108 ук рф с комментариями

Комментарии к СТ 108 УК РФ

Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Комментарий к статье 108 УК РФ:

1. При квалификации убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, следует помнить, что диспозиция данной статьи является ссылочной. Для правильного понимания сути преступления необходимо обратиться к ст. ст. 37 и 38 УК. Вместе с тем такие понятия, как «превышение пределов необходимой обороны» и «превышение мер, необходимых для задержания», являются оценочными и требуют учитывать всю совокупность фактических обстоятельств.

Более тщательно некоторые из них раскрываются в материалах судебной практики. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. (см. комментарий к ст. 37 УК) превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства. Но при этом следует учитывать новую редакцию ч. 1 ст. 37 УК, в соответствии с которой не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасных посягательств, если это деяние было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, и ч. 2.1 данной статьи, согласно которой не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Необходимо дополнительное судебное толкование, потому что причинение смерти посягающему, которое очень часто трактовалось как превышение пределов необходимой обороны, сейчас может признаваться правомерным. Важно помнить, что потерпевший при необходимой обороне находится в экстремальной ситуации, отражая нападение, и не может точно взвешивать и оценивать каждый свой шаг. Такой подход требует отграничивать убийство при превышении пределов необходимой обороны от убийства в состоянии аффекта. Последнее признается только тогда, когда убийство совершается по мотивам мести или ревности.

2. При неосторожном причинении смерти нападавшему или задерживаемому ответственность другой стороны исключается. При совершении данного преступления должностным лицом дополнительной квалификации по статьям о должностных преступлениях не требуется.
Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК, может быть совершено и с прямым, и с косвенным умыслом, тогда как деяние, наказуемое по ч. 2 ст. 108, по нашему мнению, совершается только с косвенным умыслом. Умысел, как правило, неопределенный, но при этом исключается квалификация действий обороняющегося или задерживающего как приготовление или покушение на преступление.
3. При оценке действий лица, причинившего смерть другому лицу в процессе его задержания за совершение преступления, следует помнить, что основная цель задерживающего — доставить лицо, совершившее преступление, в органы власти, при этом другими мерами сделать это не удается. Таким образом, причинение смерти в процессе задержания, по мнению большинства специалистов, недопустимо, но налицо коллизия норм уголовного закона и, например, Федерального закона «О полиции», в соответствии с которым при задержании опасных преступников допускается применение огнестрельного оружия. По нашему мнению, если при этом сотрудник полиции неосторожно относился к последствиям в виде смерти задерживаемого, то эксцесс задержания отсутствует, но если будет установлен умысел на причинение смерти и такие последствия наступят, то ответственность за превышение мер, необходимых для задержания, будет иметь место по ч. 2 ст. 108 УК.

Как оценить действия сотрудника правоохранительного органа, который, применяя огнестрельное оружие при задержании террориста или серийного убийцы и теряя надежды на его задержание, лишает его жизни в целях пресечения возможности совершения последним новых преступлений? Полагаем, что в такой ситуации квалификация действий сотрудника по ч. 2 ст. 108 вряд ли оправданна, хотя в этом смысле ст. 38 УК нуждается в более точной редакции.

Содеянное следует квалифицировать по ст. 108 УК и в случае убийства при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания, даже при наличии некоторых обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК (например, убийство двух или более лиц).

108 ук рф с комментариями

1. В ст. 108 УК по существу речь идет о двух самостоятельных преступлениях, имеющих сходство по объекту посягательства — жизни человека и обстоятельствам, смягчающим ответственность, и поэтому объединенных в одной статье. УК не содержал нормы об ответственности за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

2. В ст.ст. 37 и 38 УК говорится о том, что превышением пределов необходимой обороны и превышением мер при задержании признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства или являющиеся явно чрезмерными. Из этих общих положений следуют два принципиальных вывода: 1) убийство, предусмотренное ч. 1 или ч. 2 ст. 108 УК, является преступлением умышленным, хотя в ст. 108 УК по-прежнему форма вины не определена; 2) следователи и судьи ориентированы при выяснении обстоятельств такого убийства на сопоставление действий виновного и нападавшего или задерживаемого (оказавшегося потерпевшим) по характеру и степени общественной опасности и обстановке происшествия.

3. Действия, совершенные в состоянии необходимой обороны, в том числе и лишение жизни нападавшего, не влекут уголовной ответственности (см. комментарий к ст. 37 УК). Для применения ч. 1 ст. 108 УК должно быть установлено, что состояние необходимой обороны действительно имело место, но были превышены ее пределы.

4. Убийство может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 108 УК, когда: а) оно совершено в течение начавшегося и продолжающегося общественно опасного посягательства либо по его окончании, если для обороняющегося лица не был ясен момент окончания посягательства; б) обороняющееся лицо осознает, что посягательство окончилось, но, находясь под его впечатлением, причиняет нападающему смерть; в этом случае применение средств защиты должно быть ограничено мгновенными ответными действиями.

Пределы необходимой обороны могут быть признаны превышенными в связи с несоразмерностью средств защиты и нападения, включая интенсивность действий сторон, ценность защищаемого блага и характер наступивших последствий, равно как и в связи с запоздалой, но соразмерной окончившемуся нападению защитой.

При рассмотрении вопроса о превышении пределов необходимой обороны в связи с несоразмерностью средств защиты, помимо обстоятельств, указанных выше, следует учитывать: соотношение сил нападающего и обороняющегося, количество нападающих, место совершения нападения, обстановку нападения в целом. Все обстоятельства посягательства подлежат всестороннему анализу и оценке в их совокупности.

5. В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» было разъяснено, что состояние необходимой обороны возникает не только в момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом оконченного посягательства, если по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства. В то же время действия обороняющегося не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность должна наступать на общих основаниях (см. Бюл. ВС СССР, 1984, N 5, с. 10).

6. По нашему мнению, сохранило практическое значение и указание Пленума Верховного Суда СССР о том, что, разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды не должны механически исходить из требования соразмерности средств защиты и средств нападения, а также соразмерности интенсивности защиты и нападения, а должны учитывать как степень и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, так и его силы и возможности по отражению нападения (количество нападавших и оборонявшихся, их возраст, физическое состояние, наличие оружия, место и время посягательства и другие обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося). При решении этого вопроса необходимо учитывать то обстоятельство, что в случаях душевного волнения, вызванного нападением, его внезапностью, обороняющийся не всегда в состоянии точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты, что, естественно, может иногда повлечь и более тяжкие последствия, за которые он не может нести ответственность (см. Бюл. ВС СССР, 1970, N 1, с. 18).

7. Ограничение права гражданина на оборону от преступного посягательства по тем мотивам, что им не использована возможность обращаться за помощью к другим лицам, спастись бегством и т. п., противоречит закону (Бюл. ВС СССР, 1980, N 2, с. 14).

8. Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 постановления от 22 декабря 1992 г. указал, что не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство с превышением пределов необходимой обороны: двух или более лиц; женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; совершенное с особой жестокостью; способом, опасным для жизни многих людей; совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

9. Убийство квалифицируется не по ч. 1 ст. 108 УК, а по ст. 105 УК в тех случаях, когда миновало состояние необходимой обороны, отсутствовало состояние аффекта и установлены обстоятельства, отягчающие умышленное убийство.

Убийство квалифицируется не по ч. 1 ст. 108, а по ч. 1 ст. 105 УК в тех случаях, когда установлено, что состояние необходимой обороны миновало и отсутствовали обстоятельства, отягчающие убийство, когда насилие, в ответ на которое применены средства защиты, по своему характеру исключало состояние необходимой обороны, когда виновный руководствовался не мотивом необходимости защиты, а мотивом мести.

10. Убийство в драке само по себе не исключает возможности квалифицировать его как совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Если во время драки лицо, подвергшееся угрожавшему его жизни или здоровью нападению, действовало с целью защиты от этого нападения, необходимо установить, было ли действительно состояние необходимой обороны, превышены ли ее пределы.

11. Убийство квалифицируется не по ст. 108, а по ст. 107 применительно к тем случаям, когда посягательство окончилось, но лицо, подвергшееся нападению, находилось в состоянии сильного душевного волнения; когда насилие по своему характеру исключало состояние необходимой обороны; когда виновный руководствовался не мотивом (целью) необходимости защиты, а мотивом гнева, вызванного сильным душевным волнением.

12. По ст. 108 не могут квалифицироваться убийства, совершенные при помощи так называемых предупредительных мер (например, обматывание забора проводами, через которые пропускается электрический ток) с целью охраны собственности от «возможных воров». Такие убийства подлежат квалификации в зависимости о конкретных обстоятельств как убийство без отягчающих и без смягчающих обстоятельств или при отягчающих обстоятельствах либо как неосторожное убийство (Бюл. ВС СССР, 1969, N 1, с. 22 — 24).

13. Мнимая оборона (см. комментарий к ст. 37 УК) исключает уголовную ответственность лишь в тех случаях, когда обстановка происшествия давала лицу, применившему средства защиты, достаточные основания полагать, что имело место реальное посягательство, и оно не сознавало ошибочности своего предположения. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР по одному из дел указывается, что мнимая оборона предполагает одно обязательное условие: если необходимая оборона — наличие реального посягательства, то мнимая оборона — совершение действий, принятых за посягательство (Бюл. ВС СССР, 1971, N 2, с. 22). Исходя из этого принципиального подхода, было подчеркнуто, что если при мнимой обороне лицо причинило потерпевшему вред, явно превышающий пределы допустимого вреда в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны (Бюл. ВС СССР, 1970, N 1, с. 19).

14. Формулировка ч. 2 ст. 108 УК «при превышении мер, необходимых для задержания» сама по себе мало что говорит, но из нее следует, что, применяя средства, которые повлекут смерть, лицо, осуществляющее задержание, по обстоятельствам задержания должно сознавать, что иного выхода нет. Субъективное мнение этого лица о необходимости крайних мер должно согласоваться с характером совершенного посягательства, личностью преступника и с обстановкой, в которой происходит задержание.

15. При анализе обстоятельств, при которых может возникнуть вопрос о применении ч. 2 ст. 108 УК, прежде всего необходимо различать две группы обстоятельств: 1) когда при задержании не могут быть применены меры, сопряженные с возможностью причинения смерти; 2) когда при задержании могут применяться такие меры.

Очевидно, что при обстоятельствах, отнесенных к первой группе, нельзя говорить о превышении мер, необходимых для задержания. Ответственность за причинение смерти в таких случаях должна наступать на общих основаниях.

При обстоятельствах, отнесенных ко второй группе, возможны три ситуации:
а) преступник пытается скрыться (убегает, уезжает и т. п.);
б) оказывает сопротивление;
в) не оказывает сопротивления и не пытается скрыться.

При первой ситуации причинение смерти преступнику, совершившему тяжкое или особо тяжкое преступление, было бы правомерным, когда его задержание невозможно путем причинения менее тяжкого вреда. Если же такая возможность имелась, представляется, что ответственность должна наступить по ч. 2 ст. 108 УК.

Если смерть причинена задержанному лицу при оказании сопротивления (вторая ситуация), ответственность может наступить как по ч. 1, так и по ч. 2 ст. 108 УК, но ее может и не быть в зависимости от условий и обстановки задержания.

При третьей ситуации ответственность должна наступить за убийство по общим правилам квалификации этих преступлений.

16. Субъектом преступлений, предусмотренных ст. 108 УК, может быть лицо, достигшее 16 лет.

17. Должностные лица правоохранительных органов, а также военнослужащие за убийство при превышении пределов необходимой обороны и при превышении мер, необходимых для задержания, несут ответственность независимо от того, действовали ли они при исполнении служебных обязанностей.

Научно-практический комментарий:

1. Упомянутые в комментируемой статье смягчающие наказуемость обстоятельства имеют с признаками, характеризующими преступление, предусмотренное ст. 107 УК, общее: и в том и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его «вина». Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание в сторону его смягчения, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. ст. 108 и 107 УК.
2. В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (ст. 108 УК) виновный действует в общественно полезном направлении — защищает себя или других от объективно противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает меры для доставления преступника органам власти; это в целом одобряется и поощряется законом. Другое дело, что при этом виновный причиняет явно чрезмерный вред. Налицо, таким образом, два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений), а другой — общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).
3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения он приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.
4. Душевное волнение, в том числе аффект, учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов: 1) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (абз. 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.84 N 14). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16 УК, а не по ст. 108 УК; 2) превысило ли при этом лицо пределы. «В состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, — говорится в п. 9 названного выше Постановления, — обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты» .
———————————
Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. М., 1999. С. 62.

Если же будет признано, что виновный в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, превысил пределы необходимого, то согласно общим правилам квалификации при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается составу преступления, за совершение которого предусмотрено более мягкое наказание. Следовательно, содеянное должно быть квалифицировано по ст. 108 УК, а назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 УК вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления.
5. Потерпевший — лицо, посягающее (ч. 1 ст. 108 УК) или задерживаемое (ч. 2 комментируемой статьи).
6. Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии) — превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 комментируемой статьи). При уяснении признаков превышения необходимо руководствоваться положениями ст. ст. 37 и 38 УК.
7. Согласно ч. 2 ст. 38 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное — значит, очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного.
8. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов, следует учитывать не только соответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).
Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь ответственность по ч. 1 ст. 108 УК.
9. Применительно к убийству, предусмотренному ч. 2 ст. 108 УК, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 УК признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется очевидно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.
10. По смыслу закона при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку суть института задержания заключается в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого — крайняя мера, применяемая по фактам совершения только тяжких преступлений и в отношении особо опасных преступников, когда задержать иным путем и лишить возможности совершения задерживаемым новых преступлений не представляется возможным.
11. Субъективная сторона рассматриваемых видов убийств характеризуется прямым или косвенным умыслом. Причинение смерти по неосторожности состава преступления не образует. Обязательный признак субъективной стороны — специальная цель: защита, отражение посягательства (ч. 1 ст. 108 УК), доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений (ч. 2 комментируемой статьи).

Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Текущая редакция ст. 108 УК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —
наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 108 УК РФ

1. Состав преступления
1) объект: жизнь человека (см. комментарий к статье 105 УК РФ);
2) объективная сторона: действия виновного, направленные на причинение смерти другому человеку при превышении пределов необходимой обороны;
3) субъект: физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16 лет;
4) субъективная сторона: характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. При этом субъект должен осознавать не только факт лишения жизни потерпевшего, но и обстоятельства, связанные с обороной и задержанием.

Мотивы и цели носят социально одобряемый, общественно полезный характер: мотив защиты, цель пресечения преступных действий и содействия правосудию.

2. Применимое законодательство:
1) Конституция РФ (ст. 20);
2) Международный пакт о гражданских и политических правах (п.1 ст. 6);
3) Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст. 2);
4) УК РФ (ст. 37);
5) ФЗ «О полиции» (гл.5).

3. Судебная практика:
1) постановление ВС РФ от 27.09.2012 N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» (дан анализ применения судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление);
2) постановление ВС РФ от 27.01.99 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»;
3) приговором Балаганского районного суда Иркутской области от 28.08.2012 гр.М. признан виновным в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны, при следующих обстоятельствах. Гражданин М. и гр.З., Л., Н. и др. находились возле , где на почве неприязненных отношений между гр.З. и гр.М. возникла ссора, в результате которой гр.З. нанес удар в область груди гр.М. После чего гр.З. засунул руку в правый карман спортивных брюк, что гр.М. воспринял как реальную угрозу для жизни и здоровья, так как предположил, что гр.З. пытается достать нож. Гражданин М., реально воспринимая угрозу причинения телесных повреждений гр.З., зашел в ограду вышеуказанного дома, где, вооружившись металлической трубой, осознавая, что его действия явно не соответствуют характеру и опасности посягательства со стороны гр.З., нанес металлической трубой удар по жизненно важной части тела гр.З. — голове. Своими умышленными преступными действиями гр.М. причинил гр.З. телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, вдавленного перелома правой височной кости, эпидуральную гематому справа 30 мл, субдуральную гематому справа 30 мл и 100 мл, субарахноидальное кровоизлияние в правой и левой височно-теменных областях, ушиб головного мозга правой височной области, внутримозговую гематому в правой височной области, отек вещества головного мозга, которые относятся к категории повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент получения. Смерть гр.З. наступила в МБУ «Балаганская ЦРБ» от умышленных преступных действий гр.М. в результате закрытой черепно-мозговой травмы, проявившейся в виде перелома костей свода черепа и кровоизлияния под оболочки и вещество головного мозга. С учетом всех обстоятельств дела суд признал гр.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 108 УК РФ, и назначил ему наказание в виде лишения свободы на срок один год. На основании ч.3 ст. 73 УК РФ назначенное наказание суд признал считать условным, установить испытательный срок продолжительностью один год.

________________
URL: http://docs.pravo.ru/document/view/27784274/27958527/.

Консультации и комментарии юристов по ст 108 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 108 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 108 УК РФ

В комментируемой статье предусмотрена ответственность за два привилегированных вида убийства: убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1), и убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). Понятие необходимой обороны и превышения ее пределов дается в ст. 37 УК (см. коммент. к ней).

2. В силу указаний закона и с учетом судебной практики последних лет по ч. 1 комментируемой статьи может квалифицироваться убийство, лишь когда обороняющийся сознательно прибегнул к защите такими средствами и способами, которые явно не вызывались ни характером нападения, ни реальной обстановкой, и без необходимости умышленно причинил нападающему смерть. Неосторожное причинение смерти посягающему в процессе отражения общественно опасного нападения не может расцениваться как превышение пределов необходимой обороны и не влечет уголовной ответственности.

3. При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения необходимой обороны нельзя механически исходить из требования о соответствии средств и способов защиты и нападения. Такое соответствие едва ли возможно, ибо для успешного отражения нападения его надо преодолеть, применив более интенсивные методы. Необходимо учитывать характер угрожавшей опасности, силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства (количество нападающих и обороняющихся, их возраст, физическое состояние, вооруженность, место и время посягательства и т.д.) . Все должно оцениваться в совокупности. В частности, нет оснований ограничивать возможность лишения жизни нападающего только теми ситуациями, когда нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина, защищаясь от группы насильников, применит оружие и причинит смерть кому-либо из нападавших. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Нельзя признать правильной практику, когда причинение посягавшему смерти квалифицируется как убийство при превышении пределов необходимой обороны без указания на то, в чем заключалось превышение.
———————————
БВС РСФСР. 1980. N 8. С. 9; 1990. N 12. С. 3 — 4; БВС РФ. 1992. N 2. С. 5 — 6; N 10. С. 13.

4. Если для виновного было очевидно, что нападение прекращено, то ч. 1 комментируемой статьи не может быть применена. Причинение смерти в таком случае, в зависимости от обстоятельств дела, может быть квалифицировано либо как убийство из мести, либо как убийство в состоянии аффекта, либо по ч. 2 комментируемой статьи. Для разграничения этих преступлений важно установить не только сам факт прекращения посягательства, но и осознание этого обстоятельства обороняющимся, который в силу обстановки нападения и своего психического состояния может и неправильно определить этот момент.

По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства .
———————————
БВС РСФСР. 1990. N 6. С. 4 — 5; БВС РФ. 1992. N 10. С. 13 — 14; 1993. N 5. С. 14; 1995. N 8. С. 9 — 10.

5. Причинение смерти при мнимой обороне, когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности. Однако если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности по ч. 1 комментируемой статьи.

6. В ч. 2 комментируемой статьи впервые установлена ответственность за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Условия правомерности причинения вреда задержанному и понятие превышения мер, необходимых для задержания, установлены в ст. 38 УК (см. коммент. к ней).

Если задержание происходит, когда лицо продолжает начатое посягательство или оказывает сопротивление, то причинение ему смерти является либо необходимой обороной, либо превышением ее пределов. Задержание лица после окончания преступного посягательства с его стороны либо в иной ситуации (например, при побеге) необходимой обороной не является.

7. Убийство лица при его задержании следует отграничивать от убийства из мести, которое представляет собой акт самочинной расправы. Самоуправное лишение жизни человека, даже совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, противоречит ст. 20 Конституции.

Одной из целей задержания, как видно из текста ст. 38 УК, является доставление лица, совершившего преступление, органам власти. Убийство задерживаемого исключает возможность достижения данной цели. Поэтому такое убийство может квалифицироваться по ч. 2 комментируемой статьи лишь в случае совершения его с косвенным умыслом, когда виновный не желал, но сознательно допускал причинение смерти задерживаемому.

Другой легальной целью причинения вреда задерживаемому согласно ст. 38 УК является «пресечение возможности совершения им новых преступлений». Вывод о возможности совершения новых преступлений должен основываться на реальных фактах, а не на предположениях. Какова бы ни была цель задержания, причинение вреда задерживаемому не является обстоятельством, исключающим преступность деяния, если имелась возможность задержать лицо иными средствами. Об этом прямо говорится в ч. 1 ст. 38 УК. При наличии такой возможности причинение смерти задерживаемому является неправомерным и не может рассматриваться как превышение мер, необходимых для задерживания. Если лицо не оказывает сопротивления и не пытается скрыться, причинение ему смерти недопустимо и должно квалифицироваться либо как убийство по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 УК, либо как убийство, совершенное в состоянии аффекта, — по ст. 107 УК.

Комментарий к СТ 108 УПК РФ

Статья 108 УПК РФ. Заключение под стражу

Комментарий к статье 108 УПК РФ:

1. Заключение под стражу — самая строгая мера пресечения, которая представляет собой содержание под стражей обвиняемого (подозреваемого) в целях обеспечения его надлежащего поведения. О нем см. ком. к ст. 102. В соответствии с п. 42 ст. 5 УПК содержание под стражей — это пребывание обвиняемого (подозреваемого) в следственном изоляторе или ином месте, определенном ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». О порядке содержания под стражей см. ком. к ст. 95.

Заключение под стражу необходимо отличать от задержания подозреваемого и обвиняемого (статья 91 Уголовно-процессуального кодекса РФ), от домашнего ареста (ст. 107 УПК) и от уголовного наказания в виде лишения свободы (ст. 56 УК) или ареста (ст. 54 УК).

2. Для избрания и применения заключения под стражу, как и любой другой меры пресечения, необходимы наличие оснований, условий, мотивов и вынесение постановления или определения (ст. ст. 97, 99, 101 УПК).

3. Заключение под стражей максимально ограничивает свободу и личную неприкосновенность граждан (ст. 22 Конституции РФ). В связи с этим процессуальное законодательство устанавливает особые гарантии законности и обоснованности избрания и применения данной меры пресечения (ст. 10 УПК):

1) заключение под стражу применяется только по судебному решению (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ; ч. 2 ст. 29 УПК). Заключение под стражу может быть применено на основе решения иностранного суда без подтверждения судом РФ при исполнении запроса о выдаче (ч. 2 ст. 466 УПК);

2) заключение под стражу применяется при невозможности избрания другой, более легкой, меры пресечения, в том числе в случаях, предусмотренных ч. 1.1 ст. 110 УПК (в связи с тяжелым заболеванием). «Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом», — гласит ст. 9 Пакта о гражданских и политических правах. Согласно п. 6.1 Токийских правил «предварительное заключение под стражу используется в судопроизводстве по уголовным делам как крайняя мера при условии должного учета интересов расследования предполагаемого правонарушения и защиты общества и жертвы»;

3) специальным условием избрания и применения заключения под стражу является обвинение (подозрение) в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 2 лет.

Данное условие нуждается в ограничительном толковании. Заключение под стражу может применяться только тогда, когда реально возможно назначение наказания в виде лишения свободы, как правило, более чем на 2 года (о соблюдении этого условия см. ком. к ч. 2 ст. 97 УПК). Конституционный Суд РФ подчеркивает, что «не допускается заключение под стражу. если лицу не может быть назначено наказание в виде лишения свободы» (Определение от 21.12.2000 N 296-О). Об отсутствии данного условия (и невозможности заключения под стражу) свидетельствует следующее:

а) недостаточная обоснованность обвинения (подозрения), например явно «завышенные» квалификация преступления, объем обвинения или недостаточно установленная причастность данного лица к совершению преступления. Для заключения лица под стражу необходимы доказательства, которые ведут к однозначному логическому выводу о виновности обвиняемого, пока их не оспорит сторона защиты. Это то, что в английском процессе называют prima facie evidence — доказательства, убедительные на первый взгляд. Именно они достаточны в состязательном суде и для предъявления первоначального обвинения, и для заключения под стражу. Если защита в дальнейшем опровергнет или поставит под серьезное сомнение эти доказательства, данная мера пресечения должна отменяться судом.

Данное положение было воспринято в Постановлении Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» . Согласно п. п. 2 и 19 данного Постановления при рассмотрении вопроса об избрании данной меры пресечения суду надлежит проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, т.е. наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление, в том числе указанных в статье 91 УПК. Это предполагает установленность события преступления и его совершение подозреваемым. Однако при этом суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении. Следовательно, судье предлагается, не предрешая вопроса о виновности, выяснить, имеются ли у стороны обвинения доказательства, которые достаточны для серьезного предположения о совершении данным лицом преступления.

Конституционный Суд РФ многократно подтверждал, что именно на суде лежит обязанность оценки обоснованности подозрения о совершении данным лицом преступления, в связи с которым оно заключается под стражу в качестве подозреваемого (Определение КС РФ от 12.07.2005 N 330-О; Определение КС РФ от 04.12.2003 N 417-О). При этом суд не должен предрешать вопрос об обоснованности или необоснованности обвинения (Постановления от 13.06.1996 N 14-П, от 02.07.1998 N 20-П, от 23.03.1999 N 5-П и от 22.03.2005 N 4-П; Определения от 27.05.2004 N 253-О, от 30.09.2004 N 300-О и от 20.10.2005 N 372-О).

Европейский суд по правам человека также указывает, что разумные основания подозрения (наличие фактов или информации, убеждающих объективного наблюдателя в том, что подозреваемый мог совершить преступление) являются неотъемлемой частью гарантий от произвольного ареста или заключения под стражу . Наличие разумных подозрений, что задержанное лицо совершило преступление, является условием sine qua non законности продления срока содержания под стражей, но с течением времени перестает быть самодостаточным. В таких случаях Европейский суд обычно выясняет, оправдывали ли лишение свободы другие основания, приведенные судебными органами. Если такие основания были «существенными» и «достаточными», Европейский суд устанавливает, проявили ли национальные органы «особое усердие» при производстве по делу (см. Постановление Европейского суда по делу Лабита против Италии (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, § 152 и 153, ECHR 2000-IV);

———————————
Постановления от 30.08.1990 по делу «Фокс, Кэмпбелл и Хартли против Соединенного Королевства», от 27.08.1992 по делу «Томази против Франции», от 28.10.1994 по делу «Мюррей против Соединенного Королевства», от 19.05.2004 по делу «Гусинский против Российской Федерации».

б) когда санкция уголовно-правовой нормы формально предусматривает наказание большее, чем 2 года лишения свободы, однако в силу прямого требования закона суд обязан его уменьшить при: смягчающих обстоятельствах (ст. 62 УК); неоконченном преступлении (ст. 66 УК); незначительной степени участия лица в совершении преступления (ст. 67 УК); несовершеннолетии обвиняемого (ст. 88 УК); согласии обвиняемого с предъявленным обвинением (ч. 7 ст. 316 УПК), заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (ч. 5 ст. 317.7 УПК).

Например, наказание за покушение на совершение преступления не может превышать трех четвертей максимально возможного (ч. 3 ст. 66 УК). Если максимально возможное наказание — 2 года лишения свободы, то реально возможное — 1,5 года. Следовательно, при обвинении лица в покушении на совершение такого преступления заключение под стражу по общему правилу не допускается.

4. В качестве исключения заключение под стражу может быть избрано и при обвинении (подозрении) в совершении преступления, за которое грозит наказание в виде лишения свободы менее чем 2 года, в одном из четырех случаев, указанных в ч. 1 комментируемой статьи .

———————————
См.: пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» // БВС РФ. 2010. N 1.

Особой разновидностью данного исключения являются случаи, предусмотренные ч. 1.1 ком. статьи. Пленум ВС РФ разъяснил, что перечисленные в ней преступления следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью, учитывая положения п. 1 ст. 2 ГК .

———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 10.06.2010 N 15 // РГ. 2010. 15 июня.

5. Часть 2 комментируемой статьи допускает избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести, лишь в исключительных случаях. Такими случаями следует признавать только четыре ситуации, указанные в ч. 1 комментируемой статьи. Иное толкование ухудшит положение несовершеннолетних по сравнению с совершеннолетними обвиняемыми (подозреваемыми), что противоречит смыслу специальной нормы, содержащейся в ч. 2 этой статьи. Заключение под стражу не может применяться к несовершеннолетним обвиняемым, впервые совершившим преступление средней тяжести в возрасте до шестнадцати лет, так как в силу требований ч. 6 ст. 88 УК данным лицам вообще не может быть назначено наказание в виде лишения свободы .

———————————
См.: пункт 6 Постановления Пленума ВС РФ от 29 октября 2009 г. N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» // БВС РФ. 2010. N 1; пункт 6 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 4.

6. Процедура принятия решения об избрании заключения под стражу, предусмотренная в комментируемой статье, применяется также для избрания домашнего ареста (ст. 107), залога (ч. 2 ст. 106), для применения принудительной меры воспитательного характера (ст. 427), для перевода содержащегося под стражей в психиатрический стационар (ст. 435).

7. К постановлению о возбуждении ходатайства об избрании заключения под стражу прилагаются те материалы, которых, по мнению следователя или дознавателя, будет достаточно для подтверждения наличия условий, оснований, мотивов избрания заключения под стражу и подтверждения невозможности избрания другой меры пресечения. Среди этих материалов должны быть копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, иные материалы о причастности лица к преступлению, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания этому лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, данные о возможности лица скрыться от следствия, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей и т.п.). При этом отсутствие документов, удостоверяющих личность подозреваемого или обвиняемого, не может само по себе служить основанием для отказа в удовлетворении ходатайства (см. п. п. 10 — 11 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22). В судебной практике имеются случаи, когда даже приговор выносится в отношении лица, личность которого установлена с его слов .

———————————
Так, приговором Первоуральского городского суда Свердловской области от 17.11.2009 было осуждено лицо, представившееся как Эм Альберт (копия приговора представлена кафедрой уголовного процесса УрГЮА).

В тех случаях, когда в уголовном деле защитник не участвует и об этом не сделана запись в протоколе допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого, к материалам дела прилагается письменное заявление подозреваемого, обвиняемого об отказе от защитника (см. п. 4 Постановление Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1).

8. В судебном заседании одновременно могут быть рассмотрены ходатайства об избрании меры пресечения в отношении нескольких подозреваемых или обвиняемых по одному уголовному делу, однако это не освобождает суд от обязанности мотивировать свое решение в отношении каждого лица (Определение КС РФ от 23.05.2006 N 154-О).

Часть 6 ком. статьи предусматривает, что прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его. Эта норма нуждается в ограничительном толковании, если лицом, возбудившим ходатайство, является следователь. В соответствии с ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ прокурор перестал давать следователю согласие на возбуждение перед судом ходатайства об избрании заключения под стражу и потерял право давать следователю поручение поддерживать данное ходатайство. Поэтому оно может поступить в суд вне зависимости от позиции прокурора. Обязанность прокурора поддерживать ходатайство вопреки своему внутреннему убеждению нарушала бы ряд принципов уголовного процесса (ст. ст. 10, 17 УПК). В этой связи представляется, что личное участие следователя в судебном заседании может разрешить рассматриваемое противоречие: следователь поддерживает свое ходатайство, а прокурор осуществляет надзор за его законностью и обоснованностью. Так, Верховный Суд РФ указывает, что в судебном заседании вправе участвовать руководитель СО, следователь или дознаватель (пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22). Пункт 1.17 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 предписывает обязательное участие следователей СК РФ в судебных заседаниях по рассмотрению ходатайств о производстве процессуальных и иных следственных действий.

Для решения этой проблемы Приказ Генерального прокурора РФ от 02.06.2011 N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» (п. 1.6) предписывает прокурору, участвующему в судебном заседании, составлять письменное заключение об обоснованности заявленного ходатайства, которое следует согласовывать с соответствующим руководителем либо его заместителем, а пункт 1.13 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации» указывает на необходимость заблаговременного направления следователем прокурору копии соответствующих материалов для выработки единой правовой позиции.

Роль прокурора как органа надзора позволяет ему обжаловать принятое судебное решение в кассационном и надзорном порядке как против, так и в пользу интересов подозреваемого или обвиняемого.

Рассмотрение ходатайства об избрании подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей проводится в открытом судебном заседании, за исключением случаев, указанных в ч. 2 ст. 241 УПК РФ (п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»).

Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, как правило, носит неотложный характер (см. ком. к ст. 157), поэтому неявка участников процесса (кроме обвиняемого или подозреваемого) не является препятствием для рассмотрения ходатайства. Участие защитника в заседании должно быть обеспечено следователем, дознавателем, если в установленном порядке не принят отказ от защитника. В судебной практике допускается продление сроков задержания как для явки вновь назначенного защитника (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22), так и для обеспечения явки законного представителя .

———————————
Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2004. С. 390.

В судебном заседании вправе участвовать потерпевший и его представители (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

9. Часть 4 ст. 108 предусматривает норму о недопустимости «заочного ареста». По общему правилу в судебном заседании о рассмотрении ходатайства об избрании заключения под стражу обязательно участие самого обвиняемого (подозреваемого). Запрет заочного ареста направлен на реализацию международно-правовой нормы: каждое лицо, подвергнутое задержанию или аресту, незамедлительно доставляется к судье (ч. 3 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека).

Если подозреваемый или обвиняемый не доставлен в судебное заседание для участия в рассмотрении ходатайства о его заключении под стражу, суд отказывает в удовлетворении ходатайства. Такой отказ не препятствует повторному обращению с аналогичным ходатайством после создания условий для обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

По сложившейся судебной практике обязанность извещения сторон о времени и месте рассмотрения ходатайства возлагается на должностных лиц, обратившихся с ходатайством .

———————————
Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2004. С. 396.

В целях обеспечения участия обвиняемого в судебном заседании закон предусматривает: а) его задержание на срок до 48 часов, если обвиняемый объявлен в розыск (ч. 3 ст. 210 УПК) (см. ком. к ст. 91); б) привод обвиняемого, который в розыск не объявлен (см. ком. к ст. 113). Если задержание произведено вне места предварительного расследования, то ходатайство о заключении его под стражу может быть рассмотрено судом по месту задержания. Для этого следователь должен прибыть к месту задержания лично или с помощью средств связи передать тому органу, который обнаружил обвиняемого, необходимые материалы для судебного заседания, руководитель которого их заверяет и представляет в суде (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22). Однако указанные меры еще не полностью приспособлены для обеспечения очности судебного заседания. Например, в отношении обвиняемого следователь возбудил ходатайство об избрании заключения под стражу, а этот обвиняемый по медицинским показаниям не может присутствовать в суде (находится в реанимации после силового захвата). В таких случаях не предусмотрены ни задержание (так как обвиняемый в розыск не объявлен), ни привод (так как нет неявки его по вызову без уважительных причин) . Подобного рода ситуации служат причиной для исключений из запрета «заочного ареста».

———————————
При этом противоречит смыслу закона восполнение данного пробела путем задержки невынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, чтобы сразу же по его выздоровлении задержать в качестве подозреваемого.

10. Закон предусматривает следующие исключения из запрета «заочного ареста»:

а) когда обвиняемый объявлен в международный розыск (ч. 5 ст. 108 УПК). Объявление в международный розыск регулируется подзаконными нормативными актами . Подробнее о розыске см. ком. к ст. 210;

———————————
См.: Приказ МВД России N 786, Минюста России N 310, ФСБ России N 470, ФСО России N 454, ФСКН России N 333, ФТС России N 971 от 6 октября 2006 г. «Об утверждении Инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола».

б) в отношении скрывшегося обвиняемого в судебном производстве суд вправе рассмотреть ходатайство о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу без него — ч. 2 ст. 238 УПК (Определение ВС РФ от 19.01.2004 N 88-о03-55);

в) решение о заключении под стражу лица для его выдачи по запросу иностранного государства может быть принято прокурором на основе иностранного судебного решения, в том числе и заочного (ч. 2 ст. 466);

г) когда обвиняемый находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе или имеются иные обстоятельства, исключающие возможность его доставления в суд (болезнь обвиняемого, карантин в месте содержания его под стражей, стихийное бедствие и др.), допускается продление срока заключения под стражу в отсутствие обвиняемого (ч. 13 ст. 109);

д) когда подсудимый добровольно отказался от участия в судебном заседании суда надзорной инстанции, которая избрала данную меру пресечения. Смотрите пункт 17 Постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 N 1 (ред. от 23.12.2010) «О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции» .

Исключения из запрета заочного ареста не противоречат праву каждого задержанного незамедлительно предстать перед судом, так как после реального исполнения и применения заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) вправе подать жалобу и участвовать в ее рассмотрении в вышестоящем суде (Постановление КС РФ от 10.12.1998 N 27-П). При этом обвиняемый (подозреваемый) имеет право принести жалобу вне зависимости от фактического исполнения принятого решения о заключении под стражу (Постановление КС РФ от 03.05.1995 N 4-П). При рассмотрении ходатайства о заключении под стражу или продлении его срока в отсутствие обвиняемого в судебном заседании требуется обеспечить участие защитника, который вступает в дело вне зависимости от факта предъявления обвинения (п. 1 ч. 3 ст. 49 УПК).

Действующий процессуальный закон содержит существенный пробел, так как не запрещает «заочный арест» подозреваемого, если он не задержан в порядке ст. ст. 91 — 92 УПК. С учетом возможности приостановления дела в отношении подозреваемого (ст. 208 УПК) для органов расследования существует «соблазн» заключить под стражу именно подозреваемых. Для этого им необходимо как можно дольше не выносить постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого в отношении лица, уклоняющегося от явки. Это грубо нарушит право на защиту, когда фактически обвиняемый длительное время будет пребывать в статусе подозреваемого, теоретически обладая меньшим объемом прав на защиту. В результате вместо исключительности избрания меры пресечения в отношении подозреваемого (ст. 100 УПК) на практике это может превратиться в правило, причем для самой строгой меры пресечения. При этом неизбежно будут нарушаться условия для избрания мер пресечения (доказанность обвинения). В данном случае необходимо исходить из приоритетных норм Конституции РФ и международного права и не допускать заочного ареста подозреваемых.

11. Согласно принципу состязательности (ст. 15 УПК) сторона защиты должна иметь возможность заблаговременно познакомиться с ходатайством и подтверждающими его материалами (Определение КС РФ от 21.12.2000 N 285-О). Как подчеркивает Конституционный Суд РФ, отказ защитнику в ознакомлении с документами, которые подтверждают законность и обоснованность применения к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу, не допускается (см. Определение от 12.05.2003 N 173-О). Такое ознакомление производится в разумное время, но в пределах установленного законом срока для рассмотрения судом соответствующего ходатайства об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо о продлении срока его содержания под стражей (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

Закон не предусматривает производства следственных действий в этом судебном заседании, однако должны быть в соответствии с требованием устности (ст. 240 УПК) оглашены материалы, подтверждающие ходатайство об избрании заключения под стражу. Сторона защиты вправе представить свои материалы, опровергающие необходимость в заключении под стражу. В судебном заседании при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или продления срока содержания под стражей должен вестись протокол .

———————————
См.: п. 10.4.16 Приказа Судебного департамента при ВС РФ от 29.04.2003 N 36 «Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде» (в ред. от 23.01.2007).

12. Продление срока задержания допускается неоднократно, но в целом не более чем на 72 часа (в дополнение к 48 часам основного срока задержания) при одновременном соблюдении следующих условий:

1) при признании судом задержания законным и обоснованным. Об этом см. ком. к ст. ст. 91, 94;

2) при ходатайстве об этом одной из сторон, а не по инициативе суда. Если соответствующая просьба отсутствует, то судья должен вынести постановление либо об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и освободить задержанного, либо об избрании этой меры пресечения;

3) при необходимости и возможности представления органами уголовного преследования дополнительных доказательств обоснованности избрания заключения под стражу или желания стороны защиты представить доказательства необоснованности этой меры. На обвиняемого не возлагается бремя доказывания необоснованности мер принуждения, это его право. Поэтому задержание продляется тогда, когда следователь (дознаватель) докажет, что еще за 72 часа он сможет получить конкретные доказательства, обосновывающие искомую им меру пресечения. Если же за истекающие 48 часов задержания следователь не принимал никаких мер для получения таких доказательств, то подозреваемый должен быть освобожден;

4) при невозможности избрания более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу. Соблюдение данного условия обеспечивается неотложностью ситуации, когда освобождение подозреваемого или обвиняемого реально повлечет невосполнимые утраты для дела (сокрытие этих лиц, уничтожение следов).

Продлевая срок задержания, судья обязан указать дату и время, до которого продлен срок. При непоступлении в установленный срок дополнительных доказательств судья в повторном заседании на основе ранее поступивших материалов разрешает ходатайство по существу (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

В судебной практике допускается продление сроков задержания для явки вновь назначенного защитника, законного представителя и для внесения залога, избранного вместо заключения под стражу (п. п. 9 и 27 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

13. При отказе в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу повторное возбуждение такого ходатайства в отношении того же лица и по тому же обвинению (подозрению) возможно только при возникновении новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения в первом судебном заседании (факты ненадлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого), предъявление более тяжкого обвинения и др.). Постановление Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 (п. 9) к таким обстоятельствам относит обеспечение явки в суд подозреваемого или обвиняемого, если в удовлетворении ходатайства об избрании заключения под стражу было отказано в связи с отсутствием подозреваемого или обвиняемого в судебном заседании.

14. В судебных стадиях до обращения приговора к исполнению решение о заключении под стражу выносит суд, принявший дело к производству (ст. 255 УПК). В стадии подготовки дела к разбирательству это решение, а равно и решение об оставлении без изменения меры пресечения в виде заключения под стражу или продлении ее срока не могут быть приняты вне судебного заседания (ст. 231), поэтому они принимаются в порядке, предусмотренном ст. 108, или в ходе предварительного слушания (ст. 234). В судебном разбирательстве заключение под стражу избирается в порядке, предусмотренном ст. 256 УПК.

Решение о мере пресечения суд принимает по ходатайству стороны. Кодекс (ч. 10 ст. 108 УПК) разрешает суду избрать меру пресечения в виде заключения под стражу и по собственной инициативе. Данная норма нуждается в ограничительном толковании в силу принципа состязательности. Состязательность предполагает, что суд действует в рамках требования (обвинения, иска, жалобы, ходатайства) стороны (ч. 3 ст. 15 УПК). Такой же вывод содержится в Постановлении КС РФ от 14.01.2000 N 1-П. Поэтому представляется, что суд не должен избирать заключение под стражу при наличии против этого возражений со стороны обвинения. Это связано и с правом обвинителя отказаться от обвинения или его части. Такой отказ уменьшает обвинение и в соответствующих случаях исключает избрание заключения под стражу. Рассматривая данную проблему, КС РФ подчеркнул, что само по себе право суда ставить и решать по собственной инициативе вопрос об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей не противоречит Конституции РФ, так как не освобождает суд от обязанности выслушать мнения сторон, а стороны не могут быть лишены возможности привести свои доводы (Постановление КС РФ от 22.03.2005 N 4-П).

15. Потерпевший в соответствии с ч. 4 ст. 354 УПК вправе обжаловать судебное решение о мере пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого вне зависимости от того, принимал ли потерпевший участие в судебном заседании (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

Порядок апелляционного и кассационного обжалования решения о заключении под стражу, установленный новой редакцией ч. 11 ком. статьи ФЗ от 29.12.2010 N 433-ФЗ, вступает в силу с 01.01.2013.

16. Об уведомлении о месте содержания под стражей см. ком. к ст. 96.

Смотрите еще:

  • Курсовая работа конституционное право Курсовая работа конституционное право Работ в текущем разделе: [ 1280 ] Дисциплина: Конституционное право Российской Федерации На уровень вверх Тип: Курсовая работа | Цена: 650 р. | Страниц: 27 | Формат: doc | Год: 2012 | КУПИТЬ | Получить демо-версию работы […]
  • Ч 4 ст 47 упк рф Комментарий к ст. 46 УПК РФ 1. Понятие "подозреваемый", употребляемое в ч. 1 ст. 97, ст. 99, ч. 1 ст. 100, ч. 2 ст. 104, ч. 2 ст. 107 и ч. 1 ст. 108, п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 208, ст. 210 и некоторых других статьях УПК, существенно более широкое, чем то, о котором идет […]
  • Юрист в налоговой службе Входит ли работа в налоговой инспекции в стаж службы в ОВД? Работала следователем в системе МВД 7 лет, затем 6 лет в налоговой инспекции на должности гос.налог.инспектора правового отдела (являлась госслужащей). Подскажите, входит ли работа в налоговой инспекции в […]
  • 779 гпк Статья 779. Договор возмездного оказания услуг 1. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. 2. […]
  • Воинская часть 6703 брянск Войсковая Часть 6703 информация актуальна на 12.09.2018 на карточке организациис учетом всех используемыхисточников данных."> разделы Анкета Ликвидация Реквизиты Учредители Госзакупки Арбитраж Проверки Связи ОКВЭД Выписка из ЕГРЮЛ ФНС […]
  • Московская область воинская часть 75384 Войсковые части России Все воинские части в одном месте адреса, отзывы и контакты войсковых частей в/ч 75384 Семеновский полк в/ч 75384 1-й отдельный стрелковый Семеновский полк 1-й отдельный стрелковый Семеновский полк (в/ч 75384) создан для обороны и охраны […]
  • Законопроект к ст 72 ук рф Законопроект об изменении в ст 72 ук рф 2018 год О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 7362; 2012, № 10, ст. 1166; 2013, № 27, ст. 3477) следующие изменения: наказываются лишением свободы на […]
  • Мировой суд теннисная 14а Мировой суд теннисная 14а Промышленный районный суд г. Самары Промышленного районного суда г. Самары Начало работы суда Окончание работы суда (прием заявлений, прием исковых заявлений) с 9-00 до 13-00, с 14-00 до 18-00 с 9-00 до 13-00, с 14-00 до 18-00 с […]