Гильдия жилищный капитал вакансии

Кредиторы потребовали с экс-совладельцев застройщика «Жилищный капитал» 8 млрд рублей

В отношении двух бывших совладельцев застройщика «Жилищный капитал», который не смог достроить жилой комплекс «Гусарская баллада» в Подмосковье, введена процедура реструктуризации долгов, следует из материалов арбитражного суда Москвы. Кредиторы заявили к Игорю Чекалину и Вадиму Жуку иски на 8 млрд руб. Сам «Жилищный капитал» находится в состоянии банкротства и требует с Жука 1,39 млрд руб.

Процедура реструктуризации долгов в отношении Игоря Чекалина введена в конце января. Суд принял такое решение по иску компании «Мастерстрой», которая требовала взыскать около 66 млн руб. долга.

К настоящему времени арбитраж включил требования нескольких кредиторов к Чекалину: на 2,63 млрд руб. от Промсвязьбанка (поручительство по кредитам в 2007–2010 годах), 726 тыс. руб. от Внешпромбанка (неисполнение обязательств по договору кредитования счета), 1,6 млрд руб. от «Российского кредита» (поручительство по кредиту от 2012 года), 37 млн руб. от Вагифа Алиева (по кредиту на 18 млн руб. от 2013 года), 35 млн руб. от банка «Унифин» (по кредитам 2013 и 2014 годов), 227 тыс. руб. от налоговой службы, 5,2 млн руб. от Александра Силакова. Таким образом, общая сумма требований превысила 4,3 млрд руб., долги признаны гражданскими судами. От банков «Российский кредит», «Унифин» и Внешпромбанка в судах участвует АСВ, так как у этих кредитных организаций отозваны лицензии.

Так, долги Чекалина перед Промсвязьбанком возникли из поручительства по кредитам ГК «Жилищный капитал», уточнили RNS в пресс-службе банка.

«Данная задолженность возникла в результате договора поручительства по кредитным договорам ГК «Жилищный капитал”, совладельцем которой являлся Игорь Чекалин», — рассказали в Промсвязьбанке.

Согласно ЕГРЮЛ, Чекалин выступал одним из учредителей ЗАО «Группа компаний «Жилищный капитал»», совладельцами которого были несколько лиц, в том числе Вадим Жук, выступавший гендиректором.

В отношении Жука в конце апреля введена процедура реструктуризации долгов — с заявлением о его банкротстве обратился конкурсный управляющий Финпромбанка (долг по кредиту — почти 360 млн руб.). Требования к Жуку предъявили: Русский торгово-промышленный банк — 107 млн руб., «Мастерстрой» — 66 млн руб. (сумма основного долга и неустойки сходится с долгом Чекалина), банк «Финам» — 135 млн руб., Промсвязьбанк — 54,2 млн руб., Григорьев А. В. — 93,56 млн руб., ПИР-банк — 121 млн руб., ИП Романова П. В. — 91,4 млн руб., ИП Аскерова Р. Т. — 77,6 млн руб., конкурсный управляющий Межтрастбанка — 82,8 млн руб., Сорокин М. В. — 25 млн руб., Левицкий М. В. — 470,8 млн руб., Жульнитова Е. А. — 38 млн руб., фирма «Партнер» — 36,3 млн руб., «Гроннер Бридж Лигал Сервисез» — 9,6 млн руб., конкурсный управляющий банка «Унифин» — 507 млн руб., Гайдуков И. П. — 42,7 млн руб. То есть общая сумма предъявленных требований превысила 2,3 млрд руб. Кроме того, сам «Жилищный капитал» предъявил к Жуку требования почти на 1,39 млрд руб.

Впоследствии «Жилищный капитал» был переименован в «Алеутстрой» и сейчас находится в состоянии банкротства. В состав ГК входила также компания «Гильдия «Жилищный капитал»» (в 2014 году стала головной в группе), которая указывала себя девелопером жилых комплексов «Мичуринский квартал» и «Авиатор» в Химках, а также «Гусарской баллады» в подмосковном Одинцово. «Гусарскую балладу» (застройщик — «Алеутстрой») подмосковные власти называют долгостроем — на достройку нескольких корпусов жилого комплекса пришлось искать других инвесторов. В числе обманутых дольщиков оказались 946 человек, сообщал стройкомплекс Подмосковья. В отчете арбитражного управляющего «Алеутстроя» от октября 2016 года говорилось, что установлены признаки преднамеренного банкротства компании.

«Мы посовещались и решили достраивать дом на свои деньги»

Эта история длится вот уже два года — тогда, в сентябре 2014-го, ее героиня вышла замуж, и семья сразу же оформила ипотеку на покупку двухкомнатной квартиры в новостройке. Это был ЖК «Гусарская баллада» в Одинцово: к тому моменту уже была построена первая очередь, куда даже заселились знакомые героев. Строительство второй близилось к завершению.

Сейчас эта семья все еще не вступила в права собственности, и есть серьезный риск, что герои останутся без квартиры, с компенсацией, которая восполнит им траты максимум за месяц-другой из этих двух лет. И с ипотечными обязательствами еще на 18 лет. Как это получилось? Постепенно. Слово героине:

«Дом, в котором мы купили квартиру, был практически достроен: сделка прошла в сентябре, а срок сдачи был намечен на 3-й квартал 2014 года. Да и выглядел он почти готовым: мы посмотрели планировки, все этажи уже были построены, работ оставалось на один-два месяца: отделка, лифты, фасадные витражи. В общем, сомнений, что до конца года мы получим ключи, у нас не было.

Ипотеку мы взяли в банке, который кредитовал стройку, по ставке в 12 процентов годовых, на 20-летний срок. Первоначальный взнос составил миллион рублей, а остальную сумму (примерно четыре миллиона) взяли в ипотеку. Жили мы с мужем на съемной квартире, платили 30 тысяч рублей в месяц, и еще порядка 40 тысяч теперь составляли платежи по кредиту. Еще 70 тысяч рублей составил разовый платеж продающему подразделению застройщика за регистрацию договора и дальнейшее получение прав собственности в регпалате после сдачи дома. Квартиру мы покупали по ДДУ, в полном соответствии с 214-ФЗ. Как оказалось, позже, этот закон не является гарантией полной защиты дольщиков при процедуре банкротства.

Хотя оснований сомневаться в том, что дом будет достроен в срок, на тот момент у нас не было, мы, конечно, старались контролировать процесс. Регулярно общались с менеджерами, уточняли, на каком этапе идут работы. И первые пару месяцев, действительно, ничего не настораживало. Небольшое смещение срока сдачи — дело обычное. Мы ожидали, что стройка закончится в ноябре.

И вот тут начались первые проблемы. В ноябре и декабре 2014-го никаких подвижек на стройке не происходило, и покупатели, конечно, стали беспокоиться (добавило нервозности и резкое усиление кризиса, которое как раз пришлось на последние месяцы года).

Покупатели квартир в нашем доме потихоньку начали общаться друг с другом, с жителями других недостроенных корпусов ЖК, постепенно сформировалась своего рода «инициативная группа». Никакой паники, конечно, не было, но, тем не менее, дом стоял без отопления, без лифтов и фасадных балконов. И так продолжалось всю зиму.

К январю мы вместе с другими «инициативщиками» решили сами идти на контакт с представителями застройщика. Нам удалось организовать регулярные встречи с генеральным директором компании-подрядчика, отвечавшего за строительство нашего дома, который объяснил, что из-за кризиса возникла временная приостановка финансирования строительства, и дал обещание сдать дом в мае 2015 года — срок выглядел более-менее приемлемым.

Но и в мае никаких перемен мы не увидели. Стройка стояла, работы не велись, впрочем, подрядчик на одной из встреч с нами сказал, что после перерыва в финансировании средства начали потихоньку поступать — и теперь медленно, но верно, наш дом все-таки будет достраиваться. Само собой, «инициативщики» настояли с этого момента на регулярных встречах с подрядчиком, где он отчитывался о всех текущих работах и об ожидаемых сроках сдачи. Фактически, как мы уже потом поняли, застройщик просто тянул время, создавая видимость работ: на объекте присутствовало шесть-семь строителей. Положили асфальт, начали потихоньку делать фасадные витражи, но никакого «прорыва» так и не случилось. Как оказалось, его застройщик и не планировал.

Напомню, что все это время мы с мужем платили 40 тысяч ипотечных денег и вынуждены были продолжать снимать квартиру еще за 30 тысяч в месяц.

Так мы прожили до осени 2015 года, когда в истории наметился очередной поворот. В отношении компании-застройщика (которая, кстати, к тому моменту уже сменила имя) была начата процедура наблюдения. Обычно такая процедура предшествует банкротству.

Понятно, что мы тут же побежали в суд. С инициативной группой к тому моменту уже сотрудничал адвокат, специализирующийся на защите прав дольщиков. Он консультировал нас и представлял, забегая вперед, в суде.

Благодаря адвокату, мы сразу же, как только стало известно о начале процедуры наблюдения, помчались в Одинцовский суд с иском о признании права собственности на квартиру в недостроенном доме, вступили в реестр обманутых дольщиков в Минстрое Московской области, подали заявление в Арбитражный суд на вступление в реестр кредиторов, так как при начале процедуры банкротства рисковали потерять нашу квартиру, которая могла уйти в общую конкурсную массу долгов застройщика, и пущена с молотка для удовлетворения требований всех кредиторов банкрота.

Правда, так как наш дом не был сдан, он оставался объектом незавершенного строительства, не стоял на кадастре, а это значит — даже при подтверждении такого права (какое мы получили к февралю), мы не могли им воспользоваться.

Застройщик готовился банкротиться, приближалась зима, прошел год с нашей сделки (и год как мы платили ипотеку, продолжая снимать жилье), а в доме так и не было отопления. Мы — «инициативщики» — активно советовались между собой по поводу стратегии наших дальнейших действий, и в итоге пришли к выводу о том, что единственный выход сейчас — попробовать самостоятельно снять часть строительных проблем, и, в первую очередь, не дать замерзнуть дому, что оттянуло бы строительство еще на полгода. Всего в доме из 250 квартир было продано около 200, и где-то 70 собственников как раз составили наше «инициативное ядро». Мы с помощью генподрядчика разобрались в том, что еще необходимо было доделать, чтобы заработало отопление, самостоятельно профинансировали эти работы (примерно по 10 тысяч с квартиры — в итоге получилось около 700 тысяч рублей). Решили — если получится включить отопление, подумаем о дальнейших вложениях в стройку.

С отоплением получилось — к ноябрю 2015 года оно работало. Потом мы скидывались на устранение прорывов труб — и тоже успешно.

Правда, дальше в вопросах самостоятельного финансирования среди «инициативщиков» наметился раскол. Кто-то стоял на том, что хватит уже платить за то, что должен делать застройщик. Кто-то — как и наша семья — склонялся к тому, что проще изыскать какие-то средства и потратить их на достройку, а потом вступить в права собственности, чем ждать неведомо чего (при этом исправно выплачивая по 70 тысяч в месяц на аренду и кредит). В итоге наше «крыло» составило-таки большинство. За полгода мы скинулись примерно по 100 тысяч рублей с квартиры и начали искать подрядчиков — те, что работали с застройщиком, уже к тому моменту ушли с объекта, не дождавшись от него обещанных денег. Составили новую смету на самое необходимое, порядка семи миллионов рублей. И начали достраивать.

Тем временем, шла процедура наблюдения, за которой должен был последовать процесс банкротства застройщика, что требовало нашего активного участия — в первую очередь, в вопросе выбора арбитражного управляющего (от этого напрямую зависело, кто будет контролировать процедуру банкротства, распоряжаться всем имуществом застройщика, включая недостроенные дома, и определять размер и порядок выплат компенсаций кредиторам). На первом собрании кредиторов мы постарались обеспечить максимальную явку дольщиков — от голосования как раз и зависело, кто назначит управляющего собственностью застройщика-банкрота. Физически дольщики оказались в безусловном большинстве, но… Как выяснилось, представители банка (который кредитовал стройку и у которого мы, собственно, взяли ипотеку) обеспечили существенный количественный перевес за счет размера предъявленных кредитных обязательств. И в результате количество голосов банка превысило количество голосов дольщиков в три раза и составило 72 процента, они были отданы за управляющего, предложенного банком. Еще двое представителей комитета кредиторов также были выбраны банком, и в итоге весь контроль над процедурой банкротства перешел к основной кредитной организации. К слову сказать, комитет кредиторов может сам решать — отчитывается ли он перед всеми кредиторами, либо решает все вопросы «в узком кругу» — это же избранные представители всех кредиторов. По закону, эта «тройка» могла вообще не знакомить дольщиков со своими решениями — те узнают все постфактум.

А мы продолжали достраивать дом за свои деньги: практически закончили фасадное остекление, отделку в подъездах, наладку лифтов, перешли к системе пожарной безопасности.

Параллельно все дольщики, включая беременных женщин, семей с маленькими детьми и пенсионеров (тех и других среди дольщиков было много) посещали все заседания суда, проводили митинги и одиночные пикеты, писали письма во все возможные инстанции, ходили на встречи с должностными лицами, пытаясь привлечь внимание власти и повлиять на то, чтобы возобновилось строительство и в ходе судебных разбирательств не нарушались права дольщиков (поначалу это удавалось плохо, но потом стало получаться). Такая активность объяснялась очень просто: мы должны были приложить все усилия и вывести наш дом из конкурсной массы, в противном случае в ходе конкурсного производства основной кредитор — банк — получает право реализовать все имущество и распорядиться им для оплаты долгов банкрота. Дольщики в этом случае могли бы полностью потерять жилье и рассчитывать на компенсацию в размере 100-200 тысяч рублей, а отдельные «счастливчики» (таких среди дольщиков больше половины) еще и остаются при этом с ипотекой — напоминаю, нашей семье осталось платить еще «всего лишь» 18 лет.

Первое время было ощущение, что нас никто не слышит — на заседаниях суда дольщикам не давали слова, не регистрировали присутствие, заседания проводились в небольших помещениях, не вмещавших всех пришедших и т.п. Где-то с июня 2016 года наши интересы начали принимать во внимание. В Арбитражном суде и помещения под заседания стали вмещать всех желающих, и процедура регистрации стала проводиться без нарушений, адвокату и дольщикам стали давать слово.

Надо еще сказать, что нам здорово помогали администрация и Минстрой Московской области — они подключились к проблеме не так давно, но кое-какие реальные действия уже есть, был подписан договор о достройке объектов с одним из банков и определен новый подрядчик. Новый кредитор получил право достройки, составил план работ.

На данный момент дом (всего два года и столько мучений спустя) достроен — в сентябре получено заключение о соответствии, но пока не выдано разрешение на ввод в эксплуатацию. Осталось только погасить долг прежнего застройщика перед оператором электросетей и подключить дом к электричеству.

В конце сентября состоится очередное заседание Арбитражного суда, где будет определена процедура банкротства и утвержден конкурсный управляющий, который определит дальнейшую судьбу дольщиков.

Мы очень ждем, что власти Московской области не оставят нас в такой трудной ситуации и помогут подключить дом к электросетям, поспособствуют выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию — и мы выведем дом из конкурсной массы и наконец получим свои квартиры. Как только это произойдет, можно будет считать, что все наши усилия, все вложения не пропали даром. Но сейчас ситуация все еще висит на волоске, и перспектива конкурсного производства пока не отступила».

Бизнесмен стал совладельцем девелопера

У одного из крупных московских застройщиков — группы «Жилищный капитал» — появился новый акционер. Владельцем 40% компании может оказаться украинский бизнесмен Валерий Коротков — экс-партнер бывшего акционера газовой компании «Итера» Игоря Макарова. Предприниматель вложил в развитие «Жилищного капитала» $25 млн и передал часть земельных активов.

Совладелец группы «Астарта» Валерий Коротков стал одним из собственников «Жилищного капитала» (ЖК), сообщил источник «Ъ», знакомый с деятельностью компании. По его словам, структуры бизнесмена сейчас контролируют 40% компании, сделка была безденежной: за свою долю в ЖК господин Коротков перевел на баланс компании свои земельные активы в России и вложил в развитие компании $25 млн. Остальные 60% ЖК мог консолидировать основатель группы Вадим Жук, отмечает собеседник «Ъ». Представители «Астарты» и ЖК на запросы «Ъ» не ответили. Другой совладелец «Астарты», Виктор Иванчик, отказался обсуждать бизнес своего партнера в России.

Как поясняет собеседник «Ъ», сейчас функции головной компании ЖК выполняет АО «Гильдия «Жилищный капитал»». Учредителями этого АО в ЕГРПО указываются граждане России (60%) и два офшора — «Тинторретто холдинг» и «Клонтер инвестментс». В «СПАРК-Интерфакс» сообщается, что «Клонтер инвестментс» выступает учредителем украинского ООО «ТЭК «Энергоинвест»», которым в равных долях владеют господа Иванчик и Коротков.

«Жилищный капитал» существует с 1997 года. Портфель реализованных проектов составляет 1,9 млн кв. м. Из них половина приходится на жилой комплекс «Гусарская баллада» (1 млн кв. м), расположенный на 65 га в Одинцово. Изначально головной компанией группы выступало ЗАО «Группа «Жилищный капитал»» (сейчас переименовано в АО «Алеутстрой»), его акционеры — Вадим Жук, Татьяна Мелехина, Анатолий Францев и Игорь Чекалин (данные Kartoteka.ru).

В марте арбитражный суд Москвы начал рассматривать дело о банкротстве «Алеутстроя». В рамках этого разбирательства свои требования заявили 32 кредитора, но неделю назад суд отказался ввести в отношении компании процедуру наблюдения. В базе арбитражного суда сообщается, что с начала 2015 года кредиторы взыскали с ЖК около 315 млн руб., иски о взыскании еще 363,5 млн руб. сейчас рассматриваются. Но, по словам собеседника «Ъ», знакомого с деятельностью компании, реальная задолженность компании значительно больше. По его словам, финансовая нагрузка ЖК с учетом всех «дочек» сейчас составляет 15-20 млрд руб. Общая стоимость активов компании — около 35 млрд руб., добавляет он. У ЖК достаточно большой долг перед сотрудниками, сообщил один из собеседников «Ъ». По его словам, менеджеры ЖК не получают зарплату уже пять месяцев.

На Украине Валерий Коротков известен как совладелец агрохолдинга «Астарта», специализирующегося на производстве сахара. По итогам 2014 года выручка компании составила €352 млн, EBITDA — €120 млн. Состояние самого господина Короткова в 2012 году украинский журнал Focus оценивал в $156 млн. Но бизнесмен хорошо знаком и с московским девелоперским рынком. Ранее он был партнером по бизнесу бывшего владельца газовой компании «Итера» Игоря Макарова. Господин Коротков возглавлял «Итера Девелопмент Групп» и распоряжался 25,1% компании. Но в 2009 году в «Итере» произошел корпоративный конфликт: господин Коротков потерял свой пост и был обвинен в финансовых махинациях (см. «Ъ» от 6 июля 2009 года). В 2011 году судебные разбирательства завершились подписанием мирового соглашения.

Банк через суд пытается арестовать имущество основателя компании

Отчаявшись урегулировать вопрос с долгами группы «Жилищный капитал», кредиторы решили взяться за активы совладельцев девелопера. Банк «Финам» через суд добился решения об аресте имущества одного из основателей компании и ее председателя совета директоров Вадима Жука на сумму 135 млн руб. Эти деньги ранее были выданы в качестве кредита одной из дочерних компаний «Жилищного капитала».

Тверской районный суд выдал исполнительный лист о наложении ареста на имущество совладельца группы «Жилищный капитал» Вадима Жука на сумму 135,2 млн руб. (копия документа есть в распоряжении «Ъ»). Решение было принято в качестве обеспечительной меры в рамках разбирательства с банком «Финам» — одним из кредиторов «дочки» «Жилищного капитала» ООО «Пелотон», уточнили «Ъ» в «Финаме». Господин Жук вчера не ответил на вопросы «Ъ».

С иском о взыскании с «Пелотона» 135,2 млн руб., которые «Финам» выделил по кредиту в марте 2014 года, банк обратился в январе этого года. Согласно данным Kartoteka.ru, ООО «Пелотон» в равных долях контролируется тремя кипрскими офшорами — «Виппета технолоджис», «Дессейн консультантс» и «Елпофект менеджмент». Но это юрлицо фактически входит в группу «Жилищный капитал», утверждают в «Финаме». По словам представителя банка, заем 130 млн руб. был предоставлен на пополнение оборотных средств. «Конечный срок погашения — март 2016 года, тогда компания должна была выплатить основную сумму долга, до этого ежемесячно вносить проценты»,— объясняет он. Поручителями по этому соглашению выступали ЗАО «ГК «Жилищный капитал»» (сейчас переименовано в АО «Алеутстрой») и сам господин Жук. Решение обратиться в суд банк принял после того, как «Пелотон» прекратил выплачивать проценты по договору, объясняют в «Финаме». Арбитражный суд встал на сторону банка, решив, что «Пелотон» должен выплатить 135,2 млн руб., из которых 4,8 млн руб.— начисленные за просрочку проценты.

Портфель реализованных проектов девелопера оценивается в 1,9 млн кв. м, из которых половина приходится на комплекс «Гусарская баллада» (1 млн кв. м) в Одинцово. Изначально головной структурой холдинга выступало ЗАО «ГК «Жилищный капитал»», соучредителями которого, по данным Kartoteka.ru, вместе с господином Жуком выступают Татьяна Мелехина, Анатолий Францев и Игорь Чекалин. Но в прошлом году структура собственности начала меняться: головной компанией холдинга стало АО «Гильдия «Жилищный капитал»», а 40% в холдинге могли перейти в распоряжение украинского бизнесмена Валерия Короткова (см. «Ъ» от 8 июля).

Практика предоставления кредиторов под поручительство участников юридических лиц достаточно распространенная, отмечает руководитель практики разрешения споров ИФК «Горизонт капитал» Василий Ицков. Истец, как правило, определяет, на какое именно имущество должника рассчитывает наложить арест. В дальнейшем суд должен определить, будут ли эти меры приняты с учетом соразмерности требований и реальной угрозы неисполнения судебного акта, уточняет господин Ицков. Партнер юридической компании Herbert Smith Freehills Алексей Панич полагает, что имущество для удовлетворения требований кредиторов у господина Жука есть. «При выдаче кредита проверяется имущественное положение поручителей, а сумму 135 млн руб. для владельца среднего бизнеса нельзя назвать большой»,— рассуждает он.

Разбирательство со структурами «Финама» и ООО «Пелотон» не единственная проблема «Жилищного капитала». Весной процедуру банкротства этой компании в арбитражном суде инициировал Межтрастбанк, «Пелотону» назначен временный управляющий. «Финам» также заявил свои требования в рамках этого разбирательства. У кредиторов есть претензии и к «Алеутстрою»: в апреле Промсвязьбанку удалось через суд взыскать с компании €89 тыс., а правительству Москвы в конце 2014 года — 174 млн руб. Сейчас оба этих решения обжалуются в вышестоящих инстанциях. На рассмотрении суда находятся иск от департамента городского имущества о взыскании 145,5 млн руб. и два обращения от Промсвязьбанка на $52,7 тыс. и €122,9 тыс.

Новостройки и жилые дома Химок

Химки — город областного подчинения в Московской области, второй по численности населения в Подмосковье, расположен в двадцати километрах к северо-западу от центра Москвы и 3 км от МКАД.

Новостройки в Химках — это преимущественно высотные (12-21 этаж) панельные, монолитные и монолитно-кирпичные дома. Есть несколько кварталов с малоэтажной застройкой, где можно приобрести жилье бизнес-класса, в то время как многоэтажные здания относятся к эконом- и комфорт-классу. Квартиры в Химках 1-4 комнатные, в ряде объектов предлагаются студии. По сравнению с другими новостройками Подмосковья, цены на квартиры в Химках заметно выше, что объясняется близостью к столице и высоким уровнем развития инфраструктуры.

Застройщики в Химках — это Urban Group, СЭСМА, Облстрой, АМДевелопмент, GALAXY GROUP, ГК ПИК и другие компании. На территории города возводятся: жилой комплекс Берег, ЖК Солнечная система, ЖК Альфа Центавра, ЖК Подрезково, ЖК Родионово, Город Набережных, Две столицы и др.

В Химках хорошо развита инфраструктура, кроме того, параллельно со строительством жилья идет возведение социально-значимых объектов: детских садов, школ, медицинских учреждений. В городе постоянно растет число магазинов, торговых центров и других социально-бытовых объектов. В Химках работает семейный торговый центр МЕГА, в котором расположены гипермаркеты Ашан, ИКЕА, OBI. В городе также присутствуют другие торговые сети (Карусель, Магнит, Леруа-Мерлен). Промышленность в Химках представлена предприятиями химико-фармацевтической сферы, производственными объединениями, выпускающими строительные материалы и оборудование, а также предприятиями оборонно-промышленной отрасли («Энергомаш», МКБ «Факел», НПО им. Лавочкина). Промышленное производство и близость столицы оказывают определенное воздействие на экологию, хотя в самом городе немало парков, а в его окрестностях есть крупные зеленые массивы.

Главная трасса, связывающая Химки с Москвой, — автомагистраль Москва — Санкт-Петербург (М10, Е105), однако ее пропускная способность недостаточна для растущего транспортного потока. Строится новая скоростная трасса через Химкинский лес, открыт для движения участок трассы до аэропорта Шереметьево. Есть альтернативные подъездные пути — Новокуркинское шоссе, которое позволяет выехать на МКАД, и Молодежная улица. Чтобы избежать пробок, можно воспользоваться электричкой — поезда до Ленинградского вокзала отправляются каждые 5-10 минут.

О компании

Предприятие «Эфес» было основано в феврале 1992 года и за более чем двадцати пятилетний период своей профессиональной деятельности, выросло в строительный холдинг, который в настоящий момент объединяет более 20 предприятий, работающих в сфере проектирования, производства, строительства и ЖКХ. Профессиональная деятельность нашей компании заключается в комплексном подходе, от формирования земельных участков, проектирования, осуществления строительства до управления ЖКХ построенных домов. За свою продолжительную деятельность группа компаний «Эфес» ввела в эксплуатацию более 600 000 кв.м. административных, промышленных, социальных и жилых объектов в Екатеринбурге, Свердловской, Челябинской, Курганской областях.

В настоящий момент компания «Эфес» осуществляет строительство Жилого комплекса «7 ключей» (Район Сортировка. Площадь застройки 30 Га, объем строительства 250 000 кв. м.) и жилого комплекса «Уральский» (в квартале улиц Блюхера – Сахалинская объем строительства 300 000 кв. м.). Ведется разработка проектов планировки и межевания жилых микрорайонов с инфраструктурой включающей школы, садики, спортивные комплексы.

В период 2015-2017 гг введены в эксплуатацию жилой комплекс «Июльский» (пер. Шалинский, 3), жилой комплекс «Авиатор» (пер.Утренний, 7), жилой дом на ул. Электриков, 9 и первый дом ЖК «Уральский».

В ближайшие два года компания приступит к строительству новых микрорайонов:

  • Жилой комплекс «Заречный», ул. Бебеля – Готвальда. Площадь застройки 25 Га, объем строительства 290 000 кв. м.
  • Жилой комплекс «Исетский», ул. Щербакова – Павлодарская. Площадь застройки 15 Га, объем строительства 150 000 кв. м.
  • Малоэтажная застройка «Березовая роща», ул. Решетская – Волжская. Площадь застройки 6 Га.

Помимо строительной деятельности группа компаний «Эфес» осуществляет и общественную работу. Является членом президиума НП СРО «Гильдия Строителей Урала».

Активно участвует в общественной работе строительного комплекса Урала и деловой жизни Екатеринбурга.

Смотрите еще:

  • В ст 3481 тк рф Федеральный закон «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 13.07.2015 N 224-ФЗ ст 39 (ред. от 29.07.2018) Статья 39. О внесении […]
  • Адвокат психолог Елена Манафова Психолог Преподаватель Тренер НЛП Психолог. Преподаватель Института Психотерапии и Клинической психологии. Тренер НЛП. Партнер в Top Communication Academy. Действующий адвокат. Изучение права в Международной Академии Бизнеса и Управления. […]
  • Статья 18 фз 52 Статья 53 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ О КОНТРАКТНОЙ СИСТЕМЕ В СФЕРЕ ЗАКУПОК ТОВАРОВ, РАБОТ, УСЛУГДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД (в ред. Федеральных законов от 02.07.2013 № 188-ФЗ,от 28.12.2013 […]
  • Комментарий ст 196 гк рф Комментарий ст 196 гк рф Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная […]
  • 14 37 коап рф Статья 14.37 КоАП РФ. Нарушения требований к установке и (или) эксплуатации рекламной конструкции Текущая редакция ст. 14.37 КоАП РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год (Наименование в редакции, введенной в действие с 8 мая 2013 года Федеральным законом от 7 […]
  • Ст 560 коап рф Статья 6.14 КоАП РФ. Производство либо оборот этилового спирта, алкогольной или спиртосодержащей продукции, не соответствующих требованиям государственных стандартов, санитарным правилам и гигиеническим нормативам Текущая редакция ст. 6.14 КоАП РФ с комментариями и […]
  • Ст 37 гражданская процессуальная дееспособность 21. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность. Условием возникновения гражданских процессуальных правоотношений является гражданская процессуальная правоспособность — возможность иметь гражданские процессуальные права и обязанности. Гражданская […]
  • Указание 3210-у от 110314 о порядке ведения кассовых операций Указание Банка России от 11.03.14 № 3210-У «О порядке ведения кассовых операций юридическими лицами и упрощенном порядке ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями и субъектами малого предпринимательства» 1. Настоящее Указание на основании […]