Кто такой адвокат хасан-али бороков

Образец речи адвоката по ст 159 ч 4

5 мая 2015, 12:07 Последнее слово Евгении Васильевой Почти десять месяцев рассматривалось в Пресненском районном суде Москвы дело «Оборонсервиса» о хищениях в Минобороны. Основная фигурантка Евгения Васильева и другие подсудимые в последнем слове заявили, что обвинения основаны на показаниях свидетелей, полученных под давлением, а также на «псевдоэкспертизах» о нанесенном ущербе в размере 3 млрд руб. и предложили свои расчеты. Справедливым решением они называют лишь оправдательный приговор, прокуратура по-прежнему настаивает на условных сроках, а судья назвала число и время начала оглашения приговора.

Накануне первомайских выходных в Пресненском суде завершилось судебное следствие по делу «Оборонсервиса», которое рассматривается с июля прошлого года.

За это время количество томов дела приблизилось к трем сотням, в качестве свидетелей и экспертов обеими сторонами было допрошено более ста человек. В своем последнем слове, прозвучавшем 30 апреля, основная фигурантка дела – экс-руководитель департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева в очередной раз заявила, что не признает себя виновной ни по одному из вменяемых ей эпизодов преступлений, она действовала исключительно в рамках своих полномочий, защищая интересы государства.

– Мой дед был морским офицером и пережил блокаду Ленинграда, он научил меня любить свою страну, почитать ее законы, и я считаю, что мы должны все сделать для того, чтобы быть достойными Великой Победы и жить в процветающем государстве, – сказала она. Прежде чем попросить суд оправдать ее, Васильева поздравила присутствовавших на процессе с наступающим Днем Победы.

«То, что у нас тут происходит, – это какое-то безумие»

О своей невиновности заявили и другие фигуранты громкого уголовного дела, за исключением Максима Закутайло, который частично признал вину по ч.

3 ст. 160 (присвоение средств или растрата в крупном размере или с использованием служебного положения – до шести лет лишения свободы). Следствие считает. что в 2011 году он фиктивно устроил на работу своих знакомых, которые необоснованно получали заработную плату, не выполняя служебных обязанностей.

– Я совершил ошибку и раскаиваюсь.

Прошу по данному эпизоду меня строго не наказывать, – попросил у суда Закутайло. А подсудимый Юрий Грехнев сказал, что, как человек верующий, он мог бы поклясться в своей невиновности на Священном Писании.

Однако не уверен, что прокуроры и следователи смогут, положив руку на Библию, подтвердить достоверность выдвинутых против него обвинений. Отметил он и то, что «псевдожертва» обмана – экс-министр обороны Анатолий Сердюков – «пришла в суд и объявила, что ее никто не обманывал, и все решения она принимала самостоятельно».

– То, что у нас тут происходит – это какое-то безумие, – с горечью отметил он, пожелав под конец всем участникам процесса и их близким терпения, чтобы все это пережить. – Мы просим суд вынести единственное законное решение – оправдательный приговор, – выразила Лариса Егорина общее настроение подсудимых.

Все они не преминули в последнем слове отметить высокий профессионализм судьи Татьяны Васюченко. ее уважительное отношение к правам подсудимых.

Судья не осталась в долгу, в свою очередь она поблагодарила стороны за работу по этому делу, отметив, что ей было приятно работать со столь высококвалифицированными юристами. Ранее в прениях прокурор Вера Пашковская просила назначить Васильевой восемь лет условно и штраф в 1 млн руб.

с лишением ее ордена Почета и права занимать руководящие должности сроком на три года.

Шесть лет условно и 900 000 руб. штрафа обвинение затребовало для Егориной и Грехнева, пять лет условно со штрафом в 600 000 руб. – для Ирины Егоровой, а также четыре года условно со штрафом в 300 000 руб.

– для Максима Закутайло. Напомним, дело «Оборонсервиса» объединяет 18 уголовных дел, общий предполагаемый ущерб государству от действий должностных лиц Минобороны и сотрудников коммерческих организаций, находящихся на скамье подсудимых, составил, по утверждению обвинения, 3 млрд руб. Бывшей главе Департамента имущественных отношений Минобороны Васильевой инкриминируется 12 эпизодов преступлений по ст.

159. 174.1. 285. 286 УК РФ (мошенничество; легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления; превышение и злоупотребление должностными полномочиями). Экс-гендиректору

«Окружного материального склада Московского округа ВВС»

Закутайло вменяются преступные деяния по ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 160 (присвоение средств или растрата в крупном размере или с использованием служебного положения – до шести лет лишения свободы) и по ч.

5 ст. 33 и п. «в» ч. 3 ст. 286 УК (пособничество в превышении должностных полномочий). Гендиректор субхолдинга «Оборонстрой» Егорина обвиняется по нескольким эпизодам мошенничества в особо крупном размере (ч.

4 ст. 159 УК – до 10 лет лишения свободы) и в злоупотреблении полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК – до четырех лет).

Еще одному обвиняемому, генеральному директору ОАО «31-й Государственный институт спецстроительства» Грехневу, инкриминируется четыре эпизода по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в крупном размере – до 10 лет лишения свободы). Егорова, по мнению следствия, помогала обналичивать похищенные деньги, она обвиняется п.

«а» ч. 3 ст. 174.1 УК (легализация денежных средств – до пяти лет лишения свободы) и ч. 4 ст. 159 (мошенничество – до 10 лет).

«Весь якобы причиненный ущерб возник в результате допущенных экспертами умышленных ошибок»

За день до этого, 29 апреля, Евгения Васильева около пяти часов опровергала обвинения, предъявленные ей прокурорами, в речах которых, по ее словам, «многие моменты не соответствуют действительности».

Например, неправдой подсудимая назвала то, что именно она добилась формировании советов директоров ДЗО «Оборонсервиса» по принципу «3+2»: три сотрудника Минобороны и двое представителей акционерного общества.

Хотя Васильева и считает это решение единственно верным и «отвечающим государственным интересам», принимал его министр обороны Анатолий Сердюков.

– Утверждение о том, что целью было назначение в советы директоров моих людей тоже не соответствует действительности, так как они назначены по принципу профессиональных знаний и навыков, – пояснила экс-директор ДИО, добавив также, что не принимала управленческих решений за советы директоров и не давала указаний о том, как нужно голосовать.

Не согласна Васильева и с тем, что она пользовалась авторитетом, » благодаря должности». – Авторитет был у меня и так, – заявила она и продолжила: – Обвинение сообщило, что я подписывала документы о продаже объектов по заниженной стоимости. Мне кажется, что после допроса экспертов как-то неудобно говорить о том, что цены занижены, – в такой довольно саркастичной манере Васильева напомнила суду о допросе экспертов следствия Марины Демидовой и Марины Разореновой .

– Их цифры не поддаются ни логике, ни здравому смыслу, ни арифметике, – в очередной раз заявила она. Результаты экспертиз следствия Васильева назвала «ложными доказательствами», так они не основаны на нормах действующего законодательства.

– Весь якобы причиненный ущерб возник в результате допущенных экспертами умышленных ошибок.

Ущерб исчезнет, если эти ошибки будут устранены, – заверила подсудимая, передав суду уточненные ею расчеты по каждому эпизоду, проведенные по тем же методам и алгоритмам, которые использовали эксперты, но с достоверными, по ее словам, данными взамен недостоверных.

Экс-руководитель ДИО уточнила, что в них были исправлены арифметические ошибки, убраны неверные корректировки бухгалтерского баланса, скорректированы данные по налогам и курсам валют, учтены отсутствующие активы и не принадлежащие объектам участки земли и так далее.

В итоге, по некоторым объектам, например по зданию на Новом Арбате, 21, некогда принадлежавшему Мосвоенторгу, «цена ошибок» в 28,5 млн руб. превысила нанесенный, по мнению следствия, ущерб в 27,6 млн.

руб. Васильева считает, что похожая ситуация возникла по всем объектам, которые следствие считает проданными по заниженной цене на основании заключений экспертов.

«Мне лестно, что обвинение так высоко оценивает мои способности»

Отрицала она и свою причастность к деятельности компаний «Оценка бизнеса», «Вита Проджект» и «Эксперт». При этом Васильева сослалась на подшитые к делу документы и показания свидетелей, опровергающих эту информацию. – Основная задача, которую ставил передо мной министр, – создать департамент, которого просто не было.

За полтора года он был создан с нуля, с прописанными функциями, территориальными подразделениями, налаженным документооборотом. После выполнения этой задачи я покинула госслужбу, как и планировала, что подтвердил Сердюков, – рассказывала Васильева. По ее мнению, даже для создания маленькой компании нужно как минимум два года.

Поэтому, работая над созданием департамента со 150 сотрудниками и периферийными службами, невозможно еще и руководить коммерческими структурами, вроде «Эксперта» и прочих компаний.

– Мне лестно, что обвинение так высоко оценивает мои способности, – улыбнулась Васильева, – но невозможно сразу находиться и в Москве, и, например, на Дворцовой площади в Питере.

Васильева говорила, что никак не могла быть владелицей ЦПП «Эксперт» – компании-агента, занимавшейся сделками с имуществом «Оборонсервиса», его субхолдингов и ДЗО, поскольку экс-руководитель этой компании Сметанова в своих показаниях сообщила, что она приобрела компанию и стала ее учредителем и гендиректором.

Она призналась, что самостоятельно руководила всей оперативной деятельностью «Эксперта», а Васильеву лишь «считала бенефециарным владельцем», поскольку воспринимала ее как руководителя, а Минобороны как работодателя, хотя таковым оно не являлось. – Если компания «Эксперт» принадлежала мне, тогда я должна была быть заинтересована не в занижении, а в завышении стоимости активов, – выложила обвиняемая на стол «козырную карту», еще раз напомнив, впрочем, что на цены продажи объектов она не влияла и влиять не могла.

Подсудимая уверена, что заключенные «Экспертом» агентские договоры не были фиктивными, как утверждает обвинение.

– Юридического понятия «фиктивный договор» вообще не существует, это сленговое слово, никакого отношения к действующему законодательству не имеющее, – начала она.

А после привела несколько аргументов в пользу того, что договоры были действительными. Во-первых, о том, что работа по ним выполнялась, говорит ключевой свидетель обвинения Сметанова.

Она в своих показаниях на суде и следствии рассказала, что поиск покупателей она не вела, но, описывая свою работу в «Эксперте», фактически опровергла эти слова, сообщив, что выполняла все необходимые действия для достижения конечной цели – заключения договора купли-продажи объекта и получения средств по нему. – Я не понимаю, до чего нужно довести образованного, абсолютно разумного человека, чтобы он начал давать такие показания, – прокомментировала Васильева, – видно, что она мечется между правдой и теми показаниями, что нужны обвинению, сама себе противоречит и не знает, как из этой ситуации выходить. Следующим аргументом Васильевой было то, что ни один из договоров не оспорен в суде.

И третье, самое важное свидетельство, подчеркнула обвиняемая, – принципалы посчитали условия сделки выполненными, добровольно перечислив средства на счет компании-агента. Выслушав речь обвиняемой, прокуроры попросили сделать перерыв в заседании до следующего утра, чтобы подготовить ответные реплики.

Васюченко, сообщив, что это не входит в ее планы, дала обвинителям сначала получасовой, потом часовой перерыв, однако те лишь повторяли ранее заявленное ходатайство. В итоге судья сдалась и перенесла обмен репликами на утро, предупредив однако стороны, что твердо «намерена уйти на решение» 30 апреля, и ни днем позже.

«Сторона защиты выдает желаемое за действительное» Несмотря на то что обвинение и защита обещали быть краткими, обмен репликами затянулся на несколько часов.

– Я не видел необходимости обращать внимание суда на то, что никакого давления на свидетелей в ходе предварительного следствия не оказывалось, – отметил на следующее утро обвинитель Юрий Хализов .

В качестве примера он зачитал показания свидетеля Алексея Наумкина [с июля 2011 года возглавлял юридический отдел «Эксперта», а осенью 2011-го стал генеральным директором «Вита Проджект».

– «Право.Ru» ]. – Васильева говорила, что его возили на Лубянку.

Никто его туда не возил, не вызывал, он сам прибыл. Сторона защиты выдает желаемое за действительное, – подчеркнул прокурор.

Адвокат Васильевой Дмитрий Харитонов в ответ заметил, что прокурор не полностью зачитал показания свидетеля, и процитировал их целиком: «Странно была построена работа со мной.

Мне позвонили и сказали приехать на Лубянку.

В приемной молодой человек сказал, что нужно определиться, на чьей я стороне.

После этого мы поехали на Хользунова [в этом переулке расположено Главное военное следственное управление СКР. – «Право.Ru» ], и я позвонил знакомому адвокату».

Харитонов настаивал на том, что на свидетеля все же давили, да факт вызова был налицо.

Слова обвинителя возмутили и Васильеву, которая утверждала, что самый яркий пример оказания давления на свидетелей –

«показания Сметановой, противоречивые, очень нелогичные и непонятные»

. Поименно она вспомнила всех тех, кто, давая показания, упоминал о шантаже и угрозах, запугивании, внесении в протоколы ложной информации, многочасовых беспрерывных допросах.

– Что, все свидетели врут? Такого же быть не может! – заявила она гособвинителям. Защитник Тимофей Гриднев в своем кратком выступлении еще раз отметил, что в действиях подсудимых не было состава преступления.

Всех их обвиняют по статье «мошенничество», но при этом в обвинении говорится о продаже имущества по заниженной цене. – Это возмездная сделка, а не безвозмездный переход права собственности путем обмана и злоупотребления доверием, которым является мошенничество, – пояснил адвокат.

Васильева его поддержала: – Еще на первом курсе в институте нас учили, что, чтобы получить право на имущество, его нужно зарегистрировать, ни один из объектов, которые упоминаются в уголовном деле, на меня оформлен не был, – напомнила она. По мнению прокурора Веры Пашковской .

многочисленные выпады защиты и подсудимых, которые обвиняют экспертов следствия в некомпетентности, не совсем обоснованы. По ее мнению, та же Разоренова не была обязана в каждой букве своих заключений руководствоваться Федеральными стандартами оценки, поскольку занималась не оценочной, а экспертной деятельностью. Не вызывает нареканий, по ее мнению, и квалификация привлеченных следствием специалистов.

– Коплус [работал над заключениями вместе с Разореновой.

– «Право.Ru» ] – один из отцов-основателей российского общества оценщиков, это подходящий специалист, обладающий познаниями в нужной области, – отметила прокурор. Васильева в ответ заявила, что эксперты сами себя опорочили.

– Сколько у них арифметических, методологических, логических ошибок… «Основатели статистики» не умеют считать?» – вопрошала она, приводя уже не раз озвученные в процессе спорные данные из экспертиз следствия.

Адвокат Хасан-Али Бороков трогательно попросил Васюченко:

«Моя подзащитная не совершала уголовно наказуемых деяний, оправдайте, пожалуйста, ее»

. – Конечно, госпожа Васильева – не подарок, она жесткий руководитель и очень волевой человек. Об этом говорили ее подчиненные.

При этом я знаю ее, как милого, нежного и ранимого человека, красивую женщину. Но мы судим человека не за то, что он плохой или хороший, нравятся нам ее стихи или картины или нет, – рассуждал адвокат, подчеркивая, что Уголовный кодекс Васильева не нарушала.

– Данное дело основано на давлении на свидетелей, которые, несмотря на это, подтвердили, что я защищала интересы своей страны и на псевдоэкспертизах, в которых «нарисован» ущерб в 3 млрд руб.

Этого ущерба не существует так же, как офшорных счетов, якобы украденных мною, «моей» 13-комнатной квартиры и коррупции в Минобороны! – подвела черту сама Васильева. А судья Васюченко после реплик сторон и последнего слова обвиняемых сообщила, что оглашение приговора начнется в 12:00 6 мая 2015 года.

Восточные узоры

Симоновский районный суд Москвы приступил к рассмотрению очередного уголовного дела о хищениях на космодроме Восточный. На скамье подсудимых — Евгения Дегтярева, бывший генеральный директор Волго-Вятской строительной компании (ВВСК), ее отец Сергей Дегтярев, которого следствие считает фактическим владельцем компании, бывшие менеджеры фирмы Александр Базанков и Мурат Матуев. Им предъявлено обвинение по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц в особо крупном размере), а также в легализации доходов, полученных преступным путем. Пятый обвиняемый, гендиректор компании «ВИП-Стройинжиниринг» Вадим Митряков, еще в феврале 2016-го заключил досудебное соглашение со следствием, и его дело сейчас слушается в особом порядке — то есть без судебного следствия.

По версии следователей Следственного департамента МВД РФ, в 2014 году «ВИП-Стройинжиниринг» привлек к строительству дорог к космодрому компанию «Апогей», а та, в свою очередь, наняла на субподряд ВВСК. Эта компания, получив 300 миллионов рублей аванса, потратила деньги на погашение ранее образовавшихся долгов, в частности — перед департаментом капитального строительства МЧС России за срыв договоров о строительстве квартир в Москве и Сочи и за неисполнение обязательств по возведению здания Красноярского филиала Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины имени А.М. Никифорова МЧС России. Кроме того, руководство ВВСК бюджетные деньги пускала и на кредитование аффилированных с ней фирм и частных лиц. В обвинительном заключении фигурирует сумма общего ущерба — один миллиард 363 миллиона рублей.

Версия следствия

В конце августа 2013 года строительная компания «ВИП-Стройинжиниринг» стала победителем конкурса и получила от ФГУП «Спецстройтехнологии» при Спецстрое России (ликвидирован Указом президента в декабре 2016 года — прим. «Ленты.ру») подряды на строительство дорог к космодрому Восточный, жилых домов, школ и детских учреждений в городе Углегорске Амурской области, который в прошлом году был переименован в Циолковский. Как следует из материалов уголовного дела, два последующих года заказчик перечислял на счета «ВИП-Стройинжиниринг» частями бюджетные средства в общей сумме почти два миллиарда рублей.

Эта компания является дочерней структурой Волго-Вятской строительной компании, которая, согласно данным на официальном сайте, работает на рынке с 1997 года. «Заказчиками ВВСК являются ключевые ведомственные структуры, такие как МЧС, Федеральное агентство по обустройству государственной границы РФ (Росграница) (ликвидирована указом президента в ноябре 2016 года — прим. «Ленты.ру»), Спецстрой России, а также госкомпании, такие как МРСК и «Транснефть»», — говорится на сайте компании. В 2011 году оборот ВВСК составил около четырех миллиардов рублей.

В зиму 2014-2015 годов космодром Восточный попал в средства массовой информации — выяснилось, что на этом важном государственном объекте рабочим не выплачивают зарплату. Поступила команда «разобраться», и все фирмы, причастные к строительству, попали под пристальное внимание правоохранителей. В апреле 2015-го в связи с финансовыми недочетами УВД по Амурской области возбудило уголовное дело по статье 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями руководителя коммерческой организации»).

Поводом стал выявленный факт хищения 200 миллионов рублей, выделенных на строительство космодрома. Но «ВИП-Стройинжиниринг» проходил по этому делу потерпевшим — деньги были якобы украдены у него. Несмотря на то что в компании прошли обыски, претензий к отцу и дочери Дегтяревым правоохранители не высказывали.

Вплоть до 8 сентября. В тот день обоих вызвали в ОВД и задержали — уже за мошенничество. Чуть позже были задержаны и менеджеры ВВСК и ее «дочки».

Следователи считают, что Дегтяревы и их сообщники из числа топ-менеджеров ВВСК Александр Базанков и Мурат Матуев, а также бывший гендиректор «ВИП-Стройинжиниринг» Вадим Митряков использовали полученные из бюджета деньги не на строительство объектов космодрома, а на погашение долгов компании. Со ссылкой на следствие газета «Коммерсантъ» писала, что Дегтярев перечислил свыше 700 миллионов рублей на счета управления капитального строительства МЧС России, для которого «ВИП-Стройинжиниринг» должен был построить жилье в Москве и Сочи. Под эти проекты застройщик получил аванс, но объекты не достроил.

Кроме того, арбитраж обязал «ВИП-Стройинжиниринг» выплатить МЧС более 300 миллионов рублей за другой нереализованный проект — строительство филиала Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины имени А.М. Никифорова в Красноярске.

Дегтярев, как считает следствие, бюджетными средствами не только гасил свои долги, но и щедро ссуживал их своим друзьям. Компании «Атмосфера» и «Элитстрой» под видом процентного займа получили от «ВИП-Стройинжиниринга» 11,5 миллиона рублей для ведения коммерческой деятельности. Еще одна структура под названием «Лэнд Юг» получила на основании договора займа 14,5 миллиона рублей.

В результате следствие приходит к выводу, что Дегтярев и его сообщники мошенническим путем похитили один миллиард 363 миллиона рублей из почти двух миллиардов, выделенных «ВИП-Стройинжиниринг». Им также вменяется легализация этих средств, полученных преступным путем. В деле фигурируют несколько экспертиз, в том числе товароведческая и финансово-экономическая, которые, по мнению следствия, убедительно доказывают, что средства на строительство инфраструктуры космодрома выводились из банков и расходовались на личные нужды владельцев фирм.

Линия защиты

Защита обвиняемых с этим не согласна. Адвокат Хасан-Али Бороков рассказал корреспонденту «Ленты.ру», что под прикрытием расследования громкого уголовного дела у подсудимых отняли бизнес, а ущерб надо рассчитывать иначе, так как большая его часть уже возмещена.

«У нас ведь как: дают команду принести шапку, а несут голову», — начинает свой рассказ о начале расследования адвокат Хасан-Али Бороков в интервью «Ленте.ру». По его словам, эта история началась весной 2015 года после сообщений о невыплате зарплаты строителям: «Все решили отчитаться, галочки поставить, и любое действие воспринималось как преступление».

«Сами следователи признают, что на 562 миллиона рублей на космодроме были построены объекты», — говорит адвокат Бороков. Еще на 280 миллионов рублей там же были возведены временные здания. «В выводах экспертизы указано, что все деньги использовались по целевому назначению. Перечисление денег подрядчикам на выполнение работ не может считаться легализацией. Самое интересное, что деньги на счета «ВИП-Стройинжиниринга» продолжали поступать, хотя уголовное дело уже было возбуждено. В апреле 2015 года появилось дело, а преступление окончено, как считают следователи, 29 июня 2015 года, когда поступил последний транш. У них шли обыски, они были под подозрением, а «Спецстрой» продолжал перечислять им деньги, стройка продолжалась. Срок исполнения обязательств еще не наступил на момент возбуждения дела», — говорит юрист.

По мнению адвоката, следствие вмешалось в обычную предпринимательскую деятельность: «Что такое предпринимательская деятельность? Это деятельность, направленная на извлечение прибыли на свой страх и риск. Если мне деньги на счет поступили — это моя собственность, от кого бы они ни поступили, я могу ими распоряжаться по своему усмотрению для того, чтобы получить прибыль. Законными способами, конечно. Поэтому перекрытие каких-то моих старых долгов или перечисление по каким-то иным обязательствам не имеет никакого значения. Здесь нет преступления! Другое дело, если я не выполнил обязательства по договору, за это предусмотрена ответственность перед заказчиком. Эти деньги не похищены, они в нормальном гражданском обороте».

Банковская гарантия

21 июля 2015 года ФГУП «Спецстройтехнологии» расторгло договор подряда с «ВИП-Стройинжинирингом» в связи с тем, что застройщик сорвал сроки окончания строительства, несмотря на должное финансирование со стороны заказчика. В связи с этим строительная компания должна была вернуть полученный аванс в сумме более 1182 миллиона рублей до 10 августа 2015 года.

Адвокаты не смогли прояснить, почему указанная следствием сумма в два миллиарда рублей, полученная подрядчиком от заказчика, не соответствует сумме аванса в 1182 миллиона рублей, который фигурирует в соглашении о расторжении договора подряда.

«Мы еще сами не разобрались с этими цифрами, расследование проведено из рук вон плохо», — считает защитник Сергея Дегтярева Руслан Закалюжный.

Чтобы выплатить этот долг, Дегтяревы оформили кредит в «Новикомбанке» на сумму 780 миллионов рублей, заложив личное имущество. Однако им не удалось осуществить задуманное, потому что накануне получения кредитных средств их задержали по уголовному делу, рассказывает адвокат.

«Дегтяревы решили взять кредит, чтобы урегулировать спор с заказчиком. Человек, который собирается украсть, не будет возвращать деньги. В августе к ним никаких претензий следствие не предъявляло, вплоть до 8 сентября, когда их задержали, чтобы не допустить погашения задолженности. Значит, кому-то невыгодно было это погашение», — пояснил Бороков.

«Кому-то нужно было загубить бизнес Дегтяревых, захватить его, мы даже знаем его по фамилии, — утверждает адвокат и отмечает, что задержание стало для отца и дочери полной неожиданностью. — В протоколе задержания указано, что основанием задержания стали показания некоего лица, которое прямо указало на них как на лиц, совершивших преступление. Мы сколько ни ищем это лицо, не можем найти».

Несмотря на неудачу с погашением долга при помощи кредита, через год заказчик все-таки получил свои деньги. 27 сентября 2016 года Девятый арбитражный апелляционный суд подтвердил решение о выплате «Спецстройтехнологиям» банковской гарантии в размере 980 миллионов рублей. Эти деньги взыскали с «Новикомбанка» в счет возмещения аванса, полученного «ВИП-Стройинжинирингом» от заказчика. Наличие такой гарантии было одним из условий договора подряда, заключенного в 2013 году между «Спецстройтехнологиями» и строительной компанией на возведение объектов на космодроме.

Как объяснил адвокат Хасан-Али Бороков, одной из причин срыва сроков стало то, что в том же 2013 году прокуратура Амурской области приостановила строительство на Восточном в связи с отсутствием разрешительной документации у «Спецстройтехнологий».

Заказчик признан потерпевшим по уголовному делу, сумма его претензий по-прежнему составляет 1363 миллиона рублей, несмотря на выплату банковской гарантии. «На предварительных слушаниях представитель потерпевшего подтвердил получение 980 миллионов рублей по банковской гарантии. Мы спросили, почему вы требуете ареста имущества (Дегтяревых) на всю сумму, а они говорят: вдруг что-то случится», — возмущается Бороков.

23 ноября Симоновский суд продлил до 10 мая срок ареста Дегтяревых и их предполагаемых сообщников Базанкова и Матуева. Они находятся под стражей почти полтора года.

Адвокаты утверждают, что налицо серьезное нарушение. Пленум Верховного суда России еще в 2007 году принял постановление о безусловном запрете на арест бизнесменов, обвиняемых в мошенничестве, растрате и отмывании преступных доходов, совершенных в предпринимательской деятельности. А чтобы искоренить существующую практику среди судей и следователей, путающих, сознательно или нет, предпринимательство с обычным мошенничеством, пленум особо отметил, что предпринимательским преступлением считается любой вид неисполнения договоров, даже если у обвиняемого был умысел на обман деловых партнеров.

Адвокаты Дегтяревых посчитали, что их дело прямо подпадает под действие постановления пленума, и их подзащитные должны выйти на свободу. Но судья прислушался к доводам следователя, который настаивал на том, что обвиняемые в случае освобождения могут скрыться. В частности, по данным следствия, у Базанкова есть компания в Германии, там же проживает его близкий друг и свидетель по его уголовному делу.

«У следствия также имеются данные о реализации Дегтяревым и его бывшей женой имущества и приобретении имущества за границей РФ», — говорится в решении суда, имеющемся в распоряжении редакции.

Кроме этого, следователь сообщил, что «на протяжении предварительной проверки и первоначального этапа следствия, до ареста, Дегтяревы лично контролировали показания свидетелей, в частности, в служебном кабинете Евгении Дегтяревой в «ВИП-Стройинжиниринг» были обнаружены протоколы объяснений и допросов свидетелей по этому делу», — отмечается в постановлении суда.

Адвокат Закалюжный уверен, что у обвиняемых нет возможности повлиять на ход расследования, потому что оно уже завершено. Защита предлагала суду отпустить Дегтяревых под залог.

«Я считаю, они сидят незаконно, их должны освободить», — подчеркнул защитник Бороков.

В этом деле есть еще одна юридическая тонкость. Дело в том, что тремя неделями раньше Симоновский суд начал в особом порядке рассматривать уголовное дело в отношении пятого фигуранта дела — бывшего гендиректора «ВИП-Стройинжиниринг» Вадима Митрякова. Он заключил соглашение со следствием и признал себя виновным. В таком случае обвиняемому может быть вынесено наказание «ниже низшего» — то есть меньше минимального срока, предусмотренного статьей УК. Если Митрякову вынесут приговор раньше, чем его коллегам, то возникнет ситуация преюдиции: суд обязан будет принять без проверки доказательства и факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица. То есть принцип состязательности в процессе окажется нарушенным, а доказательства защиты исследованы не будут.

Из дела «Оборонсервиса» исчезают ущерб и основные эпизоды

Из дела «Оборонсервиса» исчезают ущерб и основные эпизоды

Скандальное расследование хищений и коррупции в «Оборонсервисе» может повторить судьбу «игорного дела». Как выяснили «Известия», до суда могут не дойти основные эпизоды обвинения, связанные с деятельностью экс-гендиректора «Славянки» и совладельца ЗАО «БиС» Александра Елькина, которого поначалу считали близким другом экс-министра Анатолия Сердюкова. В аналогичной ситуации оказались и другие подозреваемые — экс-глава департамента имущества Минобороны Евгения Васильева и экс-директор 439-й картографической фабрики Минобороны в Москве Наталья Дынькова.

— Мы надеялись получить прямые доказательства участия в сомнительных сделках самого Сердюкова, но при этом не учли целый ряд экономических нюансов, — объясняет источник в Главном военном следственном управлении (ГВСУ). — В итоге показаний на экс-министра получить не удалось, а в инкриминируемых эпизодах практически не остается состава преступления.

Как рассказал «Известиям» источник, близкий к расследованию, Александр Елькин попал в оперативную разработку и уголовное дело «Оборонсервиса» не случайно. Оперативники полагали, что он был давно знаком с Анатолием Сердюковым, и следствие надеялось через него выйти на самого министра. Информация о финансовых нарушениях не была детально проработана, поскольку ее подтверждение планировали получить в ходе возбужденного уголовного дела. Общий ущерб следствие оценило в 400 млн рублей. Но теперь, по мере закрытия ранее заключенных контрактов, появились новые обстоятельства.

— Сейчас непонятно, как дальше оформлять главный эпизод, вменяемый Елькину, — с обслуживанием комплекса зданий Минобороны в Колымажном переулке. После сверки актов приемки работ и конкурсной документации выяснилось, что военным не только не был нанесен ущерб, но они еще и остались должны 20 млн рублей, — рассказывает источник, близкий к следствию.

В ЗАО «БиС» «Известиям» подтвердили, что уже получили эти деньги от Минобороны.

Эпизод с техобслуживанием комплекса зданий Минобороны в Колымажном переулке один из основных в уголовном деле, возбужденном в отношении экс-гендиректора «Славянки».

В декабре 2010 года Минобороны и ЗАО «БиС», совладельцем которого был сам Елькин, заключили госконтракт на комплексное обслуживание зданий Минобороны, в том числе и дома № 14 в Колымажном переулке Москвы, в котором располагались Центральная телевизионная и радиовещательная студия Минобороны, Главное управление международного военного сотрудничества военного ведомства и его же управление по работе с обращениями граждан. «БиС» обязалось в 2011–2012 годах обслуживать инженерные системы, убирать внутренние помещения и прилегающую территорию. Дом № 14 в течение нескольких месяцев частично ремонтировался, при этом Минобороны исправно выделяло деньги по госконтракту. Следователи считают, что таким образом Елькин и его подчиненные похитили 53 млн рублей из выделенных государством средств.

По словам источника, при возбуждении дела не учли, что контракт на обслуживание зданий еще не был закрыт, а средства, получаемые ЗАО «БиС» за дом № 14, шли еще и на обслуживание других министерских зданий, указанных в госконтракте. Когда его закрыли, Минобороны добровольно перевело ЗАО «БиС» 20 млн рублей.

Аналогичная ситуация сложилась и с другим обвинением в адрес Елькина — по махинациям с техобслуживанием военных объектов в Подмосковье. По итогам сверки, военные задолжали ЗАО «БиС» еще 70 млн рублей.

Адвокат Елькина Юрий Ширинян говорит, что не слышал, что некоторые важные эпизоды могут «отвалиться». При заключении контрактов между Минобороны и ЗАО «БиС» с самого начала не было ни коррупционной составляющей, ни даже конфликта интересов, настаивает адвокат.

— Елькин стал заложником большой политической игры, вся его вина заключается в том, что он знал Сердюкова, — говорит Ширинян. — За год следствия уже точно было установлено, что ЗАО не имело задолженностей перед МО, а, наоборот, МО не доплатило обществу за выполненные работы. Однако при очевидности отсутствия события преступления следствие упорно не желает прекращать уголовное преследование Елькина, пытаясь любой ценой защитить честь мундира.

По словам Шириняна, предъявляя обвинения о якобы имевшемся хищении денег при осуществлении предпринимательской деятельности, следствие необоснованно применило общеуголовную статью 159 УК РФ, а не специальную «предпринимательскую» норму той же статьи — 159.4 УК РФ.

— Если следовать фабуле обвинения, то действия нужно квалифицировать как мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, а по такой статье под стражей до суда содержать нельзя, — поясняет адвокат. — Но Елькина уже год держат в СИЗО, чтобы не ослабить психологического давления на него.

Аналогичная ситуация складывается и с продажей зданий, которые курировала Евгения Васильева. Речь идет о махинациях при продаже комплекса зданий «31 ГПИСС» (Государственный проектный институт специального строительства) в центре Москвы.

По версии следствия, компании «ВитаПроджект» (некогда подконтрольная самой Васильевой) и «Сосновоборэлектромонтаж» купили 70% и 30% акций института по заниженной цене. В марте этого года эти компании вернули акции стоимостью 190 млн рублей назад государству «по собственной инициативе и безвозмездно».

— Мы настаиваем на том, что при отчуждении активы реализовывались в установленном законом порядке, — говорит адвокат Васильевой Хасан-Али Бороков. — Решение о продаже того или иного объекта выносили полномочные органы акционерного общества в соответствии с уставом. В деле до сих пор нет экономических экспертиз, которые бы показали, что цена реально была занижена. В нем много пиара, но мало фактов: к примеру, все эти описываемые в прессе полеты с Чкаловского в Европу и на дачи, кухарки и горничные юридически Евгении Васильевой не предъявлены.

Еще одна высокопоставленная сотрудница системы Минобороны — Наталья Дынькова попала в громкое дело тоже благодаря знакомству с Сердюковым, при котором успела поруководить без малого десятком крупных коммерческих структур ведомства. В прессе она прославилась после того, как в армейском рационе одной из в/ч на Дальнем Востоке была обнаружена китайская тушенка для домашних собак. Дынькова возглавляла тогда ОАО «Агропром», которое отвечало за снабжение Вооруженных сил продовольствием.

В деле «Оборонсервиса» Дынькова и ее сын оказались по подозрению в незаконных махинациях со зданием 439-й Центральной экспериментальной военно-картографической фабрики (ЦЭВКФ). По версии следствия, мать, пользуясь служебным положением, сдавала ее своему сыну в аренду, а тот уже субарендаторам. Общий ущерб оценили в 12 млн рублей.

Дело против Дыньковой завершено и передано в суд, однако там его уже несколько месяцев не рассматривают, потому что при его возбуждении оказалась нарушена подследственность. Дынькова не была военнослужащей, а значит, ГВСУ не могло проводить расследование, по УПК это подведомственность следователей МВД. К такому выводу пришли судьи Верховного суда — на прошлой неделе они рассматривали жалобу Дыньковой на нарушение закона.

— Я уже полгода доказываю, что нарушена подследственность, теперь это подтвердил и Верховный суд, — рассказывает адвокат Дыньковой Александр Васильев. — Но дело не только в ней. Как бывший следователь по особо важным делам, проработавший 20 лет, я вижу, что предъявленное обвинение совершенно непригодно для использования. В нем даже не прописан состав преступления, которое якобы совершил сын Дыньковой. То есть по этому обвинительному заключению он должен быть полностью оправдан.

По мнению адвоката Владимира Жеребенкова, вся история с «Оборонсервисом» напоминает не менее знаменитое «игорное дело»: много шуму в начале, а в итоге ничего, все фигуранты на свободе.

— Следствие стало очень политизированным, сразу включают пиар, но при этом не дорабатывают, особенно там, где преступление связано с экономикой, — говорит Жеребенков, работавший в системе МВД. — Зачастую обычные коммерческие сделки признаются в начале уголовными, хотя на самом деле там гражданско-правовые отношения в чистом виде, и эти споры разрешаются в арбитражных судах. И следователи должны учитывать эти решения.

В ГВСУ комментировать возникшие проблемы в деле «Оборонсервиса» отказались.

— Расследование продолжается в полном объеме, и все возбужденные дела будут доведены до логического конца, — заявили «Известиям» в пресс-службе ГВСУ.

Суд отклонил жалобу на УДО экс-чиновницы Минобороны Васильевой

Первая и пока единственная жалоба по этому вопросу поступила от местного жителя

Судогодский районный cуд Владимирской области отказался рассматривать жалобу на условно-досрочное освобождение экс-чиновницы Минобороны Евгении Васильевой.

Первая и пока единственная жалоба по этому вопросу поступила от местного жителя Павла Мешкова. Суд сначала ее зарегистрировал, а впоследствии отклонил и не стал рассматривать.

По информации сайта «Газета.ру», адвокат Евгении Васильевой заявил, что даже не слышал о том, что УДО пытались обжаловать, и не знает, кто такой Мешков. «Все участники процесса, включая обвинение и потерпевших, согласились с решением судьи, никаких претензий быть не должно. Решение судьи Ильи Галагана вступило в законную силу», – заявил Хасан-Али Бороков.

Ранее «Газета.ру» сообщала, что следователи проверяют действия судьи Ильи Галагана, вынесшего решение по Васильевой, на предмет наличия в них состава нескольких преступлений, в том числе превышения должностных полномочий и подлога.

В мае Пресненский суд Москвы признал Васильеву виновной в мошенничестве в особо крупном размере, в отмывании денег, злоупотреблении должностными полномочиями и приговорил к пяти годам колонии общего режима. В августе суд во Владимирской области освободил бывшую чиновницу по УДО.

Смотрите еще:

  • Жк рф ст 153 2018 год Статья 153 ЖК РФ. Обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги Текущая редакция ст. 153 ЖК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год 1. Граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и […]
  • Топкинский мировой суд участок 1 Топкинский мировой суд участок 1 Аппарат мирового судьи: Рыбакова Татьяна Владимировна СЕКРЕТАРЬ СУДЕБНОГО УЧАСТКА Куземчик Марина Вячеславовна Телефон:8 (384-54) 4-62-09 СЕКРЕТАРЬ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ Телегина Екатерина Николаевна Телефон:8 (384-54) 4-62-09 Мировой […]
  • Заполнить декларацию усн онлайн бесплатно 2014 Декларация УСН 2015 года Доброго времени суток! Рассматривая налогообложение УСН, я допустил непростительную ошибку, а именно не написал статью о налоговой декларации УСН для отчетности за 2015 год. Тороплюсь исправить свою ошибку, так как заканчиваются сроки сдачи […]
  • Образец заполнения 3 ндфл при продаже квартиры за 2018 год 3-НДФЛ 2017 Сайт посвящен налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц (форме 3-НДФЛ) и порядку её заполнения. Этот сайт не является коммерческим и не представляет какую-либо организацию. Создавая этот сайт, мы постарались предоставить как можно больше […]
  • Как заполнить декларацию ип за 2014 год 3 Декабря 2014 Как заполнить декларацию по НДФЛ за 2014 год Декларацию по НДФЛ за 2014 год необходимо будет представить в налоговую инспекцию по месту жительства отчитывающегося физического лица не позднее 30 апреля 2015 года (п. 1 ст. 229 НК РФ). В настоящее время […]
  • Налоговая декларация на обучение пример заполнения за 2018 3-НДФЛ 2017 Сайт посвящен налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц (форме 3-НДФЛ) и порядку её заполнения. Этот сайт не является коммерческим и не представляет какую-либо организацию. Создавая этот сайт, мы постарались предоставить как можно больше […]
  • 3 ндфл вычет на обучение ребенка 3-НДФЛ 2017 Сайт посвящен налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц (форме 3-НДФЛ) и порядку её заполнения. Этот сайт не является коммерческим и не представляет какую-либо организацию. Создавая этот сайт, мы постарались предоставить как можно больше […]
  • Декларация 3 ндфл за 2014 срок сдачи 3-НДФЛ: срок сдачи Актуально на: 21 марта 2016 г. предприниматели, применяющие общий режим налогообложения; нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и другие лица, занимающиеся частной практикой; обычные физлица, декларирующие облагаемые НДФЛ […]