизни человека, вопросы которой он должен решать исключительно сам, и только он сам может решать, нарушено ли конкретными действиями его право на неприкосновенность жилища.

Исходя из сказанного, к выделенным признакам жилища необходимо добавить и такой, как обязательное восприятие потерпевшим того, что помещение, в которое проник виновный, является его — потерпевшего — жилищем и что данными действиями виновного было нарушено его право на неприкосновенность жилища.

Указанный критерий должен играть основополагающую роль. На его основании во всех без исключения случаях необходимо решать вопрос, является ли то или иное помещение жилищем, будь это квартира или дом, купе вагона или каюта теплохода, больничная палата или гостиничный номер, палатка или строительный вагончик.

При этом он наиболее эффективно позволит разрешить данный вопрос, если речь идет о купе, каюте, гостиничном номере и т. д., когда восприятие лицом данных помещений зависит от многих факторов: например, была ли осуществлена посадка на поезд или теплоход, окончена ли она, произошло ли вселение в гостиничный номер и др.

Но достаточно ли имеющихся критериев? Представляется, что и этих критериев недостаточно. Как, например, решить вопрос об отнесении объекта к жилищу в следующей ситуации: лицо временно живет в маленьком строительном вагончике, вполне пригодном для проживания в нем в данный конкретный период.

При этом лицо воспринимает вагончик в данный момент как свое жилище. То есть, исходя из имеющихся у нас критериев, данное помещение входит в круг жилищ. Однако при существующих обстоятельствах с первого взгляда постороннему лицу невозможно определить, жилище ли данный вагончик или нет.

Будет ли иметь место нарушение неприкосновенности именно жилища в случае проникновения в вагончик постороннего для совершения, например, кражи, если он в силу существующих обстоятельств не знал, что входит именно в чье-то жилище? Исходя из имеющихся признаков, можно дать утвердительный ответ.

Но будет ли он правильным?

Как известно, одним из признаков состава преступления служит субъективная сторона преступления, в свою очередь обязательный элемент которой вина. Поэтому для квалификации содеянного необходимо осознание виновным того, что он проникает именно в жилище. В противном случае действия лица не должны квалифицироваться по данной статье.

Основополагающее значение данное обстоятельство будет иметь при решении вопроса об отнесении или неотнесении к числу жилищ объектов, не обладающих очевидными внешними признаками жилища, так называемых неочевидных жилищ.

Если при проникновении в дом, квартиру очевиден факт осознания виновным того, что он проникает именно в жилище, то в случае проникновения, например, в строительный вагончик, как это имеет место в приведенном примере, решение вопроса об отнесении данного объекта к числу жилищ должно ставиться в зависимость от того, осознавал ли виновный то, что проникает именно в жилище.

Итак, выделенные критерии, по нашему мнению, позволят наиболее эффективно в каждом случае определять, относится ли тот или иной объект к категории жилища [8].

Еще один из вопросов, который возникает при установлении незаконного проникновения в жилище, — будет ли иметь место незаконное проникновение, когда виновный проникает в жилище, обманув потерпевшего?

Казалось бы, в науке уголовного права данный вопрос давно разрешен и трудностей при оценке обмана как способе проникновения в жилище быть не должно.

Так, по мнению А. И. Бойцова, проникновение предполагает отсутствие у виновного права на появление в соответствующем жилище, помещении или хранилище, в которых он оказывается вопреки запрету или без ведома и согласия управомоченных, а также путем обмана владельца, работающих или находящихся там на законном основании лиц [9].

Н. А. Лопашенко так же, соглашаясь с мнением Б. В. Волженкина, указывает, что проникновение может быть совершено путем обмана, когда виновный, ложно выдавая себя за работника различных коммунальных и бытовых служб, почтового или медицинского работника, работника милиции и т. п., попадает в жилище, помещение или иное хранилище и совершает там кражу (грабеж, разбой) [10].

С. А. Елисеев, проанализировав сложившуюся судебную практику, выделил типичные приемы проникновения в жилище и поделил их на три группы: 1) взлом (устранение преград или запоров); 2) специальные приспособления или уловки (технические приспособления, обман, иные ухищрения); 3) свободный доступ (хищение из незакрытых помещений) [11].

Однако опубликованная судебная практика Верховного Суда РФ свидетельствует о том, что незаконное проникновение отсутствует в том случае, когда виновный оказался в жилище, обманув потерпевшего.

Примером такого толкования является Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 25 мая 2005 г. № 147-П05 по делу в отношении Устинова, осужденного (в том числе) по ч. 3 ст. 162 УК РФ за совершение разбоя по предварительному сговору с Василевским, с применением оружия и незаконным проникновением в жилище Раера, который приводит в своих трудах Ю. Ю. Уланова [12].

По надзорной жалобе Устинова Президиум Верховного Суда РФ исключил из приговора в отношении Устинова квалифицирующий признак незаконного проникновения в жилище по тем основаниям, что потерпевший сам впустил Устинова и его соучастника Василевского в свое жилище.

Вместе с тем из указанных в Постановлении обстоятельств следует, что в квартиру Раера Устинов и Василевский проникли обманным путем, так как ранее знакомый потерпевшему Василевский попросил его впустить, чтобы выпить кофе.

При этом между Устиновым и Василевским уже состоялся предварительный сговор на разбойное нападение.

Согласно распределенным ролям Василевский должен был обеспечить доступ в жилище Раера, а Устинов, вооруженный пистолетом, должен был совершить нападение на Раера.

Проникнув обманным путем в квартиру, Устинов напал на Раера, с целью убийства выстрелил ему в голову, однако не убил, так как пуля попала в мягкие ткани шеи, пытался ударить рукояткой по голове, но потерпевшему удалось вырваться и убежать. После этого Устинов и Василевский похитили имущество Раера.

Представляется, что исключение при таких обстоятельствах дела признака незаконного проникновения в жилище является неоправданным.

Хотя потерпевший сам впустил в квартиру напавших, такое согласие не может иметь значения, поскольку оно было фальсифицировано преднамеренным обманом со стороны виновных.

Кроме того, остался без внимания тот момент, что помимо Василевского, обманным путем проникшего в квартиру потер-

певшего, туда же проник и Устинов, на вхождение которого Раер своего согласия вообще не давал.

Такое толкование, по мнению Ю. Ю. Улановой, противоречит общим принципам и нормам уголовного права, а также разъяснениям, содержащимся в п.

18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.№ 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», по смыслу которых наличие (отсутствие) признака незаконного проникновения в первую очередь должно предопределяться умыслом виновного [12].

Проникновение в жилище — это вторжение в него именно с целью совершения кражи, грабежа или разбоя, и ни с какой другой целью.

Поэтому важным является установление заведомого намерения виновного совершать кражу, которое должно было сформироваться до фактического проникновения в жилище.

Следовательно, необходимо вменять рассматриваемый квалифицирующий признак виновному только в том случае, если будет установлено, что умысел на кражу у субъекта возник до момента вторжения в жилище.

Однако в судебной практике встречались случаи, когда суды неверно оценивали намерения виновного и необоснованно квалифицировали его действия как кражу с проникновением в жилище.

Так, осужденный М. и М. Д. проживали вместе с потерпевшей Е. в ее коммунальной квартире с начала декабря 1997 г. Вечером 29 января 1998 г. проникли в комнату с целью забрать свои вещи. Умысел на хищение кожаных курток, принадлежавших соседу Е. по коммунальной квартире Орлеанскому, у них возник уже когда они находились в комнате потерпевшей.

Поскольку осужденные проживали в комнате вместе с потерпевшей Е. и в ней находились их вещи, то их проникновение в комнату вечером 29 января 1998 г. с целью забрать свои вещи нельзя признать противоправным.

При таких обстоятельствах из осуждения М. подлежит исключению квалифицирующий признак кражи «незаконное проникновение в жилище» [13].

Главное, для чего существует научная теория — служение практике.

Хочется надеяться, что предложенные теорией алгоритмы квалификации будут успешно апробированы практикой либо практика будет предлагать новые квалификационные решения, которые науке еще известны не были, но допускать принятие спорных, или даже незаконных решений по вопросам, по которым уже выработана в науке концепция и многолетняя практика ей успешно следует, недопустимо.^^^^^^^^^^^^^^^^^Н^^

Незаконное проникновение в жилище

В 2018 году на территории Карагинского района Камчатского края зарегистрирован рост преступлений, предусмотренных ч. 1 ст.139 Уголовного кодекса Российской Федерации (незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица).

За 4 месяца текущего года по сравнению с тем же периодом 2017 года количество таких преступлений в районе увеличилось с 4 до 7 или на 43 %.

Мировой судья судебного участка № 35 Камчатского края с участием государственных обвинителей прокуратуры района уже рассмотрел 4 уголовных дела с назначением различных видов наказания в пределах, предусмотренных санкцией данной статьи УК РФ.

Чаще всего такие преступления совершают люди в состоянии опьянения, когда они не понимают, что их пребывание в чужом жилище нежелательно. При этом хозяева квартир не могут выпроводить непрошенного гостя за порог своими силами, и вынуждены вызывать полицию.

Например, гражданин зашел к своему знакомому в дом с бутылкой алкоголя и настойчиво требовал с ним выпить. Несмотря на отказ хозяина квартиры и высказанное им предложение покинуть помещение, гость никак не хотел уходить, уселся за стол и начал выяснять вопрос о взаимном уважении.

В другом случае бывший сожитель женщины ночью стучал и звонил ей в дверь, требуя впустить для разговора. Чтобы не разбудить соседей, она запустила мужчину в квартиру, а потом никак не могла его выгнать. Или, к примеру, из ревности бывший муж залез через окно в квартиру экс-супруги и дожидается ее, не придет ли она с новым кавалером.

Нередки случаи, когда бродяги забираются в дачные дома только для того, чтобы переночевать.

Иногда непрошенные гости не просто просятся войти или не желают уходить, но и угрожают насилием или даже применяют его для того, чтобы попасть в чужое жилище.

В подобных ситуациях действия граждан, находящихся в чужом жилом помещении, квалифицируются как незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

Важнейшим конституционным правом человека и гражданина является его право на неприкосновенность жилища. Это право гарантировано статьей 25 Конституции Российской Федерации, согласно которой никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании вынесенного в соответствии с ним судебного решения.

Общественные отношения, возникающие в связи с реализацией данного конституционного права, составляют основной объект преступного посягательства, ответственность за которое установлена статьей 139 УК РФ.

Предметом преступления выступает жилище, под которым понимается индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилой фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилой фонд, но предназначенное для временного проживания. Это могут быть индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик, сборный домик или иное временное сооружение, специально приспособленное и используемое в качестве жилья.

К жилищу не относятся надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, отделенные от жилых построек и не используемые для проживания людей.

Основным правом на неприкосновенность жилища обладают как лица, наделенные правом пользования или правом собственности на занимаемое жилое помещение в качестве места жительства либо места пребывания, которое подтверждено правоустанавливающими документами, так и лица, вселенные в жилое помещение, в том числе на время, по воле лиц, проживающих в нем на законном основании.

Все названные лица могут рассматриваться как потерпевшие от данного преступления.

К их числу также относятся лица, на законных основаниях находящиеся в жилище, и к которым применялось насилие или угроза его применения при проникновении в жилище (ч. 2 ст. 139 УК РФ).

Рассматриваемое преступление характеризуется активной формой поведения в виде незаконного проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица.

Способ проникновения в жилище может быть открытым или тайным, совершенным в присутствии в жилище проживающих там лиц или других людей, так и в их отсутствие.

Преступление считается оконченным с момента проникновения в жилище.

Виновный осознает, что незаконно проникает в жилище без согласия проживающих в нем лиц, и желает этого.

В квалифицированном составе помимо этого лицо осознает, что его проникновение сопряжено с применением насилия или угрозой его применения либо что незаконное проникновение в жилище осуществляется с использованием своего служебного положения, и желает выполнения этих действий.

Субъектом преступлений, предусмотренных ч.ч. 1, 2 ст. 139 УК РФ является вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, а субъект преступления, предусмотренного ч. 3 этой статьи, специальный — лицо, использующее для проникновения в жилище свое служебное положение.

Квалифицированный состав рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 139 УК РФ) предусматривает в качестве обязательного признака способ незаконного проникновения в жилище — применение насилия или угрозу его применения.

Под насилием понимается физическое воздействие на потерпевшего, выразившееся в подавлении и устранении его сопротивления, нанесении ударов, побоев, умышленном причинении вреда здоровью. Под угрозой применения насилия понимается психическое воздействие на потерпевшего, выразившееся в демонстрации готовности нанести удары, побои, умышленно причинить вред здоровью.

За простое незаконное проникновение в жилище против воли его хозяев УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа в размере до 40 тысяч рублей, либо обязательных работ на срок до 360 часов, либо исправительных работ на срок до одного года, либо ареста на срок до трех месяцев. Те же действия с применением насилия или с угрозой его применения наказываются штрафом до 200 тысяч рублей, исправительными или принудительными работами до 2 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Если будет совершена кража, грабеж или разбой с незаконным проникновением в жилище, то виновный будет привлекаться по соответствующим статьям УК РФ.

Нарушение неприкосновенности жилища хотя и против воли проживающего в нем лица, но основанное на положениях Закона «О полиции», нормах Уголовно-процессуального кодекса РФ, Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и других, не образует рассматриваемого состава преступления.

Неприкосновенность жилища

Все граждане, проживающие на территории России, имеют возможность получить гарантию своих интересов и свобод, установленных нормативами государственной Конституции. В 25 статье главного документа РФ за россиянами закреплена возможность рассчитывать на неприкосновенность жилища.

Физические лица и граждане, занимающие государственные посты, не вправе без уведомления или согласия проживающих в доме лиц проникать в квартиру. Исключением из общих правил являются случаи, когда такая возможность установлена на законодательном уровне или признана судебным определением.

Какое наказание ждет тех, кто попытается нарушить право на неприкосновенность жилища, и допускается ли возможность компенсировать причиненный ущерб?

Самостоятельно разобраться в данной отрасли будет крайне сложно. Оптимальным решением станет обращение за помощью к компетентному юристу в этой сфере законодательства. Эксперт знает нюансы УК России и поможет обойти его «острые углы». Также специалист разъяснит, в каких случаях допускается нарушение неприкосновенности жилища и чем грозит нарушение конституционных прав россиянам.

На нашем сайте круглосуточно доступны консультации лучших юристов по данному вопросу. Связаться с профессионалами можно по телефону, а также с помощью электронной формы или онлайн-заявки.

Консультанты ответят на любые вопросы пользователей, помогут призвать виновных за незаконное проникновение в жилище.

Специалисты изучат нюансы дела и оперативно предложат эффективное решение поставленных задач, опираясь на индивидуальные обстоятельства граждан.

Юридические услуги в онлайн-формате позволяют соискателям сэкономить собственное время, силы и средства, обеспечить свои законные возможности, отстоять права, закрепленные Конституцией, не выходя из дома.

Последствия посягательства

Конституция РФ предоставляет жителям страны право на неприкосновенность жилища. При этом под жилым домом подразумевается архитектурное сооружение, которое может использоваться для полноценной жизни людей на постоянной или временной основе, независимо от его названия, размера и конструкции.

Дома, квартиры, дачи, жилые пристройки и т. д. – все это входит в термин «жилище». Гараж, погреб, сарай не может иметь статус жильем, т. к. они непригодны для комфортного нахождения. Проникновение в жилище без добровольного разрешения проживающих в нем людей может носить реальный или скрытый характер.

Первый вариант подразумевает ситуации, когда владелец присутствует в доме и открыто выражает запрет на вторжение внутрь здания. Второй случай – это незаконное проникновение в жилище скрытым путем, когда хозяина помещения нет дома.

Совершая действия с целью нарушить неприкосновенность жилища, граждане будут отвечать за содеянное противоправное мероприятие по статье 139 УК РФ.

Мера наказания будет зависеть от того, каким путем и при каких обстоятельствах было совершенно вторжение в дом без согласия проживающих в нем людей, применялось ли насилие, угрозы, а также, кто совершил злодеяние. Взыскания и наказание согласно УК сегодня ждет граждан РФ старше 16 лет и лиц, занимаемых должности в государственных структурах.

Неприкосновенность жилища могут нарушить без последствий и привлечения к административной ответственности по статье 139 УК РФ только компетентные и уполномоченные лица. Вторжение без разрешения допускается в исключительных условиях, если это необходимо для пресечения преступных действий, предотвращения чрезвычайной ситуации, защиты жизни граждан и т. д.

Чаще всего нарушение неприкосновенности жилища без согласия проживающих в нем лиц на легальных основаниях осуществляется полицейскими при организации следственных работ или розыскных мероприятий, а также пожарными с целью предотвратить повреждения от огня.

Действовать без специального судебного разрешения эти лица могут только при условии, экстренной необходимости и риска для окружающих.

Привлечение к ответственности

В настоящее время возбуждение уголовного производства за вторжение в дом, без согласия проживающих в нем людей, допускается исключительно по заявлению потерпевших.

Интересно, что статьи Уголовно-процессуального законодательства устанавливают ответственность за сам факт противоправных действий, при этом цель вторжения в дом не будет иметь значения.

Статья 139 УК РФ устанавливает несколько видов и способов призвать виновных к ответственности за незаконное проникновение в жилище без согласия проживающих в нем граждан. Чаще всего к нарушителям вправе применить:

  • административное взыскание в сумме до 40 тысяч рублей;
  • исправительные работы в течение 12 месяцев;
  • 120-180 часов на обязательных работах;
  • лишение свободы на 90 суток.

Если неприкосновенность жилища была нарушена с использованием угроз или физического (психического) насилия, наказание по 139 статье УК РФ будет более суровым. Правонарушителей ждет более серьезный масштаб административного взыскания, сумма составит до 200 тысяч рублей, альтернативным вариантом станет лишение свободы на 2 года.

При этом необходимо учитывать, что под насильственными действиями подразумевается нанесение легкого вреда здоровью, побои, ограничение свободы передвижения.

Если потерпевший получил травмы средней тяжести или умер в результате насильственных действий, то наказание будет определяться по совокупности действий, согласно статье 139 УК РФ и ряда других статей Уголовного кодекса.

Максимальное наказание ждет должностных лиц, нарушивших неприкосновенность жилища без согласия проживающих в нем граждан.

Противоправные мероприятия с злоупотреблением служебного статуса согласно статье 139 УК РФ грозят виновному заключением на срок до 36 месяцев, штрафом в размере около 300 тысяч рублей и лишением права работать на определенной должности.

Потерпевшие граждане, подвергшиеся нарушению 25 статьи Конституции, вправе требовать от виновного также компенсации морального ущерба, причиненного преступлением.

Незаконное проникновение в жилище: наказание по статье УК РФ

Российская Федерация законодательно оберегает частную собственность граждан. Несанкционированное проникновение на чужую территорию должно быть строго наказуемо. Однако такая практика встречается не всегда. Иногда наказать нарушителя не так просто. Когда Российский Уголовный кодекс предусматривает наказание? Что будет за незаконное проникновение в жилище?

Понятие частной собственности и виды помещений

Частной собственностью признано право граждан или юридических лиц владеть, распоряжаться имуществом, к ней принадлежат и средства производства. Законодательство защищает абсолютность владения частной собственностью. В 1990 году после длительного перерыва институт частной собственности восстановили.

Граждане должны понимать, что, несмотря на наличие наказания за проникновение на частную собственность, неприкосновенностью обладает исключительно жилище. Неприкосновенность жилища упомянута не только в Уголовно-процессуальном кодексе, но и в Конституции.

Гражданам следует понимать, что такое жилище. В России это места, используемые под проживание. При этом не имеет значения, кому принадлежит жилье, личная это квартира или съемный дом.

В служебные помещения, где есть жильцы, также запрещено проникать. Жильем можно назвать любую территорию, где проживает человек.

При незаконном проникновении в помещение нарушителя ожидает соответствующее наказание.

Иногда необходимо попасть в квартиру другого человека из-за угрозы здоровью и жизни, частной собственности иных лиц или по другой причине. Сделать это согласно федеральному законодательству можно только при наличии судебного разрешения.

Наказания за правонарушение

В статье 139 Уголовного кодекса определен размер взыскания за незаконное проникновение в жилище. Правонарушителя принудят заплатить взыскание до 40 тыс. руб. или сумму, которая равна доходам за 3 месяца.

Кроме этого, нарушителю назначат обязательные работы до 360 часов или исправительные работы до 12 месяцев. Его могут арестовать максимум на 3 месяца. Такое решение суд примет, если деяние совершено впервые без нанесения вреда жильцу.

Незаконное проникновение в жилище вместе с нанесением ущерба жильцу будет стоить правонарушителю максимального взыскания в 200 тыс. руб. Его могут обязать выплатить сумму его дохода за 18 месяцев.

Кроме штрафной суммы, суд вправе обязать осужденного выполнять принудительные или исправительные работы до 24 месяцев. УК предусматривает вариант назначения тюремного срока максимум на 2 года за такое преступление. Совершенное насилие или угрозу судья не разграничивает.

Граждане, пользующиеся служебным положением для вторжения в чужое жилище, отвечают перед законом наравне с другими людьми. По выбору суда им полагаются следующие наказания:

  • минимальный штраф — 100 тыс. руб., максимальное взыскание — 300 тыс. руб.;
  • взыскание, равное прибыли за 12–24 месяца;
  • запрет пребывания на должности на период от 2 до 5 лет;
  • 3 года принудительных работ (максимально);
  • ограничение свободы — 4 месяца;
  • тюремное заключение максимум на 3 года.

Охраняемые объекты

Незаконное проникновение на охраняемый объект подлежит наказанию в зависимости от обстоятельств по двум кодексам: Административному и Уголовному. Согласно статье 20.17 КоАП за вторжение на территорию охраняемого объекта положен штраф на сумму 3–5 тыс. руб. Орудие вторжения будет конфисковано.

Вторжение на территорию, принадлежащую подземному или подводному объекту, ведомственная или государственная охрана которого производится соответственно с законодательными правилами, наказуемо следующим образом. Нарушитель выплачивает штраф 75–200 тыс. руб. Судья может наложить административный арест до 15 суток. Суд вправе конфисковать орудие правонарушения.

Административная норма действует при условии, что правонарушение не имеет признаков уголовного деяния.

Наказание согласно Уголовному кодексу наступает, когда правонарушитель неоднократно проникает на охраняемый подводный или подземный объект. В этом случае полагается взыскание до 500 тыс. руб. или на сумму, равную доходам нарушителя за 1,5 года. Как вариант осужденного лишат свободы или ограничат ее максимум на 2 года.

Если установлено, что указанное преступление совершила организованная группа или несколько человек по сговору, ее участникам грозит взыскание до 700 тыс. руб. или взыскание на сумму, равную личному 2-летнему доходу.

Правонарушителя могут лишить свободы на период до 4 лет. Такое же наказание полагается, если есть намерение открытия гостайны.

Ответственность по Уголовному кодексу наступает, когда правонарушитель отбывает наказание по КоАП за такое же преступление.

Нюансы проникновения

Незаконное деяние подобного рода имеет свои особенности, вследствие которых не все проникновения на чужую территорию наказуемы. Жилища — это квартиры, дома, бытовки, комнаты в общежитиях, гостиничные номера, сборные и садовые дома, где проживают люди.

Важно понимать, что жилищем не называют строение во дворе, погреб, гараж, амбар, иное помещение, отделенное от дома и не предназначенное для жилья. Помещение в транспорте (купе, каюта) также не считают жильем. При этом если с домом соединены нежилые помещения, вторжение не является законным.

Незаконное проникновение в жилище наказуемо, вне зависимости от способа. Оно может быть совершено:

  • тайно;
  • явно;
  • пребывание внутри помещения, удерживание его закрытым;
  • при открытии дверей жильцом;
  • грубое вторжение.

Состав преступления отсутствует, если гражданин не только открыл дверь, но и впустил по доброй воле преступника в жилье. Обман и злоупотребление доверием на суть не влияют. Правонарушение считается совершенным от момента пересечения внешней границы жилища. Субъект правонарушения — лицо старше 16 лет.

Согласно статье 15 Закона о полиции сотрудникам разрешено проникнуть в жилище, когда необходимо совершить следующие действия:

  • спасти жизнь людей, уберечь их собственность;
  • обеспечить безопасность во время чрезвычайной ситуации;
  • пресечь правонарушение;
  • установить подробности несчастного случая.

Не будет служебным преступлением осмотр жилища по согласию жильца или администрации, если это право определено уставом пансионата, гостиницы, иных учреждений. Наказание за пребывание на чужом земельном участке не предусматривается: это не жилище. Следовательно, не предусмотрено взыскание за проникновение в нежилое помещение.

Смотрите еще:

  • Пособие на второго ребенка в орле Детские пособия в Орле и Орловской области В 2018 году в Орловской области, как и в остальных регионах страны, социальная политика в отношении семей с детьми претерпит изменения. В частности, для разных видов пособий становятся все более актуальными принципы […]
  • Адвокатская контора самара Адвокатская контора самара Как вернуть очки? Согласно статье 25 Закона «О защите прав потребителя», очки ненадлежащего качества вернуть обратно во магазин можно. При этом не имеет значения, были ли куплены готовые очки или же они были сделаны под заказ. Каков порядок […]
  • Мировой суд кировского района екатеринбурга сайт Мировые судьи Екатеринбурга Мировые судьи Екатеринбурга Мировые судьи Верх-Исетского района Екатеринбурга Судебный участок № 1 мирового судьи Верх-Исетского района г. Екатеринбурга Адрес: 620109, ул.Красноуральская,25-а Телефон: 8(343) 242-07-48 Официальный сайт: […]
  • Образец заявления об отмене алиментов на содержание жены Что такое судебный приказ о взыскании алиментов на содержание детей? Как написать заявление об отмене распоряжения? Судебный приказ – постановление мирового судьи, которое выносится единолично и без судебного разбирательства в том случае, когда заявитель просит […]
  • Дтп оформление закон Новые правила оформления ДТП 2018. Памятка по ДТП (схема ДТП, ОСАГО, вызов ГАИ) Данную памятку советуем всегда иметь в бардачке, поскольку в случае ДТП человек обычно находится в состоянии шока и не всегда может адекватно действовать. Между тем, неправильные показания […]
  • Продажа земельного участка 1с Учет убытка от реализации права на земельные участки Налогоплательщик, реализовавший земельный участок с убытком, должен быть предельно осмотрительным. Дело в том, что этот убыток в соответствии с действующим налоговым законодательством необходимо учитывать в […]
  • Гк рф гл 25 Статья 25. Несостоятельность (банкротство) гражданина 1. Гражданин, который не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, может быть признан несостоятельным (банкротом) по […]
  • Моральные нормы россиян ЕГЭ обществознание - социальная сфера Вам предлагается выполнить тренировочный тест по обществознанию по теме «Социальная сфера» за курс 9–11 классов: 25 заданий с выбором одного правильного ответа. При неверном ответе выдается сообщение. В случае правильного ответа, […]