Допустимость доказательства упк рф

Относимость доказательств в ходе проведения уголовного процесса

Допустимость доказательств в уголовном процессе выступает ключевым критерием при рассмотрении выявленных в ходе расследования фактов. Именно доказательственная база формирует материалы дела, она создаёт общую картину преступления, позволяет ориентироваться на конкретное лицо как на подозреваемого. Законодатель подробно описывает возможные виды рассматриваемых материалов, разделяя их на группы.

Понятие и значение

Доказательства представляют собой фактические данные, которые имеют значение для расследования уголовного дела. Согласно УПК РФ, сведения могут быть любыми, если суд и следствие смогут использовать их для установления истины и определения виновности лица. При этом необходимо помнить, что исследуются события прошлого, а значит, что использоваться могут только оставшиеся следы, опечатки, показания, документы и так далее.

К конкретным видам улик, способных составить доказательственную базу, статья 74 УПК РФ относит следующее:

  1. Показания потерпевшего, свидетеля, подозреваемого или обвиняемого, отражённые в протоколах.
  2. Заключения экспертов и специалистов, а также их пояснения полученных результатов исследований.
  3. Вещественные доказательства.
  4. Проколы, отражающие процедуру проведения следственных действий.
  5. Иные документы.

Закон при этом даёт чёткое понимание для каждого отдельного вида, чтобы при формировании уголовного дела и расследовании не возникало вопросов с относимостью и допустимостью тех или иных фактов.

Важным критерием выступают пределы доказывания, определяющие достаточность сведения для установления истины по делу. Данные, выходящие за указанные пределы, не будут учтены при принятии решения судом.

Предметом доказательственной деятельности всегда выступают фактические обстоятельства, но не сами по себе, а в виде сведений об их наступлении и характере. Информация при этом имеет различные формы закрепления, отсюда определяется градация на различные виды. В итоге вся доказательственная база, что допустима согласно УПК РФ, является единой процессуальной формой и играет роль в раскрытии преступления.

В законе предъявляется к возможным уликам ряд требований. Это необходимо для осуществления контроля над деятельностью следствия. Существует чёткое понимание того, какими они должны быть, какая форма их существования допустима. Всё это позволяет приблизиться к максимально достоверной информации о событиях преступления.

Сведения, выступающие фактами по делу, должны обладать свойствами относимости и допустимости, отсутствие которых повлечёт за собой невозможность использования материалов при расследовании дела.

Относимостью доказательств в уголовном процессе принято считать случаи, когда сведения, которые они несут, соответствуют рассматриваемому преступлению и позволяют выявить обстоятельств его совершения. Данную оценку проводит сам следователь, анализируя получаемую информацию. Отражается относимость в первую очередь в содержании информации, данных которые она несёт.

Допустимость имеет иное значение. Она предполагает, что данные при расследовании были получены законным путём, соблюдались установленные правила обнаружения, сбора, фиксации и исследования. Кроме того, необходимо убедиться в достоверности полученной информации, что также осуществляется непосредственно следователем или дознавателем.

Также законодатель обозначает недопустимые доказательства. Определяется их общий перечень:

  • показания лица, подозреваемого в преступление, которые были получены без участия защитника, но при условии, что не было письменного отказа от адвоката;
  • показания потерпевших и свидетелей, которые основываются исключительно на слухах и предположениях;
  • сведения и материалы, которые находятся в работе адвоката по делам его доверителей, если только это предметы, перечень которых закреплён в ч. 1, ст. 81 УПК РФ;
  • иные варианты, которые были получены посредством нарушения процессуального законодательства.

Даже если перечисленные варианты позволяют установить истину, официально приобщить их к делу и использовать при установлении вины будет невозможно, а соответственно, суд не будет иметь возможности опираться на них, вынося приговор.

Осуществление допроса считается первоначальным следственным действием, которое предполагает получение информации от очевидцев тех или иных событий. В результате следователь или дознаватель получает объяснения, свидетельствующие о совершении преступлении и наличии фактов, указывающих на него.

Показания всегда должны сопровождаться иными материалами, которые можно рассматривать, как доказательства по делу. В противном случае сведений для обвинения будет недостаточно.

Законодатель отдельно рассматривает показания каждого из участников расследования, учитывая особенности процессуального статуса того или иного субъекта.

Допрошенными могут быть следующие лица:

  1. Подозреваемый. Это лицо, которое считается потенциальным виновником преступления. Его допрос проходит либо по месту его нахождения, либо в следственном отделе. При этом длиться мероприятия должно не больше 4 часов. Закон также обязывает привлечь адвоката. Все пояснения данной категории лиц должны быть учтены при расследовании и осуществлении судопроизводства. Лицо может отказаться от предоставления каких-либо данных.
  2. Обвиняемый. Этот субъект также вправе отказаться от дачи пояснений. Однако если он признаёт свою вину, то это всё равно не будет служить прямым подтверждением его вины. Необходимо наличие иных фактов, устанавливающих его причастность к преступлению.
  3. Потерпевший. Его показания не должны базироваться на личных домыслах, слухах или предположениях. При этом следователь имеет права спрашивать о любых обстоятельствах, касающихся дела, в том числе о личных отношениях с подозреваемым.
  4. Свидетели. Они имеют то же положение, что и потерпевший. Их допрашивают по всем обстоятельствам и могут коснуться личной жизни, если этого требует дело.

Полученные показания будут иметь силу в суде, если ранее осуществлялась их фиксация в протоколе. Данный документ должен подписываться допрошенным человеком, защитником и следователем.

Также сюда можно отнести показания экспертов и специалистов. Однако они должны быть получены в ходе допроса по заключению, вынесенному ранее. Эксперт или специалист проводит исследования, отвечает на поставленные перед ним вопросы, составляет заключение, после чего даёт разъяснение полученных результатов. Такие показания должны быть неразрывно связаны с заключением.

Вещественные доказательства

Самым распространённым вариантом доказывания в расследовании выступают различные средства, которые неразрывно связаны с преступлением и отражают факты относительно произошедшего. Законодатель подробно описывает несколько групп вещественных доказательств.

При приобщении вещественного доказательства к уголовному делу, необходимо обязательно вынести соответствующее постановление. При его отсутствии предмет не может рассматриваться, как средство подтверждения вины.

К рассматриваемому варианту сведений согласно кодексу, относят следующие группы предметов:

  • послужившие орудием для совершения деяния или сохранившие следы преступления (оружие, средства взлома и так далее);
  • ставшие объектом посягательства, в том числе деньги и ценности, полученные в результате совершения преступного деяния (имущество, деньги, документы и так далее):
  • иные предметы и документы, которые сохранили следы преступления и содержат информацию о нём (отпечатки на ручке, за которую держался виновный, личный дневник, содержащий важные сведения и так далее).

По факту в эту группу может быть включён любой предмет, если он неразрывно связан с общественно опасным деянием. Простым примером может послужить кухонный нож, на котором сохранились следы крови и отпечатки пальцев после совершения убийства.

Отдельное место занимает вопрос хранения подобного рода объектов. Предметы могут иметь ценность, принадлежать третьим лицам, находиться в государственном или региональном ведении. Всё это требует возврата имущества, его уничтожения, направление в соответствующее место хранения. Чаще всего предметы возвращаются их владельцем.

Помимо хранения, подразумевается фиксация выявленных объектов. Для предметов предусматривается специальная процедура. Она предполагает осмотр и полное описание объекта, который фиксируется в протоколе, а также осуществление фотосъёмки в целях запечатления объекта в том виде, в каком он был изъят. В суд передаются только опечатанные пакеты с подписью следователя, датой и печатью.

Признать предмет вещественным доказательством, как было указано выше, можно только путём вынесения постановления. На это даётся не больше десяти суток. Составляется такой акт только после осмотра предмета. Если на это требуется больше времени, то срок продлевается до тридцати дней. Когда необходима экспертиза, период сократится до трёх дней.

Любое процессуальное действие имеет документальное закрепление. Одним из способов такого действия является составление протокола следственного действия. Какую бы направленность это ни имело, должно сопровождаться таким протоколом. Несмотря на то что сейчас большинство мероприятий вплоть до допроса фиксирует на видео, наличие документов обязательно.

Согласно УПК РФ одним из видов доказательств и будут являться протоколы следственных действий или же судебного заседания, но только в том случае, когда они несут важную для установления истины по делу информацию. В связи с тем, что процессуальные мероприятия направлены на раскрытие дела, а провести их непосредственно в зале суда нельзя, то используются рассматриваемые документы в совокупности с видеозаписями, формирование которых не является обязательным.

Протокол обязательно должен иметь подпись подозреваемого, участвующего в следственном действии и следователя. Информация документа обязательного подлежит максимально подробному изложению, краткое описание мероприятия не допускается.

Ещё один вид – иные документы. Проблема их установления в том, что нередко происходит путаница с рассмотренными выше предметами. Для установления характера материалов, достаточно проверить их на наличие признаков вещественности.

  1. Фотографии.
  2. Видеозаписи.
  3. Документы, в том числе уполномоченных органов (рапорта, запросы и так далее).
  4. Иные подобные материалы.

Хранение данного вида осуществляется следственным органом на протяжении всего процесса расследования.

Законные владельцы таких материалов могут подать ходатайство, по которому документы должны быть ему возвращены в обязательном порядке. Это также является отличием от вещественных объектов, поскольку последние неразрывно связаны со способом совершения преступления или являются предметом посягательства, что не допускает досрочного их возврата владельцам.

Проверка и оценка

Процесс доказывания основывается на данных, полученных при проведении расследования. Такая процедура предполагает несколько этапов, которые совершаются следователями, дознавателями, экспертами и даже судом. Однако основные мероприятия, от которых зависит реализация доказательств, их приобщение к делу и дальнейшее использование для принятия решения, это проверка и оценка имеющейся информации.

После изъятия объекта сразу следует провести его проверку на допустимость и относимость. Без указанного действия дальнейшая процедура будет невозможна.

Проверку осуществляет суд и следственные органы. Смысл данного мероприятия в том, чтобы провести сопоставление полученных сведений с теми, что уже имеются. Проверяются источники, из которых данные были предоставлены, их относимость к делу, объём информации, отсеивание ненужной информации. Проверка формирует общее представление о предмете, документе, который может отсылать к тем обстоятельствам, что позволят установить истину.

Также проверка предполагает дополнительный сбор сведений. Недостаточно использовать имеющиеся на руках материалы, чтобы определиться с допустимостью и относимостью сведений. Следует добывать новые улики, которые пусть и косвенно, но будут подтверждать, что ранее полученные материалы способны помочь при раскрытии преступления.

Ещё одно важное действие при приобщении того или иного материала к делу, это оценка. Для неё существуют отдельные критерии, на которые необходимо опираться следствию. Здесь следует обратить внимание на свойства улик. На данном этапе необходимо определить допустимость сведений для расследования, относятся ли они к случившемуся, и какова степень достоверности информации. Всё это в совокупности покажет степень достаточности.

Оценка приводит к одному из двух результатов: признание и использование материала или его исключение из расследования.

Участвовать в данной процедуре и требовать признания недопустимости могут следующие лица:

  • прокурор;
  • следственный аппарат;
  • подозреваемый и его защитник;
  • суд.

Подобное решение принимается самостоятельно каждым из субъектов, за исключением подозреваемого. Он может направить ходатайство, а следователь или прокурор обязан его рассмотреть и вынести постановление. Решение не всегда будет являться положительным.

Таким образом, любые фактические сведения, предметы и иные материалы могут служить подтверждением преступления, при условии, что они имеют отношение к расследованию, позволяют установить истину по делу, и получены без нарушений процессуального законодательства. Определены конкретные виды доказательств, которые могут иметь различные формы закрепления. Ответственными за исследование, проверку, оценку и хранение всех материалов на протяжении расследования являются следователи, дознаватели, прокурор.

Допустимость доказательства упк рф

Статья 60. Допустимость доказательств

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Комментарий к статье 60

1. Принцип допустимости доказательств состоит в том, что суд может использовать только предусмотренные законом виды доказательств и не может допускать по отдельным категориям гражданских дел определенные средства доказывания. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. В простой письменной форме должны совершаться за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения:

1) сделки юридических лиц между собой и с гражданами;

2) сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки (ст. 161 ГК РФ).

2. В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» в отношении детей, родившихся после введения в действие Семейного кодекса РФ (т.е. 1 марта 1996 г. и после этой даты), суд, исходя из ст. 49 СК РФ, принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. К таким доказательствам относятся любые фактические данные, установленные с использованием средств доказывания, перечисленных в ст. 49 ГПК РСФСР (ст. 55 ГПК РФ). В отношении детей, родившихся до введения в действие Семейного кодекса РФ, суд, решая вопрос об отцовстве, должен руководствоваться ч. 2 ст. 48 КоБС РСФСР, принимая во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка, или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства. Таким образом, при доказывании отцовства в отношении родившегося до 1 марта 1996 г. «генная дактилоскопия» как вид экспертизы не может подтвердить совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка, или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или быть доказательством, с достоверностью подтверждающим признание ответчиком отцовства, и, следовательно, не является допустимым доказательством.

Российская газета. 1996. 5 нояб.

3. По делам особого производства также могут быть предусмотрены определенные средства доказывания. Например, по делу о признании гражданина недееспособным обязательным доказательством является заключение судебно-психиатрической экспертизы, которую не смогут заменить другие доказательства.

4. В том случае, если решение основано на недопустимых доказательствах, оно подлежит отмене. Так, Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 сентября 1995 г. было отменено решение суда по нижеизложенному делу как основанное на недопустимых доказательствах. Фирма «ХМХ Гамбургер металл хандель ГМБХ» предъявила в суд иск к Северо-Западному таможенному управлению о возврате 100 тонн никеля и 25 тонн меди, приобретенных по договору купли-продажи с АОЗТ «Ряд», которые таможня задержала, наложив на металл арест.

В заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ представители фирмы заявили, что у них нет договоров с предприятиями, фирмами в Российской Федерации на переработку, передачу, использование никеля и меди на территории России.

В материалах дела не имеется допустимых доказательств.

Суд принял в качестве доказательств лишь ксерокопии документов, в т.ч. договора купли-продажи, соответствие которых подлинникам не удостоверено, а в судебном заседании достоверность ксерокопий не была проверена, перевод документов с немецкого языка на русский осуществлен лицом, не предупрежденным об ответственности по ст. 181 УК РСФСР за заведомо неправильный перевод (ст. 152 ГПК РСФСР — ч. 4 ст. 162 ГПК РФ).

Выводы суда по этим обстоятельствам основаны на недостаточно полно проверенных материалах дела.

Документы, которые суд принял как доказательства оплаты по договору стоимости металла, в подлинниках в деле отсутствуют, есть лишь их ксерокопии, не удостоверенные в установленном порядке. Данных о том, что суд обозревал подлинники документов, в протоколе судебного заседания нет.

Стороны же, заключившие договор, давали разные и противоречивые объяснения по поводу того, как произведена оплата металла. В связи с допущенными судом нарушениями, в т.ч. ст. 54 ГПК РСФСР (ст. 60 ГПК РФ), решение подлежало отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

20. Источники доказательств в уголовном процессе рф. Их допустимость.

Для уголовно-процессуального познания не могут использоваться произвольные средства и способы. Средствами познания в уголовном процессе служат доказательства.

УПК определяет доказательства как любые сведения, на основе которых органы предварительного расследования, прокурор и суд в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по УД, и иных обстоятельств, имеющих значение для УД (ст. 74).

Такие фактические данные могут быть получены только из определенных, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК источников:

показаний обвиняемого и подозреваемого;

показаний потерпевшего и свидетеля;

заключения и показаний эксперта;

заключения и показаний специалиста;

протоколов следственных и судебных действий;

То есть понятие доказательства составляет неразрывное единство содержания (сведения о фактических данных) и процессуальной формы (источника, в котором эти данные содержатся).

Для того чтобы фактические данные могли использоваться в качестве судебных доказательств, они должны обладать свойствами относимости и допустимости. Относимость доказательства означает его способность по своему содержанию устанавливать обстоятельства, для доказывания которых оно используется. Допустимость доказательства в широком смысле означает его законность, т.е. получение и использование в точном соответствии с правилами, установленными законом. Статья 75 УПК специально посвящена данному свойству доказательств. В соответствии с данной нормой недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любых обстоятельств, имеющих значение для разрешения УД.

К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого и обвиняемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствии защитника и не подтвержденные ими в судебном разбирательстве;

2) показания потерпевшего и свидетеля, основанные на догадках, предположениях и слухах, и те, источник которых не известен;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК.

21. Контроль и запись переговоров.

Контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК). При наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, о тяжких и особо тяжких преступлениях только на основании судебного решения (ст. 165 УПК).

При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения.

Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган на срок до шести месяцев. Контроль прекращается не позднее окончания предварительного расследования. Следователь в любое время вправе истребовать от органа, осуществляющего контроль и запись переговоров, фонограмму дня осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде. О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием понятых и при необходимости специалиста, а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором излагается имеющая отношение к уголовному делу часть фонограммы. Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела как вещественное доказательство и хранится в условиях, исключающих ознакомление с ней иных лиц.

22. Дать анализ постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 г. №1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ». Значение руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ для уголовного судопроизводства.

Разъясняются отдельные вопросы, возникающие в судебной практике по применению некоторых норм УПК РФ.Так, вынесение приговора не может рассматриваться как нарушение прав подсудимого на защиту, если отказ от защитника был заявлен в письменном виде или отражен в протоколе соответствующего процессуального действия.Заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При этом суду следует устанавливать основания для такой изоляции лица от общества. К таким обстоятельствам могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т.п. Судья вправе в ходе предварительного слушания по ходатайству стороны или по собственной инициативе решить вопрос об избрании в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления, в качестве меры пресечения заключения под стражу.Подчеркивается, что право обжалования судебного решения предоставлено не только государственному обвинителю, но и не принимавшему участия в судебном разбирательстве вышестоящему прокурору.Если подсудимый не согласен с некоторыми эпизодами обвинения или выражает несогласие с основаниями или объемом предъявленного гражданского иска, его ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства удовлетворению не подлежит. В этих случаях дело должно рассматриваться на общих основаниях.

Относимость и допустимость доказательств по Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. Оценка доказательств в гражданском процессе

Правило относимости доказательств заключается в том, что суд должен допускать и исследовать только относящиеся к делу доказательства.

Относящимися же к делу являются доказательства, которые могут подтвердить или опровергнуть существование того или иного искомого факта, то есть содержат сведения об искомых юридических фактах. Относящимися к делу являются также доказательства, из которых можно получить сведения о доказательственных фактах и о фактах, имеющих процессуальное значение.

Право суда отобрать только относящиеся к делу доказательства установлено ст. 59 ГПК: «Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела». Если доказательство к делу не относится, оно не имеет для него значения, и суд в соответствии со ст. 59 ГПК не должен это доказательство допускать: он не принимает его к рассмотрению, отказывает в истребовании или устраняет из дела.

Правило об относимости доказательств находит выражение и в нормах, касающихся отдельных видов доказательств. Так, согласно ч. 2 ст. 69 и ч. 2 ст. 57 ГПК лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, об истребовании или допущении письменного или вещественного доказательства, обязано указать, какие обстоятельства могут быть установлены соответствующими доказательствами. Такое указание дает суду возможность определить, относится ли доказательство к делу, и решить вопрос о его допущении или истребовании.

Значение правила об относимости доказательств заключается в том, что оно позволяет правильно определить объем доказательственного материала, отобрать только те доказательства, которые действительно нужны для установления фактических обстоятельств дела, и устранить из процесса все ненужное, не относящееся к делу, загромождающее процесс.

Под допустимостью доказательств понимают, во-первых, правило, в силу которого суд может использовать только предусмотренные законом виды доказательств: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов, аудио- и видеозаписи. Других, не предусмотренных законом доказательств, суд допускать не вправе. Именно в таком смысле обычно говорят о допустимости доказательств в теории уголовного процесса.

Но в гражданском процессе правило допустимости доказательств имеет еще и другое содержание. В ст. 60 ГПК, озаглавленной «Допустимость доказательств», говорится: «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами».

Таким образом, в гражданском процессе возможны случаи, когда те или иные обстоятельства, согласно прямому указанию закона, не могут доказываться любыми доказательствами. Сама ст. 60 ГПК таких случаев не называет, она допускает лишь возможность их установления. Конкретные ограничения в использовании доказательств устанавливаются другими нормами.

Наиболее известный случай – ст. 162 ГК. Она вводит ограничение в использовании свидетельских показаний: если при совершении сделки была нарушена обязательная простая письменная форма, то в случае спора стороны не вправе ссылаться на свидетельские показания. Другой случай недопустимости свидетельских показаний установлен ст. 812 ГК. Она запрещает доказывать с помощью свидетелей «безденежность» договора займа, то есть что деньги или вещи на самом деле не были получены от кредитора взаймы или были получены в меньшем размере, чем указано в договоре. Свидетельские показания не допускаются для оспаривания договора займа по безденежности в тех случаях, когда договор должен быть заключен в письменной форме.

Таким образом, правила допустимости доказательств содержат отдельные, предусмотренные законом ограничения в использовании доказательств для установления определенных фактов.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, где приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такой документ или иное письменное доказательство исходит от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписан лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержит все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Единый гражданский процессуальный кодекс РФ: Видео

Допустимость доказательства упк рф

2.1Относимость доказательств

Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу признаются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно–процессуальным кодексом, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Согласно приведенному выше законодательному определению доказательств, обстоятельства, подлежащие доказыванию, посредством совокупности доказательств устанавливает не только суд, но также прокурор, следователь и дознаватель. Иначе говоря, сведения, полученные в ходе предварительного расследования и в судебном разбирательстве, одинаково признаются доказательствами. Однако не следует полагать, что все доказательства, полученные прокурором, следователем, дознавателем, т. е. стороной обвинения, имеют равный процессуальный статус с доказательствами, полученными непосредственно в суде. Согласно ст. 276 и ст. 281 УПК РФ, протоколы допросов, полученные ранее, не могут оглашаться и использоваться в судебном разбирательстве наравне с показаниями подсудимых, потерпевших и свидетелей, данных непосредственно в судебном разбирательстве. Способность доказательств устанавливать наличие или отсутствие искомых по делу обстоятельств получила в теории судопроизводства название относимости доказательств. Относимость – необходимое качество любого доказательства. Если сведения не имеют никакого значения для данного уголовного дела, они не должны признаваться доказательствами. Вместе с тем указанная способность доказательств не всегда несомненна, но может носить и предположительный, вероятностный характер. Так, например, при поведении осмотра места происшествия следователь детально отражает в протоколе этого следственного действия все обнаруженное при осмотре, хотя многие из описанных в протоколе обстоятельств в дальнейшем могут оказаться не имеющими значения для дела. Однако на момент проведения осмотра имеется вероятность того, что любое из обнаруженных следователем обстоятельств может иметь для дела то или иное значение, поэтому они признаются относимыми. Если в ходе дальнейшего производства выяснится, что, на взгляд следователя, собранные сведения отношения к делу не имеют, они, тем не менее, продолжают оставаться в материалах этого дела, поскольку оценка доказательств осуществляется и другими участниками судопроизводства, которые могут иметь на этот счет иное мнение. Кроме того, не исключено, что в свете вновь собранных по делу доказательств эти сведения могут оказаться все же значимыми для дела. 19 Оценка относимости доказательства не имеет столь определенного критерия, как запреты на допустимость доказательств, прописанные в законе. Вывод об относимости или неотносимости доказательства является результатом сопоставления содержания доказательства с указанным в законе обстоятельством, подлежащим доказыванию (ст.73 УПК РФ). Однако, поскольку установление обстоятельств, необходимых для разрешения дела, достигается чаще всего через установление иных обстоятельств, так называемых “промежуточных фактов”, то определение относимости этих обстоятельств требует от правоприменителя его суждения о том, может ли обстоятельство иметь значение для установления других обстоятельств по делу и, наконец, тех обстоятельств, которые указаны в ст.73 УПК РФ. Эта “относимость” заложена в доказывании на основе косвенных доказательств. Для определения относимости доказательств важное значение имеет понимание целей доказательственной деятельности и совесть правоприменителя, не позволяющая ему занять одностороннюю позицию по делу, пренебречь требованиями закона об обеспечении справедливого судебного разбирательства. Оценка достоверности доказательства лишена каких–либо формальных критериев, показателей. Здесь полностью действует принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению следователя, дознавателя, прокурора и суда, которое должно сформироваться в результате соблюдения правил собирания и проверки доказательства всеми предусмотренными законом способами. Вывод о достоверности или недостоверности конкретного доказательства достигается путем сопоставления его с другими доказательствами по делу, поэтому только оценка доказательств в их совокупности может привести к правильному выводу, отмечает А.В.Смирнов. Надо учитывать, что оценка достаточности доказательств производится не только применительно к окончательному на той или иной стадии решению, она необходима и для принятия решения по тем или иным вопросам, возникающим в ходе производства по делу, в том числе и по таким важным для судьбы всего дела вопросам, как привлечение лица в качестве обвиняемого, избрание меры пресечения и др. Поэтому, оценивая доказательства, надо всегда ставить вопрос о том, применительно к какому решению и на каком этапе производства по делу дается оценка доказательств. Достаточность доказательств оценивается в зависимости от того, какие требования к установлению тех или иных обстоятельств выдвигает закон. Одни решения могут быть приняты, когда собранных доказательств достаточно для предположительного вывода, они дают основание полагать о наличии или возможности наступления каких–либо обстоятельств. Применительно к другим решениям достаточность доказательств оценивается в зависимости от того, приводят ли они к убеждению в доказанности фактических обстоятельств вне разумных сомнений (например, обвинительный вердикт – ч.2 ст.343 УПК РФ, обвинительный приговор – ч.4 ст.302 УПК РФ). Основу правил доказательственной деятельности составляет презумпция невиновности. Из нее следует, что бремя доказывания вины обвиняемого лежит на обвинителе, неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого. (ст.49 Конституции РФ). Практически это означает, что доказательства признаются достаточными (не количественно, а по содержанию) для постановления обвинительного приговора, когда они убеждают суд в доказанности вины обвиняемого. Если обвинение не опровергло доводы или доказательства защиты и остались неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, должен быть вынесен оправдательный приговор или обвинение изменено в лучшую для обвиняемого сторону. Оценка достаточности доказательств на любом уровне познания достигается путем оценки совокупности доказательств по внутреннему убеждению, которое должно формироваться у лица, оценивающего доказательства свободно и беспристрастно, без какой–либо зависимости от мнений и желаний других лиц. Таким образом, согласно приведенному выше законодательному определению доказательств, обстоятельства, подлежащие доказыванию, посредством совокупности доказательств устанавливает не только суд, но также прокурор, следователь и дознаватель. Иначе говоря, сведения, полученные в ходе предварительного следствия и в судебном разбирательстве, одинаково признаются доказательствами. Однако не следует полагать, отмечает А.В.Смирнов, что все доказательства, полученные прокурором, следователем, дознавателем, т. е. стороной обвинения, имеют равный процессуальный статус с доказательствами, полученными непосредственно в суде. Так, согласно ст. 276 и ст. 281 УПК РФ, оглашение показаний подсудимого либо потерпевшего и свидетеля, данных, в частности, при производстве предварительного следствия может иметь место лишь в строго определенных случаях. Это значит, что существуют, по крайней мере, два вида доказательств, обладающих неодинаковым юридическим значением, а именно, – доказательства, собранные на досудебных стадиях процесса, и собственно судебные доказательства. 20

Согласно вышеуказанному определению, доказательства должны быть получены лишь в порядке, определенном Уголовно–процессуальным кодексом. Соответствие доказательства требованиям норм уголовно–процессуального права называют допустимостью доказательства. Вместе со свойством относимости она создает достаточные условия для признания сведений доказательством по делу. Отступление от установленной правовой формы может привести к недопустимости доказательства, лишению его юридической силы и невозможности использования в процессе доказывания. По буквальному смыслу ч. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимость доказательства связывается с нарушением лишь требований самого кодекса, однако, согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, “при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона”. Конституция, таким образом, признает недопустимыми доказательства, собранные субъектами доказывания с нарушением любого федерального закона, а не только УПК РФ. Конституционная норма в случае коллизии имеет преимущество перед отраслевой, поэтому ч. 1 ст. 75 УПК РФ следует, на мой взгляд, толковать расширительно – в соответствии с текстом Конституции РФ. В противном случае доказательства, полученные органом дознания, например, в результате незаконных оперативно–розыскных мероприятий, и оформленные с внешним соблюдением уголовно–процессуальной формы могли бы считаться допустимыми. Например, оперативными сотрудниками органа дознания была проведена проверочная закупка наркотического вещества с последующим проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц без получения на то предварительного разрешения суда, несмотря на то, что этого требует ч. 2 ст. 8 Федерального закона “Об оперативно–розыскной деятельности”. Если изъятые или выданные в ходе такой закупки наркотическое вещество и денежные купюры были осмотрены с соблюдением процессуальных правил, то по прямому смыслу ч. 1 ст. 75 УПК РФ они должны были бы признаваться допустимыми доказательствами, ибо требования кодекса формально нарушены не были. Однако это противоречит федеральному закону “Об оперативно–розыскной деятельности” и Конституции РФ, поэтому собранные таким способом доказательства на самом деле недопустимы. Иное может привести к подмене процессуальных действий оперативно–розыскными в целях незаконного добывания будущих доказательств, когда процессуальная форма используется в качестве “ширмы” для нарушения конституционных прав личности. Закон устанавливает перечень случаев, когда доказательство должно быть признано недопустимым. Так, к недопустимым доказательствам отнесены показания подозреваемого или обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). Это положение служит важной гарантией против самооговора и признания вины обвиняемым и подозреваемым под воздействием физического или психического насилия. Обращает на себя внимание то, что условие отсутствия защитника включает в себя и отказ от защитника самим обвиняемым или подозреваемым. Таким образом ставится преграда попыткам недобросовестных следователей и работников органов дознания склонить обвиняемого и подозреваемого к формально добровольному отказу от защитника, за которым обычно стоит вынужденный отказ от защитника либо незаконная попытка “обменять” признательные показания на облегчение положения обвиняемого, подозреваемого (обещание не применять в качестве меры пресечения заключение под стражу, содействовать прекращению уголовного преследования и т.п.). Необходимо так же отметить, что доказательства, полученные в ходе следственных действий без участия адвоката, являются недопустимыми, если к моменту проведения данных следственных действий подозреваемым было заявлено ходатайство об участии в деле адвоката. В п. 2 ч. 2 ст. 75 содержится также запрет на использование так называемых показаний “по слуху”, т. е. показаний потерпевшего, свидетеля, основанных на догадке, предположении, слухе, а также показаний свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Основанием данной нормы является, во–первых, то соображение, что доказательством могут служить лишь сведения о конкретных обстоятельствах дела, но не предположения и догадки, и, во–вторых, то, что сведения, основанные на слухах или полученные из неизвестных источников, весьма ненадежны, а их проверка часто бывает крайне затруднительна. В то же время, в отличие от показаний свидетеля, законодатель не счел необходимым объявить недопустимыми показания потерпевшего, если тот не может указать источник своей осведомленности. Предполагается, что потерпевший как правило сам является первоисточником данных о совершенном преступлении и редко может давать показания по слуху. Недопустимыми, согласно п. 3 ч. 2 ст. 75, являются и все иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. В целом, требования допустимости доказательств, установленные уголовно–процессуальным законом, или вытекающие из его содержания, следующие: — Правило о надлежащем источнике доказательств. Источники доказательств – это лица, от которых исходят доказательственные сведения: обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель, эксперт, специалист, гражданский истец, ответчик и их представители; государственные органы, физические и юридические лица, от которых исходят документы; лица, участвовавшие в составлении протокола следственного действия (следователь, дознаватель, понятые и т. д.); лица, представившие вещественные доказательства. В процессуальной литературе была высказана и другая точка зрения, состоящая в том, что источниками доказательств являются не лица, а процессуальная форма, в которой зафиксирована доказательственная информация: показания, заключения экспертов, протоколы следственных действий, иные документы, предметы, обладающие признаками вещественных доказательств. Однако такая позиция не соответствует закону. Как сказано в п. 2 ч. 1 ст. 75, к недопустимым доказательствам относятся показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В данной норме под источниками осведомленности подразумеваются именно лица, от которых свидетель получил относящиеся к делу сведения. 21 Определение лиц как источников доказательств позволяет предъявлять к ним соответствующие процессуальные требования допустимости, отличные от тех, которые установлены для процессуальной формы исходящей от этих лиц информации (показаний, протоколов, заключений, документов и т. д.). Первым из них является требование известности и проверяемости первоисточника сведений. Под первоисточником следует понимать лицо, которое непосредственно воспринимало искомые события и обстоятельства. Если такое лицо неизвестно, то проверка достоверности полученных от него сведений, как правило, невозможна либо представляет большую сложность. Именно поэтому закон, как было отмечено выше, требует отвергать показания свидетеля, не могущего указать источник своей осведомленности. Не могут служить доказательствами оперативно–розыскные данные (даже если они изложены в рапорте, подписанном сотрудником оперативно–розыскного органа), первоисточником которых является неназванное лицо, оказывающее содействие правоохранительным органам на конфиденциальной (негласной) основе. Требования к источникам доказательств не ограничиваются необходимостью знания первоисточника. Кроме этого, закон устанавливает определенные условия для ряда источников доказательств, которым они должны соответствовать. Это условия правосубъектности (т. е. способности лица иметь в уголовном процессе права и обязанности и осуществлять их своими действиями), в том числе как источника доказательств. Так, свидетелем не может быть судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат, защитник подозреваемого и обвиняемого по данному делу – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью в связи с ее оказанием); священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий (ст. 56 УПК РФ). Условия правосубъектности, имеющие значение для допустимости их как специфических источников доказательств, предусмотрены законом также для подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, эксперта, специалиста и т.д.; — Правило о надлежащем субъекте доказывания. К числу субъектов, правомочных проводить действия по собиранию доказательств, относятся: следователь, дознаватель, прокурор, защитник, суд (ч. 1, 3 ст. 86 УПК РФ). Все они вправе не только участвовать в исследовании доказательств, но вправе и собирать их. Причем результатом этой деятельности являются именно доказательства, в то время как другие участники (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители), принадлежащие к категории источников доказательств, в лучшем случае, могут представлять лишь предметы и документы, которые становятся доказательствами только после приобщения их к материалам дела органами предварительного расследования или судом (ч. 2 ст. 86 УПК РФ). Следователь может выполнять роль надлежащего субъекта действий по собиранию доказательств при соблюдении следующих условий:

а) отсутствуют основания для его отвода (ст. 67 УПК РФ);

б) соблюдены правила, касающиеся подследственности (ст. 151 УПК РФ);

в) уголовное дело принято им к своему производству, о чем имеется запись в постановлении о возбуждении уголовного дела либо в отдельном постановлении;

г) имеется отдельное поручение следователя другой территориальной подследственности;

д) имеется решение прокурора о производстве предварительного следствия группой следователей, в которую включен и данный следователь. Аналогичные условия в основном предусмотрены и для дознавателя при производстве им дознания как самостоятельной формы предварительного расследования. Однако, не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно–розыскные мероприятия (ч. 2 ст. 41 УПК РФ). Иные сотрудники органа дознания могут быть надлежащими субъектами действий по собиранию доказательств, если: а) отсутствуют основания для их отвода (ст. 62 УПК РФ); б) имеются основания для проведения неотложных следственных действий (ст. 157 УПК РФ) либо в) имеется письменное поручение прокурора или следователя о производстве органом дознания отдельных следственных действий (п. 4 ч. 2 ст. 38, п. 2 ч. 3 ст. 39 УПК РФ), или г) имеется отметка в протоколе следственного действия о привлечении к участию в следственном действии должностного лица органа дознания, осуществляющего оперативно–розыскную деятельность. Прокурор является субъектом действий по собиранию доказательств, когда: а) отсутствуют основания для его отвода (ст. 66 УПК РФ); б) он принимает уголовное дело к своему производству (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ); в) участвует в производстве предварительного расследования и лично производит отдельные следственные действия (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Защитник также вправе собирать доказательства путем: а) получения предметов, документов и иных сведений; б) опроса лиц с их согласия; в) истребования справок, характеристик, иных документов (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем (ч. 1 ст. 25 Федерального закона от 15.05.02 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»). Суд становится надлежащим субъектом действий по собиранию доказательств при соблюдении следующих условий: а) отсутствуют основания для отвода судьи или судей (ст. 61 УПК РФ), б) соблюдены правила подсудности (ст. 31 УПК РФ), в) дело распределено данному судье председателем суда, либо данные судьи назначены для рассмотрения дела коллегиальным составом. Для того, чтобы полученное доказательство могло быть допустимым, должен быть избран лишь тот способ собирания доказательств, который по своему содержанию предназначен законом для данной ситуации. Произвольная подмена надлежащего способа доказывания каким–либо другим незаконна. Так, недопустимо проведение допроса или очной ставки, если необходимо предъявление лица или предмета для опознания; осмотра вместо обыска; наложения ареста на имущество вместо выемки; производство допроса эксперта вместо проведения дополнительной экспертизы и т. д. Каждое следственное действие построено таким образом, что в соответствующих условиях в максимальной степени обеспечивает достоверность информации данного вида. Поэтому подмена его неприспособленным для этого действием может оставлять неустранимые сомнения в соответствии полученных результатов действительности. Пригодность того или иного следственного действия для извлечения доказательственной информации определяется, прежде всего, целями, установленными для него законом; — Правило законной процессуальной формы собирания доказательств. Уголовно–процессуальный закон устанавливает определенные условия, процедуру и гарантии (процессуальную форму) проведения действий по собиранию доказательств. Если эти требования не соблюдены, полученное доказательство может вызывать неустранимые сомнения в своей достоверности, а права и законные интересы участников таких процессуальных действий могут быть существенно и необратимо нарушены. Результатом этого часто является недопустимость полученных сведений в качестве доказательств даже при условии законности источника и вида способа собирания доказательств. Так, например, проведение обыска до возбуждения уголовного дела, без вынесения соответствующего постановления и т. д. влечет за собой недопустимость всех полученных в результате этого следственного действия сведений; — Правило законной процедуры проверки доказательств. Иногда закон предполагает или прямо устанавливает определенную последовательность действий по проверке доказательств. В процессуальной литературе высказана точка зрения, что любое процессуальное нарушение, т. е. отступление буквально от всякого предписания, содержащегося в нормах закона, касающихся собирания и проверки доказательств, ведет допустимости. Следует, однако, учесть, что речь идет о нарушении требований кодекса в целом, а не отдельных его предписаний. Если закон предусматривает средства и способы, с помощью которых можно нейтрализовать последствия нарушения отдельных его предписаний, доказав, что они не повлияли на соблюдение основных начал уголовного судопроизводства (прежде всего, принципов равенства сторон и независимости суда как основополагающих принципов–максим состязательного процесса), то при успешном применении таких средств и способов уже нельзя сказать, что такое доказательство использовано для доказывания в нарушение закона. Так, например, непредупреждение свидетеля о его праве не давать показания против себя и своих близких несомненно является весьма серьезным процессуальным нарушением. Однако, если будет доказано (в том числе, и объяснениями самого свидетеля), что это никак не повлияло на добровольность данных им показаний, а значит, и на сохранение равенства сторон, суд, как нам представляется, вправе признать полученные показания допустимыми. Нельзя утверждать, что такое доказательство использовано судом в нарушение закона, так как именно с помощью средств и способов, предусмотренных законом, процессуальное нарушение было нейтрализовано. Нарушения, поддающиеся подобному “излечению”, следует считать опровержимыми, или устранимыми. Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для принципов состязательного судопроизводства, ее результаты в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а допущенные нарушения неустранимыми. Нельзя устранить, например, такое нарушение, как получение от обвиняемого признательных показаний путем применения к нему пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения. В результате такого нарушения процесс перестал отвечать требованиям справедливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном положении. Возместить правосудию столь жестокий урон невозможно. Вместе с тем не все процессуальные нарушения (даже неустранимые), допущенные в ходе производства по делу, являются существенными для получения доказательств. Так, присутствие в зале, где происходит судебное следствие, лица, в возрасте до 16 лет, если оно не является участником уголовного судопроизводства, и если на то нет разрешение председательствующего – есть процессуальное нарушение (ч. 6 ст. 241), но оно является несущественным для получения в судебном заседании доказательств, а потому не должно приводить к их недопустимости. То же самое можно сказать о нарушении порядка вызова свидетеля (ст. 188), когда свидетель вызван на допрос не повесткой, а, например, по телефону; военнослужащий (офицер) – не через командование воинской части, а повесткой, доставленной по месту его жительства и т. д. Это, конечно, не означает, что подобные нарушения не влекут никаких юридических последствий. Однако санкцией за них является не признание полученных доказательств недопустимыми, а применение других правовых средств: например, вынесение судами частных постановлений или определений, принятие мер дисциплинарного воздействия к нарушителям. В УПК РФ предусмотрены гарантии своевременного выявления и блокирования недопустимых доказательств: 1. Согласно ч. 3, 4 ст. 88, при наличии на то оснований, прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе. 2. В соответствии с ч. 1 ст. 125 постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их действия (бездействие) и решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту проведения предварительного расследования. В соответствии с ч. 2 ст. 50 главы 2 («Права и свободы человека и гражданина») Конституции конституционным правом является, в частности, исключение из процесса доказательств, полученных с нарушением закона. 22 Следовательно, незаконные действия или бездействие органов расследования и прокурора, а также их решения при получении доказательств, принятые с нарушением закона (о приобщении к делу, о принудительном освидетельствовании, осмотре против воли лиц и т. д.), могут быть обжалованы в суд с требованием об исключении соответствующих незаконно полученных доказательств. Представляется, что отказ в удовлетворении ходатайств о собирании относящихся к делу доказательств также можно обжаловать, поскольку это нарушает, во–первых, конституционное право (ч. 4 ст. 29 Конституции) свободно искать информацию, а во–вторых, международные нормы и стандарты, например, право иметь достаточные возможности для подготовки своей защиты; право на очную ставку (подпункты “b” и “d” п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г.). Особого рассмотрения требует проблема так называемой асимметрии применения правил допустимости доказательств. Смысл ее состоит в различных правовых последствиях нарушений, допущенных при получении доказательств, для стороны обвинения и стороны защиты. Возможно, при решении этого вопроса следует исходить из правил о преимуществе защиты и толковании сомнений в пользу обвиняемого (подозреваемого). Согласно ч. 3 ст. 14, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Это правило распространяется и на толкование сомнений в отношении допустимости доказательств. Так, если следователь, прокурор, дознаватель, суд получили оправдывающее обвиняемого доказательство с нарушением законного порядка, оно по ходатайству стороны защиты должно быть признано допустимым, ибо в любом случае порождает определенные сомнения в виновности обвиняемого. Бремя доказывания при ошибках обвинения не может быть возложено на обвиняемого. Однако принятие судом подобных доказательств не исключает оценки с точки зрения достоверности, в том числе, с учетом нарушений, допущенных при их получении. Иначе должен решаться вопрос, когда сама сторона защиты представила доказательства, полученные ей самой с нарушением закона. В этих случаях доказательства могут быть признаны недопустимыми при условии, если факт нарушения закона стороной защиты доказан обвинителем, а само нарушение является существенным и неустранимым. Основанием для этого вывода может служить не только ч. 2 ст. 75, но и конституционная норма, устанавливающая, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию только законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). Так, например, если защитник при собирании доказательств путем опроса, применил к опрашиваемому лицу незаконные меры – запугивание и угрозы, доб ившись от него подтверждения алиби обвиняемого, то, полученные письменные объяснения лица не могут считаться допустимыми доказательствами. 23

Смотрите еще:

  • Курсовая работа конституционное право Курсовая работа конституционное право Работ в текущем разделе: [ 1280 ] Дисциплина: Конституционное право Российской Федерации На уровень вверх Тип: Курсовая работа | Цена: 650 р. | Страниц: 27 | Формат: doc | Год: 2012 | КУПИТЬ | Получить демо-версию работы […]
  • То автомобиля для страховки архангельск Осаго и техосмотр ВАЖНО! При оформлении полиса обязательного страховая автогражданской ответственности владельцев транспортных средств, Вы получаете бонус в сиде скидки на оформление страховки в следующем году. Сохраните полис ОСАГО и талон техосмотра, оформленный у […]
  • Пособие на второго ребенка в орле Детские пособия в Орле и Орловской области В 2018 году в Орловской области, как и в остальных регионах страны, социальная политика в отношении семей с детьми претерпит изменения. В частности, для разных видов пособий становятся все более актуальными принципы […]
  • Пункт 7 части первой статьи 77 тк рф Статья 77 ТК РФ. Общие основания прекращения трудового договора Основаниями прекращения трудового договора являются: 1) соглашение сторон (статья 78 настоящего Кодекса); 2) истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, […]
  • Совмещение оплата тк рф Как рассчитывается доплата за совмещение должностей на время отпуска Отпуск положен каждому сотруднику, но предприятие во время отпусков в преобладающем большинстве случаев не останавливает свою деятельность. Отсутствие одного сотрудника не должно сказаться на работе […]
  • Налоговые ставки на транспортное средство Клуб Газелистов Налог на транспортное средство Нравится Не нравится NCVDAleks 15 ноя 2011 Нравится Не нравится ВаЛеРа42rus 15 ноя 2011 Всем привет! Расскажите у кого какой налог на "Газель". Мне 8.11.11 пришло письмо счастья с налоговой с новой ставкой на […]
  • Дополнительное соглашение к договору о смене названия образец Дополнительное соглашение к трудовому договору: для чего нужен такой документ? За последние 10 лет должность рядового менеджера по продажам изменилась до неузнаваемости – обязанности изменились, многие процессы автоматизировались, часть полномочий пришли от […]
  • Как вернуть долг у депутата Совет 1: Как Греция хочет вернуть долг немцам Как Греция хочет вернуть долг немцам Где на современной карте мира находилась Троя Как уехать в Грецию Правительству Греции предложили ввести жесткую экономию, шестидневную рабочую неделю, сократить минимальную […]